window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
16 сентября 2021, 20:15

Горбатые скачки: зачем разводят гончих верблюдов

Корабли пустыни! Зачем в верблюжьих скачках в Дубае участвуют роботы?
Фото: © Global Look Press via ZUMA Press / Mahmoud Khattab
Читать ren.tv в

Верблюды - самые мощные вьючные животные. Они могут проходить в день по 30-40 километров, нести груз тяжестью в половину собственного веса. Их часто называют "кораблями пустыни", но мало кто знает, что на самом деле верблюды совсем не умеют плавать. Эти животные даже в жару могут прожить без воды пять дней, а в холодную погоду не пьют по полгода. В горбе у верблюда находится около 150 килограммов жира. Этот жир не расщепляется на воду, а сохраняется там для того, чтобы у животного был запас энергии, и он защищает верблюда от солнца. Но знали ли вы, что существуют гончие породы верблюдов? Где проводят "горбатые скачки"? Почему там в качестве наездников выступают роботы? И сколько стоят дромадеры? Об этом рассказывает программа "Невероятно интересные истории" с ведущим Сергеем Доля на РЕН ТВ!

Священные животные

Уникальные качества верблюдов сделали их священными животными для жителей Северной Африки. Здесь за убийство верблюда грозит жестокое наказание. Но если животное умерло своей смертью, его хоронят, как человека. В африканских племенах бедуинов до сих пор существует традиция - каждому мальчику, как только он научится ходить и говорить, дарят верблюжонка.

Ребенок сам ухаживает за животным и воспитывает его, постепенно приучает к длительным переходам. В среднем верблюды передвигаются по пустыне со скоростью 15 километров в час, но существуют особые гончие породы, способные бегать в четыре раза быстрее своих собратьев. При этом цена на такого скакуна сопоставима со стоимостью нового автомобиля.

Фото: © Global Look Press/Xinhua/Ghazy Qaffaf/Nie Yunpeng

Горбатые скакуны

В Арабских Эмиратах иногда на верблюдах проводят скачки. Правда, там используют специальные породы. Они называются дромадеры, очень дорогие. И тренируют их тоже специальным образом. Первые скачки на верблюдах провели в 1964 году по инициативе короля Саудовской Аравии Фейсала ибн Абдул-Азиза Аль Сауда.

Таким образом монарх хотел спасти обитавших в пустыне одногорбых верблюдов от уничтожения. Дело в том, что на Ближнем Востоке сохранились лишь искусственно выведенные дромадеры, которые полностью утратили навыки выживания в условиях дикой природы.

"Когда появились машины и в функции верблюда как извозчика люди перестали нуждаться, у хозяев осталось достаточно много этих животных. Их стали выпускать на волю как в Объединенных Эмиратах, так и в Турции. Это, по сути, значит просто отправить верблюдов на верную смерть, поэтому придумали фермы и начали устраивать бега", - отметила зоолог Елена Березенко.

Фото: © Global Look Press via ZUMA Press/Mahmoud Khattab

Скачки на верблюдах - зрелище не для слабонервных. В отличие от лошадей, эти упрямые животные бегут строго по прямой линии. Но когда дромадер разгоняется до максимальной скорости, остановить его погонщик уже не в силах. Одногорбый верблюд может легко снести ограждение и даже затоптать зрителей.

Хозяева скаковых верблюдов вживляют им под кожу специальные чипы, чтобы знать точно, чье животное быстрее всех оказалось на финише. А перед самим забегом дромадеры сдают допинг-пробы – все, как на настоящих Олимпийских играх. 

"Это очень захватывающее зрелище. Ничем не хуже обычных скачек. Мы точно так же делаем ставки на верблюдов. И я даже несколько раз выигрывал", - рассказал болельщик гонок верблюдов Ракеш Шарма Биканер.

Фото: © Скриншот видео

Похищение детей ради скачек

В самом известном турнире участвуют около 6 тысяч животных, а сами гонки длятся почти две недели. Победитель получает полмиллиона евро, при этом стоимость самого верблюда-чемпиона после забега увеличивается на несколько десятков или даже сотен тысяч евро.

"Как показал опыт, самки верблюдов в среднем в разы быстрее, чем самцы. Связано это, конечно же, с удельной массой тела, ведь чем легче дромадер, тем проще "кораблю пустыни" набрать максимальную скорость", - сказала путешественница Александра Стародубцева.

Фото: © Скриншот видео

Именно поэтому до 2005 года в гонках на дромадерах вместо взрослых наездников участвовали подростки весом до 45 килограммов. Скачки на верблюдах были настолько популярными на Ближнем Востоке, что детей часто похищали и превращали в рабов.

"Более того, иногда сами родители из малоимущих семей могли продать свое чадо владельцу верблюдов. Какое число детей было похищено и продано, неизвестно, но некоторые называют страшные цифры – от 30 до 40 тысяч человек", - отметила Александра Стародубцева.

Роботы-наездники

В 2005 году в Объединенных Арабских Эмиратах вышел закон о том, что жокеям верблюдов должно быть больше 16 лет. За нарушение штраф – 20 тысяч долларов. С тех пор в забегах вместо людей участвуют роботы.

Фото: © Global Look Press/Xinhua/Ghazy Qaffaf/Nie Yunpeng

"Это отличная идея, потому что верблюды несутся сломя голову. Если наездник упадет, травмы ему обеспечены", - сказал путешественник Штеф Хоффер.

Во время гонок владелец верблюда может прикрикнуть на скакуна. Дромадер услышит голос хозяина через динамик на корпусе робота. А при необходимости владелец даже способен ударить животное хлыстом с помощью специальной кнопки на пульте управления.

Фото: © Global Look Press via ZUMA Press/Mohammad Saiful Islam

Чемпионы из пробирки

Разведение беговых верблюдов - очень прибыльный бизнес на Ближнем Востоке. Поскольку лучшие результаты в забегах показывают самки дромадеров, их хозяева не хотят, чтобы они рожали и пропускали сезон, поэтому заводчики скакунов занялись искусственным оплодотворением. Теперь детенышей самок-чемпионов вынашивают обычные верблюды. 

"По сути, это аналог суррогатного материнства. У самок чемпионов берут яйцеклетки. Они оплодотворяются в лабораторных условиях, а после эмбрион подсаживается менее быстроходной верблюдице. Таким образом, к примеру, в Дубае в 90-х удалось получить многочисленное потомство от чемпионки по имени Махна", - отметила Александра Стародубцева.

Фото: © Скриншот видео

Верблюдов из пробирки продают за баснословные деньги. Стартовая цена - 900 тысяч евро. При этом самый дорогой верблюд в мире ушел с молотка за 2,7 миллиона евро. Он выиграл конкурс красоты, в котором принимали участие 17 тысяч верблюдов.

Жюри оценивает верблюдов сразу по нескольким параметрам: форме коленей, головы, размеру щек и губ. Некоторых участников состязания пришлось дисквалифицировать. Их хозяева использовали косметические препараты, чтобы сделать животных красивее.

Фото: © Скриншот видео

Военные верблюды

Для жителей России верблюжьи бега и конкурсы красоты – экзотика. В нашей стране так называемых "кораблей пустыни" всегда считали рабочими лошадками, а на случай войны даже придавали им особое стратегическое значение.

В бою под Ростовом немецкие солдаты уничтожили 90% верблюжьего состава. После столкновения с фашистами выжили только двое. Их звали Машка и Мишка. По воспоминаниям фронтовиков, именно они тащили на себе орудие, которое в числе первых выстрелило по Рейхстагу.

Фото: © Скриншот видео

Самые загадочные и интересные места нашей планеты, поразительные обычаи народов, невероятные истории и многое другое - в программе "НИИ РЕН ТВ".

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_878204 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_878204')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_878204', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_878204', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_878204(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_878204(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })