window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
13 марта 2023, 10:27

Искусственный интеллект научили отличать человека от двойника в РФ

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © Скриншот видео

В России научили искусственный интеллект отличать человека от его двойников. Тому, кто пытается выдать себя за другого, не помогут самые совершенные маски из силикона или даже натуральной кожи. Такая точность позволит избежать, например, взлома банковского аккаунта при помощи биометрии. Корреспондент "Известий" Дмитрий Вахницкий попробовал обмануть электронный разум.

Искусственный интеллект научили отличать человека от двойника в РФ

Такое не увидишь ни в одном офисном шкафу – человеческие лица разной формы и размера на подставках и просто стопкой. На этих моделях искусственный интеллект учили технологии Liveness – это когда программа умеет отличать живого человека от механической подделки.

"Мы должны показать машине, как ребенку, максимальное количество изображений, чтоб он понимал, что там происходит. То есть в данном случае мы ему показываем максимальное количество копий человека", объяснил директор по связям с общественностью Александр Томас.

Пока это первая российская разработка, причем полностью на отечественном ПО. Во всем мире чуть больше десятка сертифицированных компаний, поставляющих готовые Liveness-решения. Которые теперь стоят на страже и смартфона, и обычной входной двери.

"На мне силиконовая маска одного из сотрудников офиса. Сейчас я попытаюсь пройти контроль, на входе здесь – терминал с распознаванием лиц. Пробуем… Не пускает. А вот и сам Салават – это в его маске я пытался получить доступ. Теперь посмотрим, как проходит он", показывает Вахницкий.

Раньше такие трюки с масками были инструментом только для хитрых голливудских шпионов. Сейчас чужое лицо можно распечатать на 3D-принтере или изготовить под заказ – так детализация еще выше. А с учетом, что Face ID все прочнее входит в нашу жизнь, нужна защита.

"Представим, что у вас в какую-то соцсеть авторизация по лицу, если нет технологии Liveness, то злоумышленник, взяв вашу фотографию, покажет ее в камеру своего ноутбука или телефона и войдет в ваш аккаунт. Если говорить про более серьезные вещи, то это может быть какое-то банковское приложение, когда человек может получить доступ к вашему банковскому аккаунту, сделать перевод денег на свои счета", рассказывает начальник отдела поддержки продаж Владимир Гриднев.

При этом технологию Liveness не стоит путать с распознаванием лиц – в идеале две системы работают в паре. И первая задача – как раз установить, что лицо – настоящего человека. Степень похожести здесь не имеет значения. Вопрос один – перед камерой живая кожа, силикон или вообще бумажное фото.

"Текстура и много других признаков, по которым искусственный интеллект должен утверждать наверняка, что это не вы, а изображение. В данном случае, когда речь идет о приложении банков или госуслуг, у него нет права на ошибку, это должна быть 100%-ная точность", уверен Томас.

Биометрический контроль все больше проникает в нашу жизнь. Лицом уже можно оплатить поездку в московском метро. Наши данные собирают почти все российские банки, с их помощью дистанционно предоставляют государственные услуги. Даже в далекой Африке голосование на выборах проходит с биометрическим контролем, как это было в прошлые выходные в Нигерии. Через три-четыре года, прогнозируют эксперты, мы вообще забудем, что такое традиционный логин и пароль.

"Все будущие технологии как раз будут применяться с помощью нейросетей для того, чтобы идти по городу как в одном из фильмов, "Особое мнение", когда идет главный герой – Том Круз – и его узнают все рекламные носители, какие-то стенды, магазины, все его приглашают что-то купить – его ведут от выхода из автомобиля до точки, куда он шел. И это показывает, что к этому все и ведется, что нас будут распознавать, вести трекинг, полный контроль", предсказывает основатель группы компаний в области робототехники и искусственного интеллекта Владимир Белый.

Мошенники не отстают от создателей систем защиты. Голос научились преобразовывать и синтезировать на компьютере. Отпечатки пальцев можно воссоздать по жировому следу на поверхности. Или вообще по фото, как это сделал хакер Ян Крисслер, известный под ником Starbug. На одной из конференций он показал рабочий макет подушечки пальца Урсулы фон дер Ляйен. Пока новомодные технологии доступа больше вопрос удобства, а не безопасности, говорят эксперты.

"Во-первых, будет ли защищена ваша база биометрическая, где хранятся слепки голоса или лица? Дальше вопрос – канал информации, вот этот канал связи, по которому идет информация от сервера в ваш телефон или в какое-то банковское приложение, защищен ли он? Или не компрометирован ли ваш гаджет или ваше устройство?" задается вопросами эксперт по кибербезопасности Павел Мясоедов.

Именно поэтому современные системы защиты – комбинированные. Пользователь должен не просто показать лицо в камеру, а подмигнуть или улыбнуться. Для идентификации по голосу могут попросить назвать случайный порядок цифр. А новая российская технология Liveness теперь поможет точно установить, что войти в аккаунт пытается живой человек. Разработчики уверяют, что систему не обмануть, даже если маска будет не из силикона, а из настоящей, человеческой кожи!

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1084088 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1084088')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1084088', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1084088', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1084088(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1084088(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })