window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 июня 2023, 09:33

Лучшие в мире: военные медики рассказали о специфике работы в зоне СВО

Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Особую благодарность президент России Владимир Путин выразил работе медиков в зоне специальной военной операции. Ежедневно они оказывают военнослужащим всю необходимую помощь: от перевязок до сложнейших операций. Зачастую врачи спасают раненых, рискуя собой. Работу фронтовых медиков увидел корреспондент "Известий" Александр Сафиулин.

Лучшие в мире: военные медики рассказали о специфике работы в зоне СВО

В приемной тесно, медицинские автобусы только что привезли новую группу раненых. У этого бойца в плече осколок, выполнял задачу комбата, справился, начался обстрел.

Это легкое ранение, врач, кажется, разбирается с каждым пациентом быстро. При этом спокойно, уверенно и без спешки задает все необходимые вопросы, ставит диагноз. У следующего больного серьезная травма ноги. Он постоянно спрашивает.

Первую помощь ему уже оказали, теперь дело за врачами специального отряда, дальше эвакуация, прогноз хороший.

Еще одного парня нашли бойцы другого подразделения, он дезориентирован, с трудом понимает речь, судя по всему – тяжелая контузия, даже не может пошевелить пальцами.

Эти врачи буквально медицинский спецназ. Они постоянно на месте. Затишье или обстрелы – всегда в боевой готовности. В составе подразделения не только военные врачи, есть и гражданские.

"Я пришла в военную медицину, в прошлом году, в декабре месяце. Если честно сказать – зов сердца, мне захотелось также помогать на уровне моих коллег. Здесь ты больше делаешь руками, получаешь удовольствие от того, что ты оказываешь помощь. Ты здесь нужен", – отмечает медсестра Ксения. 

Из технического оснащения здесь есть все. Отряд – фактически полноценная автономная больница.

"В этом помещении организована реанимация, здесь пациент находится до того момента, пока его состояние не стабилизировалось, и он не готов к транспортировке. Есть все необходимые аппараты… Для того, чтобы эвакуировать "тяжелого" бойца с фронта, есть укладка реаниматолога. Врач проводит необходимые манипуляции на месте и после приезжает сюда", – говорит корреспондент "Известий" Александр Сафиулин.

По соседству операционная, два стола, иногда оба заняты в одно и то же время. Штатный начальник подразделения с позывным "Дон" рассказывает,

"Здесь есть врачи – травматологи, хирург, невролог, терапевт. Здесь есть врачи всех направлений, готовы оказать помощь. На этом этапе могут оказать и специализированную, и квалифицированную медпомощь", – отмечает начальник штаба медицинского отряда специального назначения группировки "Юг" с позывным "Дон".

Его коллега, начальник хирургического отделения отряда, тот самый человек в зеленом, который отвечал на самый важный для бойца вопрос "буду ли ходить" – в зоне боевых действий уже второй раз.

"Тут большой спектр работы, бывает побольше, а бывает потише. Все зависит от активности боевых действий. Как здесь окажется, в дальнейшем скажется дальше. Понятно, что там, где-то что-то подделают, но надо стараться на первом этапе сделать максимальное", – отмечает начальник хирургического отделения Иван.

Здесь врачи по-особенному не имеют права на ошибку, и хоть Иван и говорит, что разницы между гражданскими и военными медиками не видит, но она всё-таки есть.

"Военные медики в России – лучшие в мире. Не могу это опровергнуть, так и есть. Все время опыт есть. Хочешь – не хочешь, система обучения у нас лучше", – говорит начальник хирургического отделения Иван.  

Наши бойцы могут быть уверены, что в тылу готовы к любому развитию событий, если что им помогут такие уверенные в себе и опытные люди, как Иван. У наших врачей на этом этапе к каждому пациенту особое отношение и внимание, благодаря которому, в итоге, и спасают жизни.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1114455 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1114455')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1114455', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1114455', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1114455(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1114455(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })