window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
28 августа 2023, 05:10

Крушение бизнес-джета Пригожина под Тверью: что известно

Подробности – в материале корреспондента "Известий" Дмитрия Зименкина.
Фото: © РЕН ТВ
Читать ren.tv в

Расследование авиакатастрофы в Тверской области продолжается. Следствие отрабатывает все версии случившегося. Подробности – в материале корреспондента "Известий" Дмитрия Зименкина.

Крушение бизнес-джета Пригожина под Тверью: что известно

"Сейчас мы в ожидании у железнодорожной станции Куженкино, куда с минуты на минуту должен подойти трал, который достанет одно из крыльев самолета. Под этим мостом должен пройти, форсировать реку Лодыженку, а дальше по этой лесной дороге машина пройдет до места, где лежит фрагмент", – показал наш коллега.

Вывозить тяжелые обломки, да еще и через лес, непросто. Поэтому привлекают местных лесозаготовителей. 

Трелевочный трактор съезжает с трала. Через речку, под мост, 500 метров лесной дороги, и, наконец, он вгрызается в прибрежную чащу. Полиция не дает подойти ближе, но вот машина выдергивает крыло из воды и едет в нашу сторону.

Замечаем, что раскрыто шасси. Оно вышло во время падения, когда связь с гидравлической системой оборвалась. Фрагмент крыла с шасси оказался настолько большим, что его не могут протащить сквозь деревья, ищут оптимальный путь.

Нам удается рассмотреть детали самолета, вплоть до шильдиков. Но главное – тот самый бортовой номер бизнес-джета, в котором, по данным Росавиации, находился владелец ЧВК Евгений Пригожин.

Разбился Embraer Legacy 600. Самолет бизнес-класса. Максимальная скорость — 834 км/час, дальность полета – почти 6 тысяч км. Рассчитан на 13 пассажиров.

Изучаем обшивку, и становится понятно: вброс о применении боеприпасов с картечью – фейк. 

Достоверно известно следующее. Самолет направлялся из Москвы в Петербург. В 18:10, над Тверью, джет поднялся на 8,5 километра. Затем – 2 минуты горизонтального полета и набор высоты на 600 метров. После связь с бортом пропала. В тот момент он находился на северо-западе Тверской области.

На кадрах видно, как самолет стремительно падает, оставляя за собой шлейф то ли дыма, то ли топлива. Пройдет 22 секунды – и он рухнет в поле, недалеко от частного сектора.

Информацию о рейсе 02795 опубликуют спустя пару часов. Сообщат, что на рейс были зарегистрированы 10 человек: три члена экипажа и семеро пассажиров. В том числе: бизнесмен Евгений Пригожин, его зам Валерий Чекалов, сотрудники ЧВК во главе с их командиром Дмитрием Уткиным. Все погибли.

Сотни сообщений на новостных лентах. Противоречивая информация в пабликах. Мы – работаем на месте. Пытаемся пробиться к месту падения хвостовой части самолета. Она оторвалась в воздухе и упала около железной дороги.

"На часах без десяти три. Мы движемся за автобусом судмедэкспертизы, посмотрим, как специалисты будут работать, если, конечно, нам позволят", – отмечает Зименкин.

Конечно, не позволяют. На рассвете уже в селе Куженкино – на месте падения фюзеляжа – также упираемся в кордон.

Обходными путями снова – к упавшему килю. Над местом падения хвоста самолета кружат вертолеты. Местность оцеплена. Но попробуем пробраться по железнодорожным путям как можно ближе.

По железнодорожному полотну мы прошли несколько сотен метров. И вот то место, где сейчас покоится хвостовая часть самолета. Но фрагмент настолько крупный, что его будут вывозить с помощью специальной техники.

Спецназ охраняет обломок крылатой машины. Перекрывает обзор микроавтобусом. Но вот он – горизонтальный стабилизатор хвостового оперения и часть вертикального.

И вот, наконец, мы нашли тот самый ракурс. Максимальное приближение. И там, за стеной, мы можем увидеть эту самую хвостовую часть самолета. Ленточки ограждения.

В те же минуты в тверской морг привозят останки погибших. Спецы берут пробы ДНК – это нужно для опознания – и увозят в лабораторию.

Фрагменты разрушенного самолета погружают на платформы, скрыв драпировкой. Их тщательно изучат эксперты-криминалисты. Результаты станут известны в течение месяца, но предварительные – раньше.

"Через три-четыре дня, если средства объективного контроля попадают в лабораторию специалистам на исследование, то они и дают возможность пояснить все-таки, что было первопричиной", – рассказал Владимир Попов, военный летчик РФ, генерал-майор в отставке.

Версий множество. От самых маловероятных – погодные условия или инсценировка – до диверсии, ошибки пилотов или технической неисправности и последующего разрушения самолета в воздухе. Как известно, борт ремонтировали накануне вылета. Понять причину поможет сборка фрагментов воедино.

"Сразу визуально видно, чего не хватает, какой части не хватает. И самое важное, в каком состоянии этот металл или там пластмасса и так далее", – пояснил Олег Смирнов, заслуженный пилот СССР, замминистра гражданской авиации СССР (1983–1990 гг.).

Плюс данные "черных ящиков". Если, конечно, самописцы уцелели. В любом случае, последнее слово в истории этой авиакатастрофы теперь только за экспертами и следователями.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1136422 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1136422')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1136422', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1136422', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1136422(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1136422(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })