Иркутские власти не спешат строить дома для пострадавших от паводков

Обещания чиновников построить новое жилье для пострадавших от наводнения в Иркутской области покрылись прочным слоем льда, как и всё вокруг в регионе. Все сроки давно прошли, а сотни человек до сих пор вынуждены ютиться где попало, своих домов у них нет. И строить либо ремонтировать их, несмотря на сибирские морозы, совсем не торопятся. Накануне новую попытку проверить, как обстоят дела, предпринял глава правительственной комиссии по ликвидации последствий паводка в регионе. И результаты оказались абсолютно провальными.

Иркутские власти не спешат строить дома для пострадавших от паводков

Ирина Мотолыга показывает фотографии, сделанные во время наводнения. Всплывший линолеум, воды - по щиколотку. После паводков дом дал трещину. На зиму ее просто замазали монтажной пеной, больше ни на что денег не хватило. Дело в том, что жилище Ирины пострадало во время второй волны - не в июне, а в июле, и на протяжении четырех месяцев местные власти не давали ни копейки. 

аняли денег под то, что вроде нам выплатят. Купили. Пенсию получаем маленькую. Ну, пенсию получаем, будем отдавать", - рассказывает жительница поселка Игнино Ирина. 

После многочисленных сюжетов нашего канала жители поселка Игнино наконец получили минимальные выплаты - по 10 тысяч рублей, некоторые - по 50 тысяч за частичную утерю имущества. Но ни о сертификатах на новое жилье, ни о капитальном ремонте, который так необходим, пока речи не идет. 

Те самые чиновники, которые так устали, устраняя последствия паводков, о пострадавших из Игнина просто не знают. Да что там, судя по ответу пресс-службы губернатора, там даже не в курсе, как пишется название этого поселка. 

Местные жители могут много рассказать о том, как их заявления пропадают из различных ведомств Иркутской области. Татьяна Кобенева раз за разом ездит из деревни Шум в Нижнеудинск на такси - 1000 рублей в одну сторону. 

"В начале августа, затем в середине августа позвонили, там потеряли лицевой счет и фотографии. Потом уже в сентябре позвонили с районной администрации, приезжайте, напишите заявление, так как неправильно написано", - рассказывает Татьяна. 

Чтобы получить обещанные выплаты, приходится пройти все круги бюрократического ада. Заявления нужно нести сразу в несколько инстанций, в случае малейшего расхождения в документах сразу отправляют в суд. На очередном заседании правительства, посвященном устранению последствий паводков, Виталию Мутко пришлось снова напомнить, что чиновники работают с людьми, а не с бумагами. 

"Людей гоняют там. Он обращается по одному, ему говорят: обратитесь в службу заказчика, еще куда-то там посылают. У меня здесь десяток примеров. Не буду их зачитывать. Просто хотелось бы, чтобы власть на местах, эти мэры не посылали людей-то по кругу", - сказал Мутко. 

О том, чтобы зайти к пострадавшим от наводнения, речи даже не идет, хотя такое внимание жизненно необходимо, например, одиноким пенсионерам, которые в силу здоровья сами не могут оббегать все инстанции. Светлане Шевченко 70 лет, она плохо ходит. Не смогла даже купить себе новые стиральную машину и холодильник: тяжело добираться до магазина. А теперь еще и живет с капитальным ремонтом, который оказался хуже потопа. 

Губернатор Левченко уверяет, что за пять месяцев он и его чиновники помогли нескольким тысячам жителей Иркутской области, но каждый раз, когда наша съемочная группа отправляется туда, мы находим десятки историй о людях, которые вынуждены зимовать в полуразвалившихся халупах. У региона есть огромные деньги из федерального бюджета. Сюда могли привлечь специалистов со всей России. Но картина остается неутешительной: даже спустя почти полгода последствия паводков устранить не удалось. 

Зимовать Тулун будет в руинах. Здесь остались огромные кварталы, которые были затоплены, и их до сих пор не успели убрать. Они теперь служат напоминанием о масштабах катастрофы. При этом большинство жителей этих домов вряд ли еще вернутся в этот город. Поскольку здесь недвижимость, во-первых, сильно подорожала, а во-вторых, они просто не хотят связывать свою судьбу с этим местом.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_633636', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

Lentainform