Почему искалечивший мальчика в Бурятии водитель избежал тюрьмы

Эта история о пожизненных страданиях жертвы и легком наказании для преступника.
Почему искалечивший мальчика в Бурятии водитель избежал тюрьмы

Сегодня стало известно об обращении юристов, которые предлагают права жертв преступлений защищать законом. Поводом для серьезной общественной дискуссии на эту тему стало одно из самых циничных происшествий в Бурятии.

Само расследование там началось только после того, как РЕН ТВ обратил на него внимание. Школьника Максима сбил лихач без прав. Мальчик получил тяжелейшие травмы, едва выжил и при поддержке нашего канала смог попасть на лечение к лучшим специалистам в столицу.

Так продолжается больше полугода: когда Максим приходит в сознание, он кричит от страшной боли, а мать ничем не может помочь. У мальчика раздроблен череп - осколки пришлось удалить. Переломаны руки, ноги и кости таза. Частично утрачено зрение. В мае Максима Чиркова из села Новый Уоян в Бурятии сбил таксист, у которого никогда не было водительских прав. Он даже не пытался затормозить.

И вот процесс завершился. Суд назначил самое мягкое наказание из всех возможных: два года и три месяца, даже не условно, ограничения свободы. Хотя статья предусматривает реальный срок, до двух лет. И, что шокирует еще сильнее, на таком наказании настаивала сторона обвинения - Северобайкальская прокуратура! Прощения у мамы Максима водитель так и не попросил.

"Мне даже плохо стало, когда я узнала, что 2 года условных, он спокойно ушёл, и ещё, когда были прения сторон, он сказал: "Я был в больнице, я вас не видел". И он говорит: "Я раскаиваюсь". Если бы он раскаивался, он хотя бы чем-нибудь помог. Хотя бы лекарства те же самые. Потому что все медикаменты, ну, то, что первое время, то, что необходимы были, у меня за первое время ушло почти 500 тысяч. И он мне ни разу не позвонил, не извинился, вообще ничего. Он жил как жил, своей жизнью, как будто бы этого не произошло", - говорит мама Максима, Ольга Чиркова.

Этот приговор столичные юристы называют вопиющим: несоизмеримость тяжести преступления и последствий для виновника. У Максима и его мамы жизнь разделилась на до и после. Про водителя так сказать нельзя: два года не уезжать из города и не менять место жительства. И взять с него нечего. А Ольга Чиркова всю жизнь теперь вынуждена тратить огромные средства на лекарства. При этом работать не сможет – Максиму нужен круглосуточный уход. А закона о компенсации жертвам преступлений у нас нет.

"Такие программы работают во всем мире, мы. наверное, последние остались, даже на постсоветском пространстве. У Азербайджана такой закон есть. Я уж не говорю про европейские (страны). Давайте не лицемерить, мы же оцениваем человеческую жизнь в авиакатастрофах, например, или терактах? Человек, погибший в теракте, имеет шанс получить поддержку. Чем отличается человек, убитый в подъезде?" - заявила правозащитница Ольга Костина.

Юристы Фонда поддержки пострадавших от преступлений написали письмо президенту с просьбой внести на рассмотрение Госдумы законопроект о компенсациях жертвам преступлений и назвать его законом Максима Чиркова. Именно в его истории наглядно видно, насколько несовершенна система. Первое, что делает мать сбитого ребенка, – берет максимально доступный кредит в 400 тысяч рублей.

Сейчас система устроена так, что потерпевший, даже выиграв суд, остается один на один с осужденным. Как хочешь, так и выбивай деньги. Он может платить по 10 рублей в месяц, и ничего не поделаешь. Существуют даже полулегальные юридические фирмы, которые помогают должникам уйти от преследования судебных приставов. В итоге жертвы остаются один на один с проблемой.

"Мне врач сказала, что у Максима размозжение лобных долей. Всю жизнь надо будет. Одного оставлять ни в коем случае нельзя. Он всю жизнь будет под присмотром, контролем, под лекарствами. Без лекарств он не может. А лекарства, сами понимаете, не очень дешевые. У нас выходит упаковка... Даже на неделю не выходит. Это одного лекарства, которое стоит тысяча. И его надо давать два раза в день, одно три раза в день. А без него, без него никак нельзя", - говорит отчаявшаяся мать пострадавшего.

Суть предлагаемого закона имени Максима Чиркова в том, что государство сначала платит жертвам преступления и только потом разбирается с преступником. И важная деталь: жертвы не должны быть массовыми, чтобы государство обратило на них внимание. 

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_630690', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

Lentainform