window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 сентября 2023, 03:40

Украденные медицинские данные стали основной обмана россиян на деньги

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Базы данных пациентов в стране стали использовать для того, чтобы в последствии навязать клиентам услуги, в которых они не не нуждаются.
Фото: © РИА Новости/Максим Мишин

Аферисты атакуют российские клиники под видом Роскомнадзора, пытаясь заполучить базы данных пациентов. Очевидно, интерес представляют не только персональные сведения, но и закрытая информация о состоянии здоровья граждан. Ее могут использовать и для шантажа, и для построения мошеннических схем. На рынке по-прежнему процветают медучреждения, которые готовы даже здорового человека превратить в смертельно больного. Подробности в расследовании моего корреспондента РЕН ТВ Ивана Литомина.

Украденные медданные стали основной обмана россиян на деньги

Владелец сети медклиник Асад Долчаев пытается скрыться от нашей съёмочной группы, зажав микрофон дверью своей легковушки. На огромной скорости он уходит от неудобных вопросов о том, почему пациенты покидают его заведения с кредитами на внушительные суммы.

К нам в редакцию обратилась Светлана Яковлевна.

"Я хотела расторгнуть договор", – говорит она.

Отсутствие физиотерапии за 200 тысяч рублей

Светлана Туланова, посетив медцентр Гусейнова на Таганке, лишилась почти двухсот тысяч рублей. Говорит, лечение столько явно не стоило, да и выглядело очень странно.

"Физиотерапия – положили мне все эти кольца, значит, и ушли. А физиотерапии не было. Даже там не включено было", – рассказывает пострадавшая.

Перед процедурами Светлане позвонили и пригласили на бесплатную консультацию. Заранее знали о ее проблемах. По такой схеме действуют сотни клиник по всей стране. Но если раньше били наугад, то теперь в их распоряжении базы данных российских больниц и диагностических центров.

Для Натальи Томиловой из Подмосковья тоже все началось с телефонного звонка. В итоге она взяла кредит на 100 тысяч, а самочувствие стало только хуже.

"У меня после этих аппаратов ухудшилось состояние здоровья. Я сказала об этом менеджеру, но она говорит: "Не обращайте внимания. Это нормальная реакция организма. Ухудшение перед улучшением", – вспоминает пострадавшая Наталья Томилова.

Здоровьем пациентов они не занимаются. На здоровье они зарабатывают. Исходный код – незаконно полученные персональные данные. Они позволяют узнать все о конкретном пациенте. Схема отработана: сначала – предложение обследоваться. Затем – согласие жертвы, которая попадает в оборот финансового отдела псевдолекарей.

Бесплатная консультация для платных услуг

В нашем сюжете показаны кадры из Волгограда. Здесь частная стоматология. На вопросы нашей съемочной группы здесь отвечать отказываются. А мы лишь пытались понять, зачем пенсионеру Шамилю Салимову звонили в течение недели и звали на бесплатную консультацию, а потом пытались навязать кредит на 300 тысяч рублей. Спасла бдительность сына.

"Они оформили план лечения зубов, который заключался в удалении, насколько я понимаю, всех зубов", – говорит сын Шамиля Салимова Алексей.

Доходы этой стоматологии – больше 70-ти миллионов рублей в год. Директор – Алексей Крутояров. То на рыбалке, то вот – спортом занимается. В то время, как в его клинику потоком идут пациенты и берут кредиты на сотни тысяч рублей.

Примерный оборот рынка платных медуслуг оценивается минимум в 500 миллионов рублей. И немалая часть этой гигантской суммы – принадлежит клиникам, которые по сути являются ОПГ.

"Звонят людям и говорят: "У вас такой диагноз, вам нужны лекарства", предлагают людям вот это лечение или лекарство за тоже неадекватные деньги совершенно не рыночные", – рассказывает эксперт проекта Народного фронта "За права заемщиков" Алла Храпунова.  

Схема развода

Схема от звонка до кредита работает почти безотказно. Нам поступило приглашение, и мы отправляемся в один из подобных мед-центров на Старой Басманной. Прием специалиста длится ровно пять минут – врача интересует лишь финансовое состояние пациента…

– А ваш муж – спонсор, да?

Вывод неутешительный: срочно требуется комплекс дорогостоящих процедур.

– Самое главное – сумма: 45 + 45 + 45. Того – 135 тысяч. Два способа оплаты – карта и наличные", – говорят клиентке медцентра.

Пациенты приходят сюда один за другим. За полчаса – около десяти человек.

Охрана и сотрудники нападают на нашу съемочную группу, когда мы пытаемся узнать, как сюда попали эти люди… Выясняем: всем позвонили, но главное – собеседники были прекрасно осведомлены об их здоровье.

"Известно, что вот крупные лаборатории, которые работали вовремя ковида, они достаточно давно утекли, некоторые по несколько раз и эта информация доступна как в даркнете, так и в отдельных приватных Telegram-каналах", – рассказывает разработчик алгоритмов интернет-розыска злоумышленников Игорь Бедеров.

Вот – подробная схема последней утечки. Хорошо видно, как внутренние данные крупной российской клиники "слили" через почтовые ящики сотрудников. В сети оказалось все: от лицензий и списков пациентов – до чеков и закупок.

"Медицинские сведения традиционно относятся к числу наиболее критичных сведений о человеке", – отмечает руководитель направления аналитики и спецпроектов информационно-аналитической компании Андрей Арсеньев.

Базы данных пациентов

Взламывают не только сайты. В тамбовской больнице базу данных, например, просто украли. Двое преступников вынесли серверы, на которых хранились данные о пациентах.

"Эта база, она хранит уже настолько индивидуальную и закрытую информацию о людях, что на рынке черном она стоит просто баснословных денег", – говорит эксперт проекта Народного фронта "За права заемщиков" Алла Храпунова.

Но еще больше денег эти сведения приносят. Надежде Музыкантовой так же, как и другим героям нашего расследования, навязали бесполезные процедуры. Теперь выплачивает полмиллиона рублей.

"Где мой телефон взяли, я не знаю. Ну в общем, находят где-то, продают, наверное", – говорит она.

Расторгнуть договор

Расторгнуть договор и вернуть деньги Надежда не может, так как клиника пропала.

А вот Светлане Тулановой помочь получилось. Вместе с ней мы вернулись в клинику на Таганке и написали заявление на расторжение договора.

Сотрудники оказались сговорчивыми только после нашей встречи с владельцем. Если верить официальному сайту, именно компания Долчаева управляет медцентром. За прошлый год она заработала 112 миллионов рублей. Дела идут настолько хорошо, что директор заведения Эльмира Мурадова устраивает фотосессии прямо в медкабинете. А вот ее босс камер боится.

Уличить именно в мошенничестве подобные центры, если у них есть лицензия, непросто. Максимум им грозит штраф – 300 тысяч рублей, за навязанные услуги. Но даже такую жалобу надо подавать сразу же – тогда есть шанс оспорить и кредит, и выставленный клиникой счет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1145378 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1145378')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1145378', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1145378', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1145378(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1145378(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })