window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 февраля 2024, 21:06

Медицина, наука и ИИ: о чем Путин говорил на Форуме будущих технологий

Путин поручил запустить нацпроект по развитию технологий сбережения здоровья
Фото: © Известия/Павел Волков
Читать ren.tv в

Владимир Путин 14 февраля призвал изменить весь подход к системе здравоохранения. Это касается и зарплат врачей. Важные заявления президент сделал на "Форуме будущих технологий". Глава государства подчеркнул, что всем должны быть доступны самые передовые и эффективные методы лечения. Как этого добиться, выяснял обозреватель "Известий" Николай Иванов.

О чем Путин говорил на "Форуме будущих технологий"

Президенту показывают достижения медицины, которые еще вчера казались чем-то нереальным. Например, отечественный секвенатор – он анализирует ДНК, или комплекс для генетических исследований инфекций – это своего рода лаборатория формата "у постели пациента".

Генетическая диагностика инфекционных заболеваний, зачем генетически диагностировать? – спросил Путин.

Это как раз все ПЦР-тесты, идентификация, – пояснил глава Минздрава Михаил Мурашко.

А эта технология выглядит фантастически: внедрение чипа помогает вернуть зрение.

– Примерно то же самое, что Маск делал? – поинтересовался Путин.

– Это чуть другое направление. Маск останавливает проводимость, а мы там порядок электронов показываем еще. А это направление касается именно восстановления зрения. Это управление мыслью, считывание активности мозга, – рассказал Михаил Мурашко.

После увиденного уже на пленарном заседании Форума будущих технологий президент признается: впечатлен.

"В ходе того, что мне рассказывали коллеги здесь вот на первом этаже, это какая-то фантастика. Считаю необходимым увеличить объем бюджетных средств, ежегодно направляемых на разработку инновационных медицинских технологий и продуктов. Нужно обязательно обратить особое внимание на медицинскую науку. Поддержать сильные учреждения, которые сочетают исследовательскую деятельность с практической медициной", – заметил Путин.

Главное – чтобы все эти технологии были доступны не только в столице, но и в регионах. Президент на развитии медицины в субъектах делает особый акцент. В этом году выровнены тарифы для сельской местности и для городов. Кроме того, будет увеличен оклад медработников и дополнительные выплаты специалистам первичного звена уже весной.

"В городах, где живет от 50 до 100 тысяч человек, врачи дополнительно помимо базовой заработной платы будут получать 29 тысяч рублей, средний медперсонал – 13 тысяч рублей. А в населенных пунктах, где живет менее 50 тысяч человек, такие специальные льготы будут существенно выше, а именно 50 тысяч рублей ежемесячно в дополнение к заработной плате будут получать врачи и 30 тысяч рублей медицинские работники среднего звена", – рассказал Путин.

Наша медицина в последние года совершила настоящий прорыв.

"Больше половины онкологических заболеваний выявляется на начальной стадии, когда прогноз лечения максимально благоприятный. На 60% выросли объемы химиотерапии, более чем на 25% лучевой терапии. Созданный задел уже позволяет снижать показатели смертности от онкологических заболеваний, но нам, безусловно, нужно наращивать усилия в этой важнейшей сфере, продолжать начатую работу. Мы вплотную подошли к созданию так называемых онковакцин, вакцин против рака и иммуномодулирующих препаратов нового поколения. Рассчитываю, что уже скоро они будут эффективно использоваться как методы индивидуальной терапии", – отметил президент.

Медициной активно занимается крупный бизнес и госкорпорации. Например, разработка Росатома – аппарат дистанционной лучевой терапии – позволяет находить опухоли по принципу компьютерной томографию и тут же лечить. Компактные размеры, встроенная защита – требования к помещениям снижены, ставить можно где угодно.

Это пример высокотехнологичного импортозамещения. Раньше такие машины у нас просто не делали. Или – препараты для радиотерапии.

"Мы на сегодняшний день заместили около 50% радиофармпрепаратов, которые поставляли. Это где-то более 30% вообще всей номенклатуры мировой. Сейчас наращиваем эту работу, ведем ее вместе с Минздравом, ведущими медицинскими центрами. Но самое главное это, конечно, мы строим завод в Обнинске уже на 25 видов номенклатуры, который закроет всю линейку", – рассказал глава Росатома Алексей Лихачев.

Это – ядерная медицина, и она лечит не только рак, как привыкли думать многие.

"Пирамида перевернулась. Теперь онкология внизу. Первая это кардиология – первая в мире по потреблению радиофармпрепаратов. В условиях услуг ПЭТ это кардиология, потом онкология, потом неврология", – заметил президент НИЦ "Курчатовский институт" Михаил Ковальчук.

Но вызовов перед медициной – много. Постоянно появляются новые. Президент задает ученым простые вопросы: как сделать диагностику заболеваний быстрой и точной.

"Смотрите, что у нас на практике до сих пор происходит. Вот наши тест-системы, применяются. У человека есть температура, явно он подхватил какую-то инфекцию, а тест-системы ни шиша не показывают. Ну, зачем такие системы? А как лечить? Как в советской армии, сейчас в российской так нет. А в советской: приходит два военнослужащих, у одного болит голова, у второго – желудок. Таблетку пополам, идите пейте таблетки, будете здоровы через неделю. Или: эта инфлюэнция проходит или через неделю, или через семь дней. Сама. Как быть, что делать?" – спросил Путин.

"Владимир Владимирович, во-первых, у нас тест-системы ко всем инфекциям есть, которых достаточное количество. А во-вторых, когда мы обращаемся к врачу, он должен быть квалифицированным специалистом и, соответственно, поставить диагноз по симптомам", – ответил президенту директор центрального научно-исследовательского института эпидемиологии Роспотребнадзора Василий Акимкин.

"Ответ обтекаемый, я считаю", заметил Путин.

До конца года, сообщил президент, в России появится новый нацпроект по технологическому суверенитету в области сбережения здоровья россиян.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1190638 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1190638')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1190638', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1190638', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1190638(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1190638(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })