window.twttr = (function(d, s, id) { var js, fjs = d.getElementsByTagName(s)[0], t = window.twttr || {} if (d.getElementById(id)) return t js = d.createElement(s) js.id = id js.src = "https://platform.twitter.com/widgets.js" fjs.parentNode.insertBefore(js, fjs) t._e = [] t.ready = function(f) { t._e.push(f) } return t }(document, "script", "twitter-wjs"))
if (parent === window) { window.onload = function() { var adFoxElm = document.getElementById('adfox_151870616241374263'); const config = { // attributes: true, childList: true, // subtree: true }; const callback = function(mutationsList, observer) { for (let mutation of mutationsList) { if (mutation.type === 'childList') { var event = new Event("adfoxload", { bubbles: true }); document.body.dispatchEvent(event); } } }; const observer = new MutationObserver(callback); observer.observe(adFoxElm, config); var params = { p1: 'bzisc', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: '1', puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; if (!adFoxElm.classList.contains('initialize') && adFoxElm.dataset.disabled !== 'true') { if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870616241374263')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870616241374263', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213394" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_top" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "237893" } }, { "bidder": "alfasense", "params": { "placementId": "direct_otm_500" } }, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2482009" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870616241374263', params: params, onLoad: function(data) { }, onRender: function() { if (adFoxElm.dataset.disabled === 'true') { window.Ya.adfoxCode.destroy('adfox_151870616241374263') adFoxElm.style.display = "none"; } } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); } } }; }

Мы задыхаемся: погибшие и чудом спасенные из горящей "Зимней вишни"

Трагедия в Кемерове потрясла страну.
Мы задыхаемся: погибшие и чудом спасенные из горящей "Зимней вишни"
Трагедия в Кемерове потрясла страну.

В среду был объявлен всероссийский траур по погибшим в кемеровской трагедии. Но стихийные акции скорби по погибшим и солидарности с пострадавшими начались уже в понедельник — в сотнях городах России, больших и малых, люди несли цветы и детские игрушки. Мы увидели Россию как большую семью, потерявшую собственных детей.

"Пап, мы задыхаемся", — вот они ее последние слова, они на всю жизнь во мне, она просила: пап, спаси!"

От поселка Трещевский до Кемерова 70 километров. Но будь он и в двух шагах, Сергей спасти дочь не успел бы. 11-летняя Вика оказалась среди тех, кто погиб в кинотеатре, так и не дождавшись помощи.

Расплавленный пожарный рукав, огнетушитель целый и невредимый. Этим всем просто не успели воспользоваться.

Четвертый этаж и то самое окно, которое мы помним по видео, где люди пытаются спастись.

Находиться здесь тяжело. Не прийти сюда, к сгоревшему зданию, где по капле множится море скорби, невозможно. Цветы, игрушки, молитвы, слова поддержки со всей страны. Мы с вами, мы будем помнить. Простите нас, дети.

"Вы знаете, я сам сдерживался-сдерживался, а потом как представлю, что мои дети могли так же погибнуть, но церковь в этот момент молится, и "Бог есть не Бог мертвых, а Бог живых", и душа не умирает, она вечна", — со слезами на глазах говорит священник Знаменского Кафедрального собора города Кемерово отец Владимир.

"Она всегда говорила: помоги сначала ближнему, а потом себе. То, что оборвется именно так, – это было неожиданно, но вот так случилось..." — говорит Элеонора Дерсалия.

Мама 14-летней Эли Татьяна Дерсалия — учитель английского языка из кемеровской гимназии. В кинотеатр на мультик они решили идти спонтанно небольшой компанией: Татьяна, ее подруга и две их дочери. О том, что мама отстанет специально, чтобы в момент эвакуации вперед прошли другие дети, Эля узнала на следующий день. Ей просто не хотели говорить — Татьяну нашли одной из первых.

Самый большой зал в кинотеатре. По свидетельствам тех, кто был в тот день в кинотеатре, свободным был только первый ряд.

Теперь кемеровским спасателям звонят со всей России, ищут 17-летнего кадета Дмитрия Полухина, который спас троих детей, а он сам словно стесняется неожиданно пришедшей известности.

"Там стояла женщина где-то на входе, на проходе на 3-й этаж. Кричала, что у нее там остались дети, что нужно помочь. Я побежал туда искать детей, услышал детские крики, детский плач, пробежал, где более-менее это было слышно, услышал, что все-таки в этом бутике были крики, увидел детей в углу, в правом углу, подбежал туда поближе, увидел то, что там мальчик и две девочки", — рассказал он.

Героями стали и уроженцы Таджикистана Фарзон Салилов и Махмуд Художаев — администратор и охранник обувного магазина. В отличие от других сотрудников, они не сбежали, а пришли на помощь тем, кто не мог найти путь на улицу в клубах едкого черного дыма

"Мы сразу этот путь организовали, чтоб люди не терялись в магазине. У нас двое с той стороны было, мы двое возле этого входа, и по рации передавали: вот люди идут, покажите дорогу, чтоб они не заблудились", — говорит Фарзон.

Не растерялись. Не бросились наутек. Не струсили. Спасли 50 человек. Обыкновенная храбрость, которой в тот день многим не хватило.

64 погибших... В эти дни в Кузбассе у каждого свое горе...

"Мне жена позвонила и попрощалась со мной, мне сестра, родителям позвонила... Жена позвонила, последние слова ее были "мы задыхаемся, умираем. Я тебя люблю". Я с ней еще 2 минуты был на связи, но она уже не отвечала", — говорит Игорь Востриков.

Игорь Востриков потерял в том пожаре троих дочерей, жену и сестру. Сдержанный до отчаяния, до немного крика он нашел в себе силы и решил сделать все, чтобы такое больше не повторилось.

Интервью не дает. Но на странице "Инстаграме" публикует короткие записи, например, о ходе расследования. Свои слезы и боль Игорь старается держать в себе. Но не выходит… На одном из последних видео — машина погибшей жены, которую он не успевал привести в порядок, внутри детские вещи.

Один из малых залов – тут мультик смотрели в том числе девочки из 5 "А" класса в числе других погибших. Здесь тоже обрушилась кровля. И нужно обратить внимание, что этот зал находился ближе всего к очагу пожара

Эти каникулы для учеников 5 "А" трещевской школы были долгожданными. Еще бы, не просто поездка в город, а в большой торговый центр. Подружки — не разлей вода, с детского сада вместе, они, конечно, сели рядом. Смотрели веселый мультик. Собирались фотографироваться… Лера поехать не смогла. Мама не отпустила.

"Это Виктория Почанкина, всегда мне в учебе помогала… запеканку мне отдавала".

Несколько дней Сережа тоже числился пропавшим без вести, он с бабушкой ехал в том автобусе, что и его одноклассники, только вышел остановкой раньше. Ему срочно нужны были весенние ботинки.

"Мне все писали, что я погиб, а я говорю, нет, я обувь покупал на весну", — говорит он.

Еще одному мальчику из 5 "А" просто не понравился мультик, и он еще до пожара вышел из зала. Так же, как и классный руководитель, Оксана Евсеева. Теперь педагог практически не выходит из дома. Деревня разделилась на два лагеря. Одни винят ее в гибели детей, другие уверены: спасти их она бы не смогла..

"Они как цыплята ходили за ней. Теперь она вся почернела, смотреть страшно. Такое горе. Я сама увижу передачу и плачу, и плачу, столько детей погибло", — говорит соседка.

"Я люблю тебя, мама. И всех родных, ты передай". Последнее, что они писали и говорили по телефону самым близким, когда поняли, что им уже не помогут. Что больше не будет возможности сказать самое главное.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190003', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870620891737873_289506')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_289506', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_289506', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }

Lentainform