window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
19 сентября 2022, 01:29

Свои корни: как в России работают над семеноводством

Как зарождается новая эра российской сельскохозяйственной отросли
Читать ren.tv в

Очевидно, что в прежнем виде экономика существовать не может. Сотрудничество с Западом в некоторых сферах все больше напоминало мягкое поглощение. Даже в такой сфере, как продовольственная безопасность. 

До недавнего времени лишь четверть аграрных комплексов работала на отечественном зерне. У других посевной фонд в основном был импортным. И это превратилось в своего рода бомбу замедленного действия. Обозреватель "Известий" Алексей Лазуренко разбирался в том, кто и как теперь вынужден проводить срочное "разминирование", в том числе на генетическом уровне.

Свои корни: как в России работают над семеноводством

Голландская морковь дала неплохие всходы на донской земле. На грядках этого хозяйства весь борщевой набор – от свеклы до картошки. Ее клубни, кстати, уже давно не покупают за рубежом.

Но пока эта ферма – скорее исключение из правил. Отечественные семена не первый год позволяют аграриям ставить рекорды по зерновым. Но почти вся сахарная свекла в российских полях имеет иностранные корни. Из-за границы большинство семян овощей и подсолнечника. Почти половина картофеля и кукурузы. 

"Доходит до того, что некоторые семена – наши же, отечественные генетики, размножаем за рубежом. И потом завозим готовые семена сюда", – рассказал президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. 

"Сам клубень говорит о том, что на этом поле очень хороший урожай будет", – поделился фермер.

В Татарстане много лет работают с иностранными поставщиками зерна. Представители датской фирмы почти весь год в этих полях. Дают советы, если пришло время посадить кукурузу или прикормить свекольные кусты.

"Полностью сервис услуг", – отметил он.

Сегодня в России работают десятки иностранных производителей семян. Западные санкции заставили уйти разве что только американцев. Пеер Ефтимов – представитель немецкой селекционной компании. Она занимает около 20 процентов рынка. Уходить не собирается. Говорит, без них не справимся.

"Чтобы один хороший конкурентоспособный гибрид выпустить на рынок, вы должны инвестировать где-то между 2 и 4 миллиона евро и занимать между 3 и 6 лет", – рассказал Ефтимов.

"Они имеют серьезные лоббистские возможности, в какой-то степени вводя в заблуждение. Просто наши по генетике не уступают", – сказал президент Национальной ассоциации производителей семян кукуруза и подсолнечника Игорь Лобач.

Богатые урожаи, устойчивые к болезням или вредителям, сегодня рождаются даже не на полях, а в лабораториях, подобной этой. И чем больше будет информации у научных сотрудников, тем крепче будет продовольственная безопасность страны.

"Можно создавать различные условия, которые будут имитировать тот или иной стресс", – поделилась сотрудница лаборатории.

В крошечных пробирках растет новая эра российской сельскохозотрасли.

"Одно из направлений нашей работы – микроклонирование самых лучших генотипов сахарной свеклы", – рассказала руководитель отдела биотехнологий Елена Колесникова.

Объединить наработки отечественной селекции. Собрать воедино исследования семеноводства. Задача, которую поставил президент перед создателями национальной базы генетической информации. Ее оператором станет легендарный Курчатовский институт. Это будет первая в стране единая картотека биоинформации. От РНК микроорганизмов до генома человека. Основа, которая позволит аграрной генетике выйти на новый уровень.

"Мы видим огромный помидор, мы: "Ага, этот помидор огромный, давайте вот мы его возьмем дальше, и мы получим целый урожай на следующий год огромных помидоров. Так работает только тогда, когда мы знаем генетическую информацию этого огромного помидора и понимаем, да, что этот признак, он закреплен, и он будет передаваться в следующие поколения этого организма", – сообщил заместитель руководителя Курчатовского комплекса НБИКС природоподобных технологий НИЦ "Курчатовский институт" Максим Патрушев.

Живой справочник сельского хозяйства. Бесценный научный экспонат. Коллекция, которую генетик Вавилов начал собирать еще в начале 20 века. Чуть ли не четверть того, что хранится здесь, – исчезнувшие сегодня сорта. 

Четвертая в мире по величине, первая – по разнообразию коллекция. Ее бережно хранили даже в дни Ленинградской блокады. Теперь в одной части Всероссийского института генетических ресурсов растений изучают свойства кукурузы Кавказа. В другой части создают комфортные условия для зерновых.

Сегодня только у этого института десятки опытных станций и филиалов. От крымского берега до якутского криохранилища. В вечную мерзлоту зерно здесь заложили еще в 70-х. Опираясь на прочную основу, селекционеры ищут эталонные семена для российской земли.

"Прежде всего это должен быть стабильный урожай, но это должно быть еще высокое качество продукции. То есть, это необходимое содержание белков, жиров, углеводов", – рассказала замдиректора ВИР по научно-организационной работе Юлия Ухатова. 

В прошлом году наши специалисты вывели 29 новых сортов картофеля, 13 гибридов сахарной свеклы. При том, что сегодня есть лишь 15 профильных научных центров. Ситуацию должен изменить нацпроект "Наука". Предусмотрено создание пяти гигантских агробиотехнопарков и 35 селекционных институтов по всей стране.

"Если мы получаем хорошие семена, то есть семена, которые дают тот урожай, который нужен нашему фермеру, тот урожай, который нужен нашему рынку. Если это хорошие семена, зачем нам покупать? Понятно, что мы таким образом обеспечиваем свою продовольственную безопасность", – отметил Максим Патрушев.

Через 8 лет доля отечественных семян на рынке должна достичь 75 процентов. Этого требует от селекции доктрина продовольственной безопасности страны. Все остальное сделает щедрая на урожай российская земля.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1025133 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1025133')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1025133', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1025133', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1025133(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1025133(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })