window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
27 июня 2019, 09:24

"Космический" рояль поразил гостей музыкального салона "Вечера в Английском зале" в Петербурге

Следите за нашими новостями
в удобном формате

В Петербурге одним из главных героев вечера классики стал японский рояль. Его буквально неземное звучание поразило не только зрителей, но и самих исполнителей. При изготовлении этого классического инструмента лучшие мастера мира взяли материалы, созданные для применения в космосе. Кто же сел за этот по-настоящему волшебный рояль на "Вечере в Английском зале", узнал корреспондент РЕН ТВ Николай Иванов.

"Космический" рояль поразил гостей музыкального салона "Вечера в Английском зале" в Петербурге

Так выглядит знакомство пианиста-виртуоза с инструментом в петербургском Доме музыки. Японский рояль — это новая ступень в эволюции клавишных. Ищет Сергей Редькин то, что радикально отличает этот инструмент от других. Механизм можно сравнить с суперсовременным компьютером.

Над каждым таким инструментом работает команда из 12 мастеров мирового уровня. Что интересно, при изготовлении использованы совершенно новые материалы — карбон и полимеры. Это сказывается и на звучании, и на сроке службы самого инструмента.

Но в "дегустации" рояля, конечно, главное — это протестировать инструмент на "теплоту" нот.

"Очень мягкий. Уже свой. Приспосабливаться особо не надо. Не тугой, не тяжелый. И звонкий наверху. Это тоже хорошо!" — говорит Елизавета Украинская, участница программ Санкт-Петербургского Дома музыки.

Ручная сборка, деки инструментов высушивают 30 лет. В год делают не больше 200 роялей. Это — настоящий раритет.

Звук скрипки с годами становится только насыщенней, как дорогое вино. С клавишными наоборот — изнашиваются. Но благодаря техническому прогрессу процесс старения можно остановить. Японский рояль Петербургский дом музыки приобрел специально для молодых солистов.

"Мне хотелось, чтобы у ребят молодых, которые к нам приходят со всей страны нашей, была возможность прикоснуться и к этому инструменту. Рояль — это сложный механизм. Там есть металл, там есть карбон, там есть дерево. Это все подвергается прогрессу техническому", — рассказал Сергей Ролдугин, художественный руководитель Санкт-Петербургского Дома музыки, народный артист России.

Благодаря такому инструменту прочтение Чайковского или Шопена может быть неожиданно ярким — авторским. Вот так выступить в Доме музыки на Мойке можно только после жесткого отбора.

В этом зале все воссоздано так, как было в XIX веке. Та же самая лепнина в английском стиле, те же самые деревянные изваяния, которые напоминают старинные корабельные фигуры. Все сделано для идеальной акустики. Поэтому стать звездой знаменитых "Вечеров в Английском зале" — мечта молодых исполнителей.

"Звук в этом зале летит достаточно хорошо. Можно играть и не думать, что долетает до слушателя. Можно расслабиться", — говорит участник программ Санкт-Петербургского Дома музыки, лауреат международных конкурсов Сергей Редькин.

Народный артист России Николай Буров, обладатель бархатного баритона, показывает, как Английский зал играет с голосом.

Такие залы артисты называют "одетыми" — благодаря невероятной палитре полутонов.

"Акустика Английского зала совершенно удивительна. Во-первых, зал крохотный. Ощущение абсолютной сопричастности. Нужно желать молодым артистам креститься этим залом", — объясняет Буров.

Крещение Английским залом уже прошли десятки артистов. Теперь здесь есть действительно всё: лучшие инструменты — как этот японский рояль, — мастер-классы самых звездных исполнителей. Чтобы талант солиста раскрылся по максимуму.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_432150 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_432150')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_432150', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_432150', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_432150(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_432150(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })