window.twttr = (function(d, s, id) { var js, fjs = d.getElementsByTagName(s)[0], t = window.twttr || {} if (d.getElementById(id)) return t js = d.createElement(s) js.id = id js.src = "https://platform.twitter.com/widgets.js" fjs.parentNode.insertBefore(js, fjs) t._e = [] t.ready = function(f) { t._e.push(f) } return t }(document, "script", "twitter-wjs"))
if (parent === window) { window.onload = function() { var adFoxElm = document.getElementById('adfox_151870616241374263'); const config = { // attributes: true, childList: true, // subtree: true }; const callback = function(mutationsList, observer) { for (let mutation of mutationsList) { if (mutation.type === 'childList') { var event = new Event("adfoxload", { bubbles: true }); document.body.dispatchEvent(event); } } }; const observer = new MutationObserver(callback); observer.observe(adFoxElm, config); var params = { p1: 'bzisc', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: '1', puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; if (!adFoxElm.classList.contains('initialize') && adFoxElm.dataset.disabled !== 'true') { if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870616241374263')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870616241374263', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213394" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_top" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "237893" } }, { "bidder": "alfasense", "params": { "placementId": "direct_otm_500" } }, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2482009" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870616241374263', params: params, onLoad: function(data) { }, onRender: function() { adFoxElm.classList.add('initialize') if (adFoxElm.dataset.disabled === 'true') { window.Ya.adfoxCode.destroy('adfox_151870616241374263') adFoxElm.style.display = "none"; adFoxElm.classList.remove('initialize') } } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); } } }; }

Брошены и заперты: кто в ответе за детей-маугли, не нужных собственным матерям

В прошлое воскресенье на севере Москвы полиция обнаружила квартиру, в которой в ужасающих условиях находилась пятилетняя девочка. После событий в Кирове, где ребенок умер от голода и обезвоживания, пока ее мать неделю гостила у подруги, такие случаи, когда дети оставлены на много дней без какой-либо помощи, вызывают вполне понятную ярость в обществе. Но тут же встает вопрос - почему такие случаи вообще происходят в городах? Не в деревнях, не в лесу - а прямо в городе, где через стенку от соседей детей буквально морят голодом.

Брошены и заперты: кто в ответе за детей-маугли, не нужных собственным матерям

Причем в каждом случае иногда приезжает полиция или органы опеки. Или медсестра из поликлиники, как в Кирове. Но никто из них, столкнувшись с закрытой дверью, не пытается проникнуть внутрь. И даже в истории этой недели оказалось - соседи три раза вызывали участкового, но полицейские приезжали, звонили в дверь и уезжали обратно. И это несмотря на то, что там, за закрытой дверью, как им сообщали, ребенок, который, возможно, находился в опасности, хотя бы потому, что никто не видел девочку последние три года. А в квартире за долги была отключена вода. То есть все предпосылки заподозрить что-то очень нехорошее. Что останавливало полицейских, органы опеки?

Пятилетняя Люба, которую нашли в заваленной хламом московской квартире, до сих пор не говорит. Но постепенно увлекается новым окружающим миром.

"Она очень хочет понравиться, она очень хочет сделать так, как мы просим, но не всегда понимает. Она вот только сегодня начала более или менее положительно относиться к кровати. То есть она не спала на кровати, на стуле хотела спать. С боем укладывали, мыли ее, просто это был крик, визг, она не давалась совершенно", - рассказывает детский омбудсмен Анна Кузнецова.

Впереди – долгая адаптация. А она будет непростой - после домашнего ада.

Голодная и брошенная девочка так громко плакала, что соседи вызвали полицию. Когда вскрыли дверь, не сразу заметили ребенка - в одной кофте на утопающем в грязи подоконнике.

"На коже в области шеи была вросшая резинка для волос, которую мы аккуратно хирургическим путем удалили. Она могла находиться там достаточно долго", - говорит главврач Тушинской больницы Исмаил Османов.

Мать приехала только после звонка консьержки. Полицейские задержали прилично одетую 47-летнюю женщину. Позже суд арестовал ее. Несмотря на заявления: квартира была в порядке, ребенок тоже.

"Она была в хорошем состоянии, что произошло дальше – я не знаю. Возможно, это чья-то или какая-то провокация", - говорит мать девочки.

Но ведь горы мусора как-то попали в квартиру. Незаметно для окружающих.

"Всем было все равно. Воняло, и всем было наплевать. Слезы видели и слышали – и всем наплевать. Сейчас хорошо махать руками", - говорят соседи.

Любовь Александровна – старшая по дому – говорит, проблемы в жизни Ирины начались после того, как ушел муж. Потом – осталась без работы. В какой-то момент женщину с дочкой перестали замечать во дворе.

"Почему ты мне полгода не отвечаешь мне на мои звонки? Я тебя везде разыскиваю по телефонам". "Ну, вы знаете, у меня такие обстоятельства", - говорит. Я говорю – хоть какие у тебя обстоятельства. Никто из поликлиники не приходил. "Ириш, ну почему ты в детский сад, ну давай мы тебе поможем". А она мне: "Любовь Александровна, она у меня болеет", - рассказывает старшая по дому.

Странно, что ни в детском саду, ни в поликлинике, где должна была появляться 5-летняя Люба, никто не реагировал. Ее как будто вообще не существовало. Например, управляющая компания за долг в 600 тысяч рублей отключила воду и свет. Несмотря на то, что в квартире прописан ребенок.

Не замечали девочку и социальные службы, хотя около года назад соседи вызывали их – уже тогда из квартиры доносился детский плач. Сейчас чиновники отказываются что-либо объяснять.

Местная полиция тоже была не в курсе ситуации. Коллега участкового, который курировал дом, где жила Люба, признается – они сами все узнали из новостей.

В день нашего визита в графике на дверях отделения значился прием граждан. То есть участковый должен быть на месте. За два часа он так и не появился.

Эта история не только о брошенном ребенке. Но и о формальном отношении к совершенно дикой ситуации. Соседи вызывали сотрудников опеки и участкового, когда слышали из квартиры детский плач. Те приезжали. И разворачивались у закрытых дверей. Вроде работали, но, похоже, больше для галочки. А как на самом деле живет девочка, никого не интересовало.

И это не единичная история. В конце февраля в Кирове молодая мать, Мария Плёнкина, оставила дома 3-летнюю дочку одну. И ушла развлекаться с друзьями. На неделю.

В день рождения ребенка, 20 февраля, она выложила в Instagram пост с хештегом «будь самой счастливой и здоровой». Но домой не вернулась. Туда пришла бабушка, поздравить внучку. Нашла тело. Малышка умерла от обезвоживания… Мать перед уходом перекрыла воду.

О том, что у Плёнкиной есть ребенок, не знали даже соседи. Видели только мать. И то редко.

Удивительно, но вначале одной из главных виновниц трагедии объявили заведующую поликлиники, где должна была наблюдаться девочка. Недосмотрела! На Тамару Пермякову даже надели наручники, но когда около сотни коллег положили руководству на стол заявления об уходе, от обвинений отказались.

Почему никто не вмешался до того, как ребенка, по сути, убили?

"У нас огромное количество органов, которые занимаются защитой прав детей. Но проблема заключается в том, что у семи нянек – дитя без глазу, нет ответственности у каждых органов за свои полномочия", - говорит председатель ассоциации Родительских комитетов и сообществ Леткова Ольга.

Олеся Уткина – инвалид по слуху, привезла детей из приюта пару дней назад. Сына и дочь забрали после того, как у нее сломался слуховой аппарат. И она не открыла дверь педиатру, который пришел по вызову. Через 5 минут на пороге появился инспектор.

"Сразу в дверях начинает на меня кричать: «Все, допрыгалась, добегалась. Детей мы забираем». Я ее попросила: «Напишите мне, что происходит, я не слышу, слуховой аппарат сломан, вот листочек, вот бумага, напишите». Она от меня отмахнулась, сказала: «Ты все придуриваешься, я знаю, что ты все слышишь. Не надо дурочку включать", - рассказывает женщина.

Олесю отправили в отделение, где она просидела больше 4 часов. А бабушке, которая успела застать детей в квартире, заявили - мать ушла погулять.

"То, что детей разлучили друг с другом, то, что они жили в разных учреждениях, и даже вот такие мелочи, как, знаете, она пишет заявление на посещение детей, а ей говорят, что разрешение выдадут через неделю. То есть это просто беспрецедентная жестокость и наплевательское отношение к детям", - говорит президент Северо-Западной ассоциации приемных родителей "Ребенок Дома" Мария Эрмель.

Пока одни дети умирают от голода, других забирают из обычных семей. Соседи годами не замечают странное поведение родителей и не слышат крики из-за стены. Или, наоборот, излишне бдительны. Так, на этой неделе в Раменском стремительно спасли дочь Татьяны Копосовой. Женщина ненадолго отлучилась, а девочка расплакалась из-за того, что сел планшет. Дверь вскрыли, ребенка забрали. После такого семья избегает любого внимания.

Поговорить с Татьяной удалось по телефону. Хотя дочку в тот же день вернули, женщина все еще в шоке от вторжения.

"Может, это они и правильно делают, потому что кто знает, что там. Но сказали бы мне, знают, что я нормальный человек. Зачем так делать – я ребенка никогда не брошу", - говорит она.

Как на самом деле нужно действовать при угрозе здоровью детей, на этой неделе показали жители Саратова. В окне высотного дома кто-то заметил ребенка. Позвонили в МЧС. Но дверь в квартиру была закрыта изнутри. И спасатели с помощью альпинистского снаряжения полезли по карнизам.

"Я там обнаружил двоих детей 4 и 5 лет, которые были абсолютно голенькие, окна были открыты, они были очень замерзшие", - говорит начальник поисково-спасательного подразделения службы спасения Саратовской области Александр Домбровский.

По квартире, где замерзали дети, будто прошелся ураган – диван сломан, обои содраны, на полу хлам. И, похоже, так здесь всегда.

Мать скоро нашли, но останутся ли дети с ней, большой вопрос. Как на самом деле должны приниматься такие решения, на этой неделе показала судья из Балашихи. Супругов Мальцевых, которые растили четверых детей в антисанитарных условиях, соцслужбы требовали лишить родительских прав. Но прежде, чем вынести решение, судья лично побывала у них дома.

Но так бывает далеко не всегда. А главная проблема – всеобщее равнодушие. Никто ничего не хочет видеть и слышать. Даже соседи семьи Геращенко, после сигнала которых Любу все же спасли, год мирились с детским плачем. Сейчас, правда, все бдительны и звонят по любому поводу. Но надолго ли?

"Это тоже проблема. Вот вы понимаете, вспыхивает какая-то история, и все начинают обсуждать, а потом забывают. А ведь мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, тех детей, которым сейчас плохо и больно, которые сейчас страдают, их очень много. И отдельно вскрытая история, отдельно взломанная квартира – это лишь иллюстрация общего неблагополучия", - говорит депутат Госдумы Сергей Шаргунов.

Когда речь идет о моральной коллективной ответственности, найти виновных сложнее всего. Но именно от того, услышим ли мы плач и пробьем стену равнодушия – зависит жизнь тех, кто сам постоять за себя не может.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870620891737873_399997')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_399997', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_399997', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }

Lentainform