window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 ноября 2021, 01:44

Как тысячи мигрантов оказались на границе Белоруссии и Польши

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Как тысячи мигрантов оказались на границе Белоруссии и Польши

Аэропорт и госпиталь маленького города Сулеймания в Ираке. Здесь сдают тесты на COVID перед полетом в Европу. Но в очереди совсем не туристы. Это толпа отчаянных и отчаявшихся, готовых покинуть родину и пуститься  в долгий путь в надежде на лучшую жизнь. Почти у каждого билет в один конец. 

На Ближнем Востоке буквально массовый психоз. Западные телеканалы и масс-медиа превратили идеальную европейскую картинку "о сытой и безбедной жизни" в навязчивую идею. Десятки тысяч людей поверили – их ждут!  Продают все – лишь бы уехать. От войны и разрухи. От долгов и неудач. 

В зале ожидания очень характерные пассажиры. Минимум багажа и теплые куртки.  

Эта стела у ворот маленького аэропорта Сулеймания. Именно здесь для многих начинается путь из Азии в Европу. Именно тут каждый день десятки людей делают шаг в неизвестность. И как выясняется, многие хотя и смотрят телевизор, читают газеты, но все же очень плохо представляют себе, что ждет их в будущем.

Последний рейс в Турцию - буквально через несколько часов маршрут, отработанный годами, закроют. Стамбул  был лишь перевалочным пунктом. Здесь потоки разделялись. Часть мигрантов, получив белорусские визы, через Минск пробиралась в Польшу. Другие по морю, с контрабандистами, плыли в Грецию. 

Туристические агентства в Ираке работают без выходных. Получить документы для перелета можно дистанционно, заплатив несколько сотен долларов. 

 "Даже сегодня к нам каждый день звонят по 10, 15 человек. Я их останавливаю, честное слово!  Но люди все равно несут свои паспорта и говорят: "Пожалуйста, сделайте это для нас, сделайте!" - говорит Аркан Осман Муххамед. 

Здесь вся жизнь - базар и рынок немедленно откликаются на запросы клиентов. Вот здесь, например, целая улица, где продают теплые вещи. Термобелье, спортивные костюмы специально для людей, желающих путешествовать в суровом климате. 

"Каждый день у меня 20-30 человек. Иногда они говорят, что да, для поездки в Беларусь покупают. А иногда я зазываю фразой "костюмы для поездки в Беларусь", и те, кому нужно, подходят", - отметил продавец Бриар Мохаммед. 

Акам, средний из пятерых братьев, уже собрал рюкзак. Внутри два спальных мешка, для себя и жены, и пакет с сушеной хурмой. Он считает, что этой провизии вполне достаточно. 

"Если у меня не получится добраться в Европу через Беларусь, то тогда я, по крайней мере, доеду до Турции и дальше доберусь по морю", - говорит он. 

Акам – строитель. Несколько лет назад упал с высоты, получил серьезные травмы. Уверен, что в Германии его, нелегального мигранта, сразу вылечат. С собой он везет рентгеновские снимки.   

"Это старые снимки, на них видно, что нужна операция. Если я доберусь до Европы, то мне восстановят руку", - надеется он. 

Билеты на самолет уже куплены. Но иракцев с белорусскими визами больше не пропускают через границу Турции. А в самом Ираке временно запретили гражданам путешествовать на Запад. 

Ради заветной поездки в Европу тысячи жителей Ирака потратили все, что у них было. Теперь считают, что остались ни с чем. Не понимая, что сохранили главное - свою жизнь. Уцелеть в эти дни на белорусско-польской границе, перейти которую им явно не удалось бы, почти невозможно. 

"Сейчас мы идем в колонне беженцев из Сирии и Ирака, здесь примерно 200 человек. И мы находимся в 3-4 километрах от белорусско-польской границы. Люди вынуждены идти по лесу, а не вдоль дороги, чтобы их не заметили с польской стороны", - сообщает корреспондент РЕН ТВ Денис Большаков. 

Вместе со взрослыми дети. Кого-то несут на руках. Многие простужены и голодны. У некоторых мигрантов еда закончилась несколько дней назад.

Воду экономят ради детской смеси – в этой группе есть ребенок, которому меньше года. Беженцы спешат дойти до границы затемно, чтобы не привлекать внимания. Но все равно – на той стороне их уже ждут.

12 тысяч польских военных отправили на границу с Белоруссией. В небе барражируют вертолеты, на самом видном месте стоят бронемашины. Идти некуда. Впереди – колючая проволока, сзади - белорусская пуща. Мигранты разбивают лагерь, чтобы отдохнуть после двухнедельного марш-броска. Но у поляков свои планы. 

Своеобразный элемент психологического давления. С одной стороны, этот прожектор помогает понять польским силовикам, что происходит по ту сторону колючей проволоки. С другой – мешает беженцам спать. Но еще хуже, когда включают стробоскопы и громкоговорители.

Утром психологическое давление не заканчивается. В ход идут современные технологии. В роуминге мы получили сообщение, видимо, от польских правительственных служб. Оно адресовано беженцам. Здесь написано о том, что белорусские власти вам лгут, возвращайтесь в Минск и ни в коем случае не принимайте никаких пилюль от белорусских солдат.

У мигрантов сдают нервы. В первые ночи в лагере было несколько попыток прорыва польского оцепления. Но беглецов ловили, избивали, а потом выталкивали обратно в Белоруссию.

Еще одна проблема – дым от костров. Не жечь их беженцы не могут, иначе замерзнут. Деревья рубят в первую очередь для того, чтобы развести огонь и согреться, но есть и другой вариант использования. Такое длинное 15-метровое бревно можно бросить на колючую проволоку и попытаться прорваться на территорию Польши.

Впрочем, для этого нужна хорошая форма. А где ее взять, если еды не хватает? При виде машины с продовольствием мирные до этого беженцы моментально меняются.

Некоторые специально посылают детей, чтобы разжалобить военных и волонтеров. Тех, кто поменьше, буквально заталкивают под машину, чтобы оттуда можно было ухватить продуктовый набор.

Сейчас силовики вынуждены были закрыть дверь, потому что очень большая толпа собралась вокруг грузовика, поэтому на время прекратили выдачу продуктов. 

В лагере борьба идет не только за продукты, но и за место в хижине или палатке. Азизу из Камеруна не повезло.

"Вот так ложусь, на дерево облокачиваюсь и сплю. Рядом с костром. Прямо на земле", - рассказывает он. 

Как бы странно это ни звучало, но Азиз рад и этому.

"В моей стране мы умираем! Я не шучу, я не играю, это серьезно! Говорю только правду, как перед богом", - утверждает он.

У Аиши условия немногим лучше. Палатка есть, но спать в ней приходится всемером. Вместо посуды – старая консервная банка. В Багдаде они с мужем получили престижную профессию – инженер нефтедобычи. Но работу, как и родину, пришлось бросить. После убийства Саддама жить в Ираке, по словам Аиши, нельзя. Можно только пытаться выжить. И получается это далеко не у всех.

Теперь им остается только ждать. Семья Аиши заплатила по 4 тысячи долларов за каждого, чтобы добраться до Белоруссии. Надежда пока есть, но денег, как и пути назад, нет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_903304 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_903304')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_903304', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_903304', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_903304(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_903304(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })