window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 февраля 2024, 11:57

В России налаживают импортозамещение компонентов для компьютерного оборудования

Фото: © Unsplash/Magnus Engø
Читать ren.tv в

Компьютеры и системы хранения данных в нашей стране становятся все более российскими. Отечественные разработчики заменяют западное оборудование устройствами собственного производства. Это позволяет надежно поддерживать работу оборудования. Подробности – в сюжете корреспондента Олега Барышева.

В России налаживают импортозамещение компонентов для компьютерного оборудования

Для IT-специалистов облака выглядят вот так: сотни жестких дисков, километры проводов и тонны гигабайт информации. И вот ремонт этих самых "облаков", а точнее, компонентов для иностранных серверов и систем хранения данных, становится все сложнее после того, как западные компании перестали поставлять в Россию свое оборудование и детали.

"На рынке существует определенный дефицит в этой области, и дело даже не в том, что ушли какие-то импортные производители. Дело в том, что мы не имеем достаточного количества российских компонентов", – отметил коммерческий директор IT-компании Сергей Трюхан.

Сначала уход иностранных компаний с отечественного рынка стал для многих громом среди ясного неба. В дата-центрах хранится огромный массив информации разных компаний со всей страны. Серверы работают круглосуточно – любая остановка может нанести фирме-заказчику огромный ущерб. Именно поэтому каждый элемент в сложной системе должен быть безупречным.

Но западные компании хлопнули дверью, оставив тех, кто за них голосовал рублем, один на один со своими проблемами. Пытливые умы российских IT-специалистов быстро создали новый алгоритм работы. Во-первых, бренды ушли, а специалисты, которые на них работали и обслуживали технику, – остались.

"Да, это важный момент, что после ухода иностранных компаний был, конечно, в
моменте некоторый шок от происходящего, но глобально не произошло чего-то
страшного. Специалисты, которые работали в иностранных компаниях, они
перешли в российские сервисные компании и часто продолжают предлагать услуги по обслуживанию, ремонту, поставки компонентов. Поэтому, в целом, все работает", – заявил гендиректор сети дата-центров Илья Хала.

Есть множество компаний, которые благодаря параллельному импорту покупают оборудование и электронику брендов, к которым привыкли. Есть и те, кто становятся клиентами других, более надежных поставщиков.

"Если говорить о компонентной базе, на которой строится как вычислительная техника, появляются компоненты из дружественных стран, такие, как оперативная память, твердотельные накопители китайские, с которыми раньше мы не имели дел, но сейчас мы знакомимся с ними и понимаем все, что с ними можно работать. Точно так же появляются другие компоненты, какие-то в силовой электронике, микроконтроллеры", – отметил директор компании по производству серверов Максим Копосов.

И главное – место, которое освободили западные бренды на бизнес-поле, занимают отечественные производители. Санкции, по сути, стали катализатором роста российских компаний. Это закон рынка – спрос рождает предложение.

"Я бы разделял производителей категории. Те, которые делают железо, и которые занимаются программными продуктами. И тут, и здесь, соответственно, есть альтернатива. Действительно, на российском рынке именно на железе, инфраструктуре, появились игроки, которые не только импортируют и переклеивают лейблы, но и производят на территории РФ вполне достойный продукт. Но, по крайней мере, серверы и СХД", – говорит директор по развитию бизнеса компании-разработчика платформы динамической инфраструктуры и виртуализации Андрей Толокнов.

По словам экспертов в области IT-технологий, когда уходят крупные игроки, на которых рассчитывали отечественные покупатели, рынок перестраивается и в этот момент возникает проблемы, но они временны и нерешаемых среди них нет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1191204 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1191204')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1191204', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1191204', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1191204(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1191204(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })