window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 августа 2023, 14:08

Подпольную заправку с соляркой нашли на одной из московских трасс

Читать ren.tv в

В Москве корреспонденты РЕН ТВ разоблачили подпольную заправку. Она располагалась всего в 100 метрах от обычной АЗС – в салоне "Газели". Из ассортимента – только солярка. Видимо, поэтому в очередь выстраивались исключительно водители грузовиков. Как коммерсант отреагировал на появление нашей съемочной группы, рассказала корреспондент Татьяна Балыкина.

Подпольную заправку с соляркой нашли на одной из московских трасс

На парковке вдоль трассы выстроилась очередь из грузовиков. Некоторые водители остановились отдохнуть после долгой дороги, но среди них есть и те, кто приехал сюда на заправку. Правда, почему-то не на оборудованную АЗС, которая находится здесь же, в сотне метров, а к частному продавцу Аброру.

На официальной заправке литр дизельного топлива стоит 58 рублей. У Аброра на порядок дешевле – 45 рублей. Горючее он разливает из "Газели". 

"Каждый день больше тонны заправляю я и продаю. Как заправка – здесь то же самое", – хвастается Аброр.

Заправочная станция оборудована прямо в кузове. Топливо разливают из пластиковых резервуаров. Похоже, об элементарных правилах пожарной безопасности продавец не думает. Желающих сэкономить это, видимо, тоже не волнует. 

– Я не беру непроверенное, – заявил продавец.

– У вас какой-то свой проверенный человек? – спросил один из очевидцев.

– Ну да, работает человек. <...> Как клиент постоянный беру. По 38, по 40 рублей.

На официальной заправке цена на топливо хоть и выше, зато фиксированная, а на горючее есть документы. Здесь показать хоть какие-то бумаги на дизель нам не смогли. 

"Все равно я ничего не решаю, потому что у меня ничего нет даже. Я просто работник, и все. Я не знаю, какой закон есть, что есть, что нет. Хозяин знает, я ничего не знаю. Люди у меня не спрашивают, какое топливо продаем. Качество нормальное, как на заправке. Здесь то же самое", – заявил он.

По словам Аброра, солярку ему привозят несколько раз в день. Доставляют топливо якобы с какой-то базы, но где она находится, он не знает. О незаконной точке продажи мы сообщили в правоохранительные органы. 

"Дожидаться сотрудников полиции водитель мобильной заправки не стал: он снял рабочие перчатки, повесил замки на дверях кузова и скрылся. Машину бросил на парковке. Судя по всему, планирует вернуться и возобновить продажу топлива", – рассказала Балыкина.   

Стихийные точки по продаже топлива можно встретить не только на трассах. В мае наша съемочная группа обнаружила незаконную заправку в одном из гаражных кооперативов Нижнего Новгорода.

"У них в обычном гараже находится семь кубовых бочек. Это семь тонн топлива, 95 бензина. Приезжает бензовоз с обратной стороны, сливает им топливо", – рассказывал нам тогда один из местных жителей.

Хранить топливо в таком объеме, да еще и в пластике, запрещено. Одна искра – и все взлетит на воздух. Но пока не произошло трагедии, владельцам подпольных АЗС грозит скорее административная ответственность. 

"Если правоохранители заинтересуются, выезд или оперативное мероприятие по данному поводу проведут, будет установлено, 100% будет установлен факт того, где они берут это топливо. Если это кража топлива, то это отдельная статья, если это, предположим, иная схема, в таком случае здесь будет уголовная ответственность", – объяснил юрист Олег Колотушкин.

После вмешательства журналистов заправка в нижегородском гаражном кооперативе закрылась. Правда, по словам местных жителей, ненадолго. А вот торговцу Аброру с московской трассы, похоже, придется искать новое место – эта точка уже попала в поле зрения сотрудников полиции, которым предстоит выяснить, где берут топливо нелегальные заправщики.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1132462 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1132462')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1132462', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1132462', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1132462(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1132462(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })