window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 ноября 2023, 09:37

Жители дома в Дзержинске оказались в опасности из-за карстовых пустот

Карстовый провал образовался под многоквартирным домом в Дзержинске
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Буквально на грани жизни и смерти сейчас находятся жители многоквартирного дома в Нижегородской области. Под фундаментом образовались огромные пустоты, из-за которых здание может рухнуть в любой момент, и тогда под обломками окажутся сотни человек, сообщил корреспондент Валентин Трушнин. 

Однако, несмотря на такой риск, жильцы остаются в своих квартирах, а чиновники просто бездействуют. 

Карстовый провал образовался под многоквартирным домом в Дзержинске

Аварийный многоквартирный дом может рухнуть в любой момент, но тревогу никто не бьет. Сюжет фильма Юрия Быкова "Дурак" повторяется в Дзержинске с точностью до мельчайших деталей. Главная из них: люди осознанно вернулись в опасное жилье, зная, что оно может рухнуть.

"Уже и каникулы у детей закончились, детям надо и в школу, и в садик, и все прочее. Ну, вот такая у нас ситуация. И когда у нас там начнутся работы, история умалчивает", – рассказала Вера, жительница аварийного дома.

Три года назад в подвале этой многоэтажки образовалась карстовый провал – яма, в которую уходил весь песок, которым ее засыпали. Фундамент, что называется, "поплыл".

"Здесь вот маяки недавно устанавливали, их тоже разорвало. Провалился песок, ушел – вот, было ровно насыпано здесь вот", – заявил Сергей.

Пятна закарстованных территорий на карте Дзержинска занимают минимум треть города. Здесь это давняя проблема, поэтому управляющая компания сразу обратилась к специалистам, и они в ходе работ выяснили – под домом пустоты, и они огромные.

"Безопасность на сегодняшний день не обеспечена, потому что выявлена карстовая полость, которая требует ликвидации. Об этом все уведомлены. Все в курсе", – сообщил Максим Нещеткин, гендиректор ЗАО НПЦ "Карст".

– Ну то есть дом может сложиться? 

– Может. 

– В любой момент? 

– В любой момент.

Подрядчик пытался понять, насколько велики пустоты. Технология такая: в рыхлые слои закачивают цементно-песчано-глиняную смесь и ждут, когда начнет повышаться давление – значит процесс заполнения пошел. Под этот дом закачали сначала 44 куба – все ушло легко. Потом еще, и еще. После закачки сотни кубов деньги у управляющей компании закончились.

"И мы обратились в администрацию города Дзержинска с тем, что под подъездом обнаружены карстовые полости и эти полости необходимо ликвидировать. Жители просто физически такие глобальные работы не потянут", – заявил Анатолий Михейчев, директор управляющей компании "Чистый берег".

Городские власти объясняют задержку с деньгами необходимостью дополнительных исследований.

"Для того, чтобы ответить на все эти вопросы, необходимо провести тщательные, квалифицированные, компетентные обследования как грунта, то есть провести геологию и геодезию, и провести инструментальное обследование самого здания", – заявил Глеб Андреев, замглавы администрации Дзержинска.

Централизованно эвакуировали почему-то лишь один – первый подъезд. Его жителей поселили в спортивном центре. Жильцы остальных подъездов на время проведения работ сами разъехались по дачам и родственникам, но теперь возвращаются – надоело скитаться.

"Людям страшно, но безвыходное положение. Поэтому они заехали", – уточнила Алевтина, жительница аварийного дома.

Да и некоторые из жильцов первого, самого опасного подъезда, вернулись. Судя по их высказываниям, люди слабо представляют, что происходит, чем все это грозит и когда все закончится. Надеются, что пронесет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1163436 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1163436')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1163436', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1163436', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1163436(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1163436(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })