window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
09 августа 2019, 13:09

Грязный бизнес Мархаева: кафе семьи сенатора не платит за воду

Читать ren.tv в

Новый громкий скандал разгорается вокруг сенатора от Иркутской области Вячеслава Мархаева. Как выяснили корреспонденты нашей программы, семья чиновника получает нескромный доход от закусочной, которая расположилась в здании музея. Но и это еще не все. Видимо, из-за высокого положения им можно не платить по коммунальным счетам. Воду кафе получает из скважины, причем без лицензии.

Грязный бизнес Мархаева: кафе семьи сенатора не платит за воду

Мутная вода и нечистоты — слова, которые не хочется слышать о предприятии общественного питания. Но эта история грозит стать токсичной еще и для сенатора от Иркутской области Вячеслава Мархаева. Прокуратура собирается проверить, откуда кафе берет воду и куда сливает отходы. "Нютаг" — родное предприятие политика, совладельцы — жена и дочь. Мы выяснили, что у водоканала нет договора с этим заведением. Девять лет назад руководство почему-то отказалось от услуг коммунальщиков.

"Кафе "Нютаг" с 2010 года не имеет никаких отношений с водоканалом. Они написали заявление. Расторгли отношения по причине бурения собственной скважины", — заявил пресс-секретарь МУП "Водоканал" Улан-Удэ Жаргал Дагбаев.

Но, оказывается, и со скважиной тоже не все чисто. По закону юридические лица должны получать лицензии. Мы проверили: кафе в реестре нет.

"У "Тонто нютаг" лицензии нет на использование скважины. Информация будет направлена в контрольные органы", — подчеркнул начальник отдела регулирования недропользования и развития минерально-сырьевого пользования Минприроды Бурятии Зорикто Даншимаев.

Какого качества вода? Не попадают ли в грунтовые воды отходы закусочной? Список вопросов можно продолжить. Есть они и у местного этнографического музея. Земля, на которой стоит трехэтажная закусочная "Нютаг", раньше была государственной.

Одно из любимых мест отдыха жителей Улан-Удэ — Этнографический музей народов Забайкалья под открытым небом. Рядом с памятниками архитектуры расположилась закусочная. Отдыхающие говорят, раньше это тоже была музейная территория — теперь это собственность семьи сенатора.

Действительно, согласно документам, в 2002 году здание кафе стало собственностью семьи Мархаева. По бумагам музей вдруг сам решил продать за 20 тысяч рублей одно из своих зданий. Позже Мархаев написал заявление с просьбой переписать и земельный участок.

"По бумагам на здание и землю все сделано — не подкопаешься. Но остаются вопросы: почему за такую смешную сумму и почему именно Мархаеву? Были ли еще желающие приобрести строение?" — заявил депутат Народного хурала Батор Цыбиков.

Директор музея Алексей Молодаев в должности почти два месяца. Ищет документы о том, почему завидную музейную недвижимость решили отдать, и за бесценок. Найти не может. Зато обнаружил на подведомственной территории неучтенную скважину. Ее спрятали под детским аттракционом. Отсюда и берет без учета воду семейное кафе сенатора.

"Скважину бурил Мархаев. Он платил деньги. И он нам разрешил воду брать. Документов я не видел, директор договорился — я не вмешивался", — рассказал специалист по хозяйственной части Этнографического музея народов Забайкалья Михаил Логинов.

"Все это очень странно. Почему на нашей территории находятся объекты, которые нам не принадлежат и являются источником дохода сторонней организации", — отметил директор музея Алексей Молодаев.

По нашему запросу природоохранная прокуратура провела проверку, и выяснилось: воду действительно забирают без лицензии. А все отходы сливают в четыре выгребные ямы. Сам сенатор объясняться по этому поводу не собирается. Времени нет, готовится к выборам в кресло мэра Улан-Удэ.

"Тонто нютаг" — в переводе с бурятского "родной край". Но, по всей видимости, у каждого свои представления о родном. Заветное кресло мэра Улан-Удэ для Мархаева может стать хорошей возможностью еще сильнее заботиться о своих родных.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_446712 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_446712')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_446712', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_446712', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_446712(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_446712(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })