window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 июня 2024, 10:28

"Лучше, чем в ВСУ": украинские военнопленные рассказали об условиях содержания

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © Скриншот видео

С каждым днем все больше украинских военных предпочитают сложить оружие и сдаться в плен. И хоть командование ВСУ постоянно запугивает солдат выдумками о зверствах – этот миф разрушается с первых минут в плену, когда украинцы встречают человеческое отношение со стороны наших бойцов. Солдатам оказывают более качественную медицинскую помощь и кормят лучше, чем в рядах ВСУ. Многие уже признаются, что не хотят возвращаться обратно. Подробности расскажет корреспондент "Известий" Леонид Китрарь.

"Лучше, чем в ВСУ": украинские военнопленные рассказали об условиях содержания

Роман Жермель – украинский моряк, служил на спасательном судне "Донбасс". В самые первые дни СВО сдался в плен, до сих пор ждет своей очереди на обмен, но при этом жить на Украине не хочет.

"Если бы была возможность соединиться здесь на территории России со своей матерью, то остался бы здесь. У меня здесь родственников много", – сказал военнопленный Роман Жермель.

Главным сюрпризом для Романа было хорошее отношение к нему со стороны российских военных и работников исправительного учреждения. Ждал зверств, избиений, унижений – так рассказывали на Украине с экранов телевизоров.

"Сотрудники СИЗО и администрация относятся хорошо. Если есть какие-то проблемы, относятся с пониманием, по-человечески", – отметил Роман.

За большую часть пленных отвечает система ФСИН. В отношении многих ведется следствие. Органы проверяют каждого на причастность к убийствам мирных граждан.

Условия содержания украинских пленных ничем не отличаются от режима для обычных российских заключенных. Стандартные камеры на три места, площадь примерно 12 квадратных метров, то есть по 4 "квадрата" на человека.

Специальная команда медиков постоянно держит под контролем здоровье украинских пленных. У Владимира Пащенко начались осложнения после ранения. Его сразу "подлатали", до сих пор посещение врача обязательно каждый день.

"Были осколочные. А что именно там, почему оно начало нагнивать, неизвестно. Осколки повытягивали еще в 2022 году", – рассказал военнопленный Владимир Пащенко.

Такие последствия после осколочных ранений вполне типичны. Заживают раны у всех по-разному. У этого солдата процесс выздоровления немного затянулся.

"У него благоприятный прогноз. Больной идет на поправку. Язвы заживают, все у него будет хорошо", – объяснила врач-терапевт.

С другими заключенными украинские пленные не пересекаются. Даже питание им приносят прямо в камеру, хотя и готовят пищу на общей кухне.

Многие вообще уверяют, что пленных в России кормят лучше, чем в ВСУ.

"Как нам рассказывали на Украине, нас будут резать, убивать, очень плохо обращаться с нами. На данный момент, как видите, живой-здоровый. Откормили меня. Сюда я попал 58 кг, а сейчас, можно сказать, 65", – рассказал военнопленный Александр Мозык.

Родные Александра Мозыка знают, что он в плену, у него все в порядке – жив и здоров. Александр получил уже четыре письма из дома и написал четыре ответа. Но далеко не все послания, которые российская сторона отправляет Украине, доходят до адресатов.

"Мы уже ждем порядка двух лет и пока не знаем. Может, власти наши не дают возможность такую нашим родным ответить. Или еще по каким-то причинам. Мы не знаем. Уже очень долго здесь находимся", – сказал военнопленный Назар Куликов.

Пока же украинским военным остается только поддерживать друг друга и обсуждать книги и фильмы. Доступ к ним, по сути, ничем не ограничен, а в глубине души каждый из пленных понимает, что шансы на обмен тают с каждым днем. В отличие от медийных нацбатов, они своей стране не нужны, о них просто забыли.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1233224 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1233224')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1233224', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1233224', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1233224(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1233224(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })