window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
13 марта 2023, 03:56

Жители маленького поселка под Читой живут нелегальной добычей золота

Поселок с населением в 5 тысяч человек, что буквально "стоит" на золоте и живет им
Читать ren.tv в

Silicon Valley Bank - он занимал 16 место по величине активов в США. И этот крах стал вторым по величине за всю историю страны. Первым было крушение Lehman Brothers в 2008 году. Именно ого тогда спровоцировало глобальный кризис.

Теперь эксперты предполагают повторение сценария. Тогда, как и сейчас, первопричиной стало банкротство куда более мелкой кредитной организации из-за мыльного пузыря на ипотечном рынке. И тогда, и сейчас рынок был накачан напечатанными деньгами, ничем не обеспеченными ценными бумагами, а власти пытались решить проблему инфляции за счет игры с процентной ставкой, не заботясь об устойчивости финансовой системы.

Именно поэтому аналитики не исключают, что обвал продолжится и в понедельник. Косвенно на это указывает рост цены золота на мировых рынках. Это традиционная стратегия в условиях надвигающегося шторма – переводить средства в драгоценные металлы, которые считаются самым надежным активом, пусть и не столь доходным.

Кстати, в прошлом году спрос на золото в мире достиг рекорда – почти пяти тысяч тонн. Такой же всплеск наблюдался в разгар кризиса начала десятых годов. Общая стоимость мировых золотых запасов оценивается приблизительно в 11,5 триллиона долларов. Но это стоимость легального рынка. Есть еще черный. И вот здесь никто даже приблизительно не может назвать цифры ни запасов, ни их денежного эквивалента. Хотя некоторые эксперты утверждают, что "черные старатели" обеспечивают до 15% всей добычи драгоценного металла. Они есть в каждой стране, где добывают золото, в том числе и у нас. Бороться с ними крайне сложно. Корреспондент "Известий" Иван Литомин стал свидетелем настоящей "золотой лихорадки" в Забайкальском крае, с которой справится можно только с помощью крайне радикального рецепта.

Забайкальский край. 300 километров на восток от Читы. Съемочная группа "Известий" в Вершино-Дарасунском – поселке с населением в 5 тысяч человек, что буквально стоит на золоте и золотом живет. Поселок изрыт тоннелями.

Жители маленького поселка под Читой живут нелегальной добычей золота

"Вот так сейчас выглядит один из черных входов в подземную шахту. Вообще, все довольно цивилизовано – дверца, вот тут есть лестница и было подведено электричество. А вот там вот есть еще второй вход. Сейчас мы попробуем сюда забраться. Вот он, второй вход в шахту. Сейчас он завален бревнами, камнями. Но там вообще под землей огромная сеть подземных ходов", – передает корреспондент.

С начала марта здесь проходит масштабная операция силовиков. Входы в рудники, которые используют "копатели", блокирует Росгвардия.

"Сейчас они борются с "чернокопателями". Они сейчас хотят добиться, чтобы туда никто не заходил, а те, кто там есть – вышли", – пояснил собеседник. 

Местные не слишком разговорчивы. Причина простая: через одного – замешаны в незаконной добыче золота.

Максим Алексеев, муниципальный депутат, защищает "черных копателей". Сам при этом, по данным силовиков, попадался с так называемым концентратом – смесью золота и руды. Говорит, нелегальный промысел для людей, мол, единственный способ заработка. Правда, позже выяснится – это не так. Алексеев лично показывает дорогу к одной из пещер на своем черном Land Cruiser.

"Я туда спускался сам. Почему я вас сюда привез? Я сюда спускался сам. Порядка, наверное, 85 метров. И там дальше уже идет штрек – это получается шахта "Центральная", – рассказывает Алексеев. 

В Вершино-Дарасунском и его окрестностях пять основных шахт. Все штольни – и действующие, и закрытые – еще с советских времен связаны между собой сетью подземных выработок. В общей сложности 300 километров тоннелей – огромный подземный город, наполненный золотом.

Съемочная группа спускается в пещеру "черных копателей". Метр за метром по самодельным лестницам приходится погружаться под землю.

"То есть мы уже порядка, наверное, десяти метров под землей. И вот туда еще 20", – сообщил Литомин. 

Что дальше – непонятно. Тоннель уходит вниз еще на десятки метров. Вокруг абсолютная темнота, если б не фонари и свет от камеры.

В шахте такой трек называют "восстающий". Это вертикальная выработка. Цель съемочной группы – непосредственно точка незаконного промысла. Спускаться приходится до тех пор, пока свет наверху не пропадает.

"Мы уже под землей примерно метров на 50", – передает корреспондент. 

На дне тоннели расходятся в разные стороны. Но есть четкий ориентир – тонкий, едва заметный провод связи. По нему, скорее всего, ходят и сами "копатели". Он-то и приводит к цели.

"Вот они здесь откалывают руду золотую, перемалывают ее. Вот здесь кто-то свою форму рабочую оставил", – показывает Литомин на "место работы" нелегалов. 

Золотодобытчики спускаются сюда с запасом еды примерно на пару недель. Обустраивают так называемые бендюги. Под мрачными сводами – и кухня, и остатки застолья. Тут же обвалы породы и заблокированные тоннели.

Еще один вход в штольню уже в самом в поселке. Найти несложно – рядом разбросаны перчатки и рабочая одежда "черных копателей".

"Тоже хорошо видно, было подведено электричество, вот так вот он оборудован, как пещера. Сейчас мы попробуем туда немножко забраться. А дальше – огромный тоннель уходящий вот туда вглубь. Висит какая-то форма. Впечатляет… Это не нора. Это настоящий парадный вход", – рассказывает Литомин. 

Никто не может сказать точно, когда черный промысел в Вершино-Дарасунском обрел такие масштабы. Уголовные дела, задержания, аресты, судебные процессы, реальные сроки, штрафы – с "копателями" здесь боролись всегда. Но впервые ставят тотальный заслон.

Охрана спусков в рудники – лишь первый этап спецоперации. Силовики ждут, пока из-под земли поднимутся все "золотодобытчики". На это уйдет минимум две недели.

"На сегодняшний день уже порядка 14 человек вышли добровольно. Будем объяснять через сарафанное радио, потому что мы намерены все выходы засыпать", – отметил Сергей Щеглов, представитель золотодобывающей компании. 

Добывать золото здесь продолжат, но уже легально и в гигантских карьерах.

"Масштабы золотодобычи в Вершино-Дарасунском можно оценить с воздуха. Огромный карьер Талатуй размером примерно 400 на 400 метров. Ежедневно, ежечасно десятки грузовиков вывозят отсюда тысячи тонн золотой руды", – отмечает корреспондент. 

Открытая выработка и безопаснее, и рентабельнее.

"Вот это все – золотая руда. Здесь ее перерабатывают и извлекают золото. Если говорить о цифрах, то примерно два грамма на тонну. То есть вот в этой огромной куче руды с меня ростом драгоценного металла может быть всего до десяти граммов", - добавил Литомин. 

Свободных рабочих вакансий на предприятии немало. Зарплаты приличные, до 200 тысяч рублей. Но "черные копатели" идти на карьер не хотят, ведь за две недели нелегальной смены могут принести домой около двух миллионов рублей

"И это вот затягивает. Что мы вот сейчас добудем, допустим, 10 грамм, а в следующий раз спустимся – добудем килограмм", – отметил Степан Жиряков, заслуженный работник горнодобывающей промышленности Читинской области, сенатор Совета Федерации РФ. 

Вот так выглядит фабрика "старателей": полноценное производство, станки, мельницы, двигатели. За сутки перерабатывают десятки тонн руды. Нередко используют взрывчатку. Привыкли настолько, что даже из-за стола не встают. Ежегодно в заброшенных рудниках гибнут десятки "копателей". Но "золотая лихорадка" оправдывает любой риск, говорит один из самых известных "старателей" страны. Он работал в дарасунских шахтах еще в 60-х и уже тогда были "нелегалы".

"Если раньше за попытку хищения золота в несколько грамм к стенке ставили – это один вопрос. А сейчас, если человека берут с золотом, он говорит: "А я нашел его", – отметил Виктор Таракановский. 

Александр Писарев и сам в шахты ходит, и оборудование продает. 

"Ну полностью, короче, все… Ты ее берешь, ставишь", – объясняет он "шахтеру".

Дробилки, мельницы, генераторы. В гараже супермаркет для незаконной подземной фабрики. 

– А дробилку за сколько отдадите?

– За сотку отдам.

Его выработка сейчас под охраной. Во время последнего захода в шахту побил личный рекорд – почти килограмм золота.

"Семьсот. Ну за неделю", – делится мужчина. 

Сбывают прямо здесь же, в поселке.

– Минус-то какой?

– А у вас?

– Минус 650.

Минус 650 – это от официальной стоимости золота на день продажи. Дмитрий Солгаев хоть и не признается, что скупает драгметалл, все равно в курсе всех тонкостей нелегальных сделок. По-дружески советует сбывать в Чите. К поселку сейчас слишком много внимания.

"Соседа шмонали. Никто не знает ничего", – говорит сельчанин. 

Обыски были и у самого Дмитрия. Но он все равно убежден – "золотодобытчиков" не остановить.

"Они закопают шахты, мы возьмем трактора, да откопаем. Трактора есть у всех. И снова пойдем. Это не проблема", – считает он. 

В схеме сбыта такие как Солгаев – пешки. Сейчас, с началом операции в поселке, крупные скупщики залегли на дно. Найти их невозможно. А основные бенефициары вообще находятся за границей. И пока есть черные старатели, будет и теневой оборот. Варианта два, говорят эксперты. Ужесточить наказание или, наоборот, легализовать "старателей".

А пока в Вершино-Дарасунском решили: нет золота – нет проблемы. Все подземные выработки в ближайшие месяцы утонут в грунтовых водах. В том числе и те, куда спускалась наша съемочная группа. Координаты найденных шахт передали полиции.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1083951 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1083951')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1083951', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1083951', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1083951(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1083951(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })