Как "черные" схемы поставок газа сожгли два танкера в Керченском проливе

Как "черные" схемы поставок газа сожгли два танкера в Керченском проливе

В пятницу, 25 января, официально завершилась спасательная операция в Черном море возле Крымского пролива, где произошел страшный пожар на двух танкерах, принадлежащих турецкой компании. Они в открытом море, за пределами территориальных вод РФ перегружали сжиженный газ. Это опасная операция, которая привела к трагедии: погибли 20 человек. Но зачем они это делали? Агентство Reuters со ссылкой на свои источники сообщило – мол, суда находятся в санкционном списке США, и поэтому одно из них не пустили к российскому терминалу в Темрюке. Конечно, странно: почему российский терминал вдруг присоединился к американским санкциям? Но СМИ не смутились и начали перепечатывать эту информацию. РЕН ТВ же решил проверить – а был ли мальчик?

Крик о помощи в эфире на ломаном английском – и тишина. Слова об огне на борту газовозов стали последними для кораблей "Маэстро" и "Кэнди" и как минимум 10 членов экипажей. Еще 10 – пропали без вести.

Спастись удалось только 12 морякам. Все – граждане Турции и Индии. Но даже они выжили чудом. В переговорах спасателей – страшная статистика.

Доклады шли один за другим. В операции участвовали сразу несколько судов.

Картину трагедии сначала мало кто понимал. Ясно было только то, что горит сжиженный газ, что потушить не получается, что как минимум одно из судов за несколько часов до трагедии заходило в российский порт Темрюк.

Собрав по крупицам информации, РЕН ТВ получил довольно странную картину. Судно "Кэнди" приняло на борт в Темрюке около 2,5 тысячи тонн сжиженного углеводородного газа. Вышло в море, взяло курс на юго-запад, пересекло границу территориальных вод и покинуло российскую зону ответственности. На расстоянии от 70 до 100 миль южнее "Кэнди" ждал поставленный на якорь танкер "Маэстро". Прямо в открытом море они пришвартовались и начали перекачку газа. "Маэстро" успел принять около 900 тонн, когда начался пожар. Вскоре в огне оказались швартовые концы, и "Кэнди" с другим кораблем уже ничего не связывало. Судно начало свободный дрейф, продолжая гореть. На помощь терпящим бедствие газовозам кинулись все ближайшие корабли. Из Новороссийска вышли спасатели.

Основная причина, по версии следствия, это, конечно, нарушение правил безопасности при перегрузке судов. Это основная версия.

Уже удалось установить, что раньше оба танкера неоднократно заходили в Темрюк. Как раз за сжиженным газом. Только вот на этот раз "Маэстро" к российскому порту не приближался.

Порт Темрюк – это очень удобное место. Незамерзающий. Даже сейчас, в январе, тут в воде около 10 градусов, но есть один нюанс. Тут очень мелко. И принимать порт может только вот такие маленькие корабли.

Впрочем, оба судна, загоревшихся в Черном море, можно отнести к мелким. Для сравнения: водоизмещение каждого не превышает 5 тысяч тонн, а самый обычной контейнеровоз имеет водоизмещение в 3-4 раза больше. Но главное – под каким флагом ходит судно. В случае с "Маэстро" и "Кэнди" это была Танзания.

"Есть "белые", "серые" и "черные" списки. Градацию понимаете, да? Если мы говорим о Танзании, например, или Монголии, то это в рейтинге от 100 до 1, то это единица. Так называемые черные флаги. Чернее не бывает", – говорит инспектор Международной федерации транспортников Ольга Ананьина.

Конечно, имеется в виду вовсе не "веселый Роджер" с черепом и костями, а репутация компании, которая решила выбрать себе наиболее, будем говорить прямо, дешевый флаг. И, скорее всего, именно по финансовым соображениям в Темрюк пошло только одно судно.

Эта схема не нова. Так работают во всех морях планеты. Практически около каждого торгового порта.

Передача груза с борта на борт на открытой воде для Черного моря вполне обычное дело. Выглядит это так. Большой корабль забирает в порту груз. Пусть это будет зерно. Вот это судно выходит в открытое море, причем не обязательно за территориальные воды, и уже более маленькие корабли забирают это зерно. Прямо в море. В этом случае не нужно платить за заход в порт, ведь причалом служит большое судно.

Ко всем выгодам подобной схемы добавилась и еще одна. Подходы к Керченскому проливу, естественно, за пределами российских территориальных вод, из-за украинских провокаций стали своеобразной серой зоной. И пользуются ей многие страны.

И груз этот может спокойно поменять не только судно, на котором пойдет дальше, но и владельца и документы, не боясь при этом никаких санкций и вообще проверок.

"Многие боятся санкций и выключают следящее оборудование. Но есть и другие. Судовладельцы, пользуясь ситуацией, не только выключают слежение, но и переваливают груз, а значит, меняют документы на груз. И получается, что товар новый, вышел из другого порта и стоит, скорее всего, дороже", – отмечает капитан 1-го ранга в запасе, военный эксперт Василий Дандыкин.

То есть сейчас движение в районе Керченского пролива настолько сумасшедшее, что без жесткого регулирования вероятность катастрофы прямо у российских берегов была бы максимальной. И именно поэтому на борт каждого судна, даже военного, неважно, российского или украинского, должен подниматься лоцман.

"Рядом с лоцманом становится офицер ФСБ – пограничник, и, естественно, судно проверяется, есть ли там взрывчатка или что-нибудь подобное. Это реальное торговое судно или это какой-нибудь террористический аппарат? И они идут под контролем нашего лоцмана и нашего офицера, проходят под Керченским мостом", – говорит военный обозреватель, полковник в отставке Виктор Литовкин.

Когда Парламентская ассамблея Европы принимала резолюцию по недавнему инциденту в Керченском проливе, о возможности масштабного ЧП из-за бездумного и опасного маневрирования украинских судов там никто не думал. Ведь политика важнее человеческих жизней. А если бы фраза "fire on a board" прозвучала бы не на плохом английском от капитана газовоза, а на русском или украинском, то это просто стало бы очередной причиной критики в сторону России.

А теперь представьте себе, что в тот день украинцы исполнили свое обещание нового прорыва боевых катеров через Керченский пролив без согласования с российской стороной. Они же постоянно этим угрожают. Как вы думаете, смог бы кто-нибудь организовать спасательную экспедицию к горящим турецким судам, чтобы спасти выживших? Сгорели бы все. Или утонули бы.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_383866', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false }); }

Lentainform