На грани смерти: почему в РФ сорвана закупка жизненно важных лекарств

Настоящий шок вызвала опубликованная статистика по госзакупкам жизненно важных лекарств. Сорван каждый четвертый тендер. И это не просто цифры на бумаге. Речь идет о тысячах пациентов, которые, из-за отсутствия в клиниках препаратов, оказались на грани жизни и смерти.

На грани смерти: почему в РФ сорвана закупка жизненно важных лекарств

И что делать, когда единственный препарат, способный помочь Маргарите победить тяжелую болезнь в родной Владимирской области, власти просто вовремя не закупили? Пауза в лечении длилась четыре месяца, и это когда буквально каждый день в борьбе с опухолью на счету. Врачи ей так и сказали: "Пишите письма во все инстанции, мы ничем помочь не можем!".

В итоге лекарство ей все же купили, после почти полугодового ожидания. Можно смело сказать, что Маргарите повезло, особенно на фоне вот этой пугающей статистики.

За первые шесть месяцев 2019 года в России вдвое выросло количество сорванных тендеров на госзакупку лекарств. Не состоялся каждый четвертый конкурс, не было куплено препаратов на 39 миллиардов рублей.

А вот и причины: 55 тысяч раз на торги не являлись поставщики, то есть те люди, которые, по идее, должны просто "охотиться" на бюджетные деньги и тендеры. Но эту "охоту", как поясняют эксперты, у них отбил вступивший в силу Приказ Минздрава №871н. Этот документ ввел понятие "начальная максимальная цена контракта", и участники рынка (причем все) тут же запутались в сложных формулах: как высчитывать некую "референтую цену".

Производители лекарств не стесняются: за такие деньги мы государственным медучреждениям ничего продавать не будем. А ведь именно эти госструктуры обеспечивают лекарствами многочисленных льготников, инвалидов, пенсионеров и детей.

А теперь следите за календарем. На переназначение тендера уходит в среднем 20 дней, потом надо вновь написать список закупки, выставить цену, подождать участников. Итого: не меньше месяца. Сколько россиян за это время могут умереть, не дождавшись инсулина, декстроза, преднизолона или, например, ламивудина — основного средства при лечении ВИЧ-инфекции, с которым именно сейчас, как говорят эксперты, самые большие проблемы из-за срыва 21-го федерального тендера.

"Каждый раз, когда внедряется что-то новое, возникает ситуация, катастрофическая для пациентов, которым жизненно необходимые препараты не поставляются", — отмечает глава отдела мониторинга организации "Коалиция по готовности к лечению" Алексей Михайлов.

Впрочем, в Минздраве хоть и признают наличие проблемы срывов "лекарственных тендеров", но уточняют: это в регионах просчитались с ценами.

Ну, а пока федеральный центр, регионы и производители лекарств торгуются безрезультатно, что же делать обычным людям, страдающим без нужных лекарств?

Так что получается, что "спасение умирающих — дело рук самих умирающих". Пример той же Маргариты из Владимира, просто завалившей письмами и жалобами все инстанции, но добившейся спасительного препарата, в этом нас еще раз убеждает.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_446507', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());