window.yaContextCb = window.yaContextCb || []

Утомленные отпуском: На медленное движение "ВИМ-Авиа" к банкротству все закрывали глаза

Проблемы с перевозками пассажиров у "ВИМ-Авиа" начались еще в мае.

В пятницу указом президента руководителю Минтранса Максиму Соколову было вынесено предупреждение о неполном служебном соответствии. Вице-премьер Аркадий Дворкович, курирующий транспортные перевозки, отделался устным выговором. Но, возможно, это не конец истории. Потому что история с "ВИМ-Авиа" ставит и более серьезные, жесткие вопросы. Трудно предположить, что банкротство авиаперевозчика произошло мгновенно, без каких-то видимых причин.

Утомленные отпуском: На медленное движение "ВИМ-Авиа" к банкротству все закрывали глаза
Проблемы с перевозками пассажиров у "ВИМ-Авиа" начались еще в мае.

Напомним, в конце мая — начале июня уже была ситуация, когда эта авиакомпания не смогла вовремя вернуть туристов из-за границы. Неужели в министерстве не знали о проблемах "ВИМ-Авиа"? Почему никто не удосужился уже тогда устроить серьезную проверку? Почему никто не потребовал ограничить продажу билетов на самолеты, которые никуда не полетят?

Есть только два варианта ответа на этот вопрос: либо министерство и его куратор вице-премьер Дворкович просто не интересовались ситуацией, либо они, наоборот, были в курсе, но сознательно не разрушали пирамиду "ВИМ-Авиа". И тогда встает вопрос — почему?

Хаос в аэропортах. В панике — десятки тысяч пассажиров. Пятые сутки без сна. Нервы уже не выдерживают.

Транспортный коллапс. Симферополь, Сочи, Санкт-Петербург, Краснодар… Еще 40 тысяч туристов оказались брошены за границей. Сотрудники авиакомпании будут водить пассажиров по кругу: от стоек регистрации в зеленую зону, после — в автобус и обратно в терминал.

Но "ВИМ-Авиа" просто тянула время, чтобы наконец-то признать: взлететь самолетам не дают долги. Останавливая чартеры, один из крупнейших перевозчиков страны стремительно срывается в штопор. При этом ни Минтранс, ни другие ведомства словно не видят крутого пике. Пока не вмешивается президент.

"Я обращаю внимание курирующего транспорт вице-премьера, Вы недостаточно внимания уделяете этой отрасли, недостаточно. Может быть, Вы перегружены слишком? Мы уже говорили об этом. И хочу министру сказать. Я объявляю Вам о неполном служебном соответствии. Если справитесь с этой ситуацией быстро и эффективно, тогда мы подумаем с Дмитрием Анатольевичем, что делать с этим неполным служебным соответствием. Если не справитесь, то тоже подумаем", — сказал Владимир Путин

Президент не просто жестко отчитывает, а говорит о критериях, которые используют ведомства для оценки надежности авиакомпаний. Предельно конкретные методики включают в себя целый ряд параметров — от оборотных активов до кредиторской задолженности. Перевозчиков делят на 4 группы риска. "ВИМ-Авиа" относили к первой, куда входят лишь самые благонадежные. За внешне оптимистичными показателями не удалось разглядеть: компания находилась в свободном полете.

"Авиакомпания предоставляла отчетность и в соответствии с ней компания вполне себе благополучна. В не отражены те самые задолженности, которые стали ее финальной точкой в деятельности. Это коммерческое предприятие ведет самостоятельно хоздеятельность", — заявил советник руководителя Росавиации Сергей Извольский.

Около ста направлений: Канарские острова, Саудовская Аравия, Китай. Внутри России самолеты "ВИМ-Авиа" ежедневно долетали до самых отдаленных уголков — Комсомольск-на-Амуре, Магадан, Благовещенск. Теперь часть регионов, по сути, остается без авиасообщения.

Все это итог высшего пилотажа руководства "ВИМ-Авиа" в лице ее владельцев супругов Мурсекаевых, которые выдавали желаемое за действительное, а ведь проблемы возникли не вчера. 2012 год, Домодедово — тысячи пассажиров не могут вылететь на отдых. В 2014-м перевозчик и вовсе проваливает летний сезон.

Зато терпение партнеров было не безграничным. Иски, против "ВИМ-Авиа" подают крупнейшие банки страны, а еще поставщики топлива и аэропорты. Общий счет — 7 миллиардов рублей! Но вместо антикризисных мер погрязшая в долгах компания наращивает мощность боингами и аэробусами.

"Следил, что они очень интенсивно покупали суда большой вместимости. Одномоментно. Резко увеличился парк судов, и маршрутная сеть стала разноплановой. Полеты из Москвы на Дальний Восток. Впечатляло. Уж очень интенсивно все это происходило. Не все просчитано до конца", — рассказывает Петр Трубаев.

Такая манера была бизнес-стилем Мурсекаева, начинавшего в 90-х со скупки чужих долгов и поставок ширпотреба из Азии. Возможно оттуда и тяга к риску. Попав в зону турбулентности, предприниматель закладывает даже двигатели от самолетов, а за 9 месяцев до краха и вовсе всю компанию. Себе оставляет 1 процент, 99 – банку. В это же время еще один неожиданный маневр: головной офис "ВИМ-Авиа" переезжает из Москвы в деревню в Татарстане.

Штаб компании расположен в ста километрах от Казани. В далеком от столичной суеты поселке Богатые Сабы. Юридический адрес на улице Строителей крупнейший авиаперевозчик делит с районным ЖКХ и гаражом. Но вместо самолетов на территории базируется сельская техника. Людей высокого полета здесь никогда не видели.

Ни боингов, ни аэробусов во дворе, огороженном металлическим забором, мы не нашли. Зато есть целый парк комбайнов и тракторов. За ангаром — теплицы, домашний скот и одноэтажное кирпичное здание. Узнать центральный офис одного из лидеров авиаотраслитможно лишь по вывеске. Комнату в доме снимают у деревенских коммунальщиков.

"Приходят, спрашивают: есть помещение? Есть, не пустовать же. Маленько деньги. По пять тысяч за месяц платят", — говорит Ильнур Хихибулин.

Директор местной жилконторы о московских арендаторах отзывается положительно. Деньги платят исправно. Недавно сделали ремонт – заменили окна. Но теперь даже здесь от компании осталось только воспоминание. Вывеску с названием "ВИМ-Авиа" демонтировали, аохранник, увидев на территории журналистов, поспешил закрыть ворота. Дурная слава теперь на все село.

Почти всегда — игра на понижение, супертарифы: Москва — Симферополь за 1000 рублей. Работа абсолютно в минус. Лишь бы собрать хоть какие-то средства. В 2015 году выручка от продаж составила 12 миллиардов рублей. Чистая прибыль – 507 миллионов. В 2016 году "ВИМ-Авиа" заработала еще больше — 17 миллиардов. Но внезапно сократилась итоговая часть дохода до 89 миллионов.

Мурскаев явно понимал: посадка будет жесткой. Все активы, согласно открытым данным, предприниматель, переводил в Лихтенштейн.

"Уже будет рассматриваться вопрос о выводе активов как о преднамеренной процедуре банкротства своей компании. Для создания дефицита конкретного продукта на рыке услуг путем повышения спроса на перевозку. Это делал специально", — говорит юрист Тимур Маршани.

Не тратил время Мурсекаев, судя по отчетам прокуратуры, и на безопасность — ошибки чудом не привели к катастрофе. Например, преднамеренное использование на судне неисправной техники – электронного модуля воздушных данных.

Прокуратура фиксировала сотни нарушений. 9 раз гендиректор авиакомпании привлекался к административной ответственности. Сейчас Андрей Кочнев и главный бухгалтер Екатерина Пантелеева помещены под домашний арест. Рашид и Светлана Мурсекаевы сбежали из России. Тысячи пассажиров до сих пор ждут самолетов.

После публичной выволочки в Минтрансе каждый день экстренные совещания. Глава ведомства имеет бледный вид, но отчитывается исправно.

За сухими цифрами и отчетами — сорванные планы, испорченные отпуска и двести тысяч билетов в никуда. И если туристам все издержки компенсирует туроператор, индивидуальным пассажирам возмещать ущерб по закону обязан перевозчик, скатившийся от лидера чартерных перевозок фактически до банкрота — без самолетов, без денег и без шанса на взлет.

СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_232933')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_232933', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_232933', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); }