Вся правда о черном рынке санкционных продуктов

Русскому человеку что не запрети — он выкрутится и сделает по-своему.

Вся правда о черном рынке санкционных продуктов
Русскому человеку что не запрети — он выкрутится и сделает по-своему.

Еще во времена сухого закона, когда в пятницу вечером полстраны все равно ходило, пошатываясь, было ясно: русскому человеку что не запрети — он выкрутится и сделает по-своему. Так и в истории с санкционной едой. Черный рынок продуктов, ограниченных к ввозу в Россию в ответ на западные санкции, существует и пользуется популярностью.

Мы провели собственное расследование и узнали, как запрещенная к ввозу еда оказывается в России. Белый микроавтобус забит до отказа. Желающих прокатиться в Финляндию — хоть отбавляй. И вот она — мечта гурмана без санкционных ограничений. От российской границы 10 километров. Первый крупный супермаркет. Нас здесь высаживают. Дают ровно один час пятнадцать минут: за это время мы должны закупить все, что нам необходимо, и через час пятнадцать — домой, на родину. Именно так выглядит одна из незамысловатых схем попадания "санкционки" на прилавки небольших магазинов в России. Челноки в неделю совершают порой по 5-6 подобных гастрорейдов. 1 человек — 5-10 кг еды.

Итак, микроавтобус, груженный пассажирами, пересекает финскую границу каждый день примерно в 9:30. Пока туристы опустошают полки финских супермаркетов. Водитель закупает, например, автопокрышки. Примерно по 2 штуки на пассажира. Далее каждому туристу выдается подробная легенда для таможенников: мол, резину везу себе или, например, брату. На таможне все проходит без проблем — так как ничего противозаконного ни водитель, ни пассажиры формально не совершили. И вот примерно в 7 вечера маршрутка возвращается обратно в Петербург. В итоге каждый при своем: у водителя — шины без оплаты таможенной пошлины, у пассажиров по 5 кило "санкционки". По факту, конечно, везут больше.

Десятки таких бесплатных антикризисных автобусов ежедневно курсируют по маршруту Петербург — Финская граница — Петербург. По мнению экспертов, именно по такой схеме в Россию еженедельно поступают тонны запрещенных к продаже продуктов питания. Можно и вообще никуда не ездить. Несколько кликов мышкой — и "санкционка" уже на следующий день с доставкой прямо на дом.

И уже нашлись умельцы, которые досконально изучили законодательство и поняли: на продуктовом эмбарго можно неплохо заработать. Москвич Петр Шарапов живет в Майами, его продуктовый склад в Филадельфии. А главный потребитель — на родине, куда ежедневно отправляются сотни коробок с запрещенной едой. Таким образом, для личного пользования, но без личного присутствия на границе, санкционка оказывается у вас на столе. Несомненно это дороже, но лучше уж так, чем совсем никак.

В небольшом полуподвальном помещении настоящий гастрономический рай. Ароматная гарганзола, легендарный Пармеджано-Реджано и знаменитый проволоне радуют и глаз, и кошелек. А мясо — просто мечта гурмана. И ведь продают без зазрения совести. Потому что и здесь по закону не придраться — все схвачено, комар носа не подточит. По нашей легенде, мы планируем открыть небольшой гастропаб в столице. Директор магазина — Дмитрий, и его партнеру обещают помочь, обеспечив санкционными продуктами из самой Италии.

И главное — никакой контрабанды. Потому что рисковать смысла нет. Все уже легализовано в соседнем государстве.

Испанский хамон, полюбившийся сыр с плесенью, и многие другие продукты, которые в ответ на санкции Россия запретила ввозить в страну, попадают к нам по незамысловатым схемам через Ленинградскую область, Владивосток и Находку, а также через дружественные страны — Белоруссию, Казахстан, и не очень дружественную — Украину.

Вот и весь секрет. "Санкционка" беспрепятственно попадает в Белоруссию, там ее перерабатывают, то есть чаще всего просто переклеивают этикетки, и вот норвежская семга становится вполне себе белорусской, а дальше и российский рынок не за горами.

Известный юрист и не менее известный ресторатор Александр Раппопорт уверяет: в России есть продукты, не уступающие санкционным аналогам. Заместить весь импорт, конечно, невозможно — это факт, но ведь даже с тем, что можем сами произвести, не справляемся. Логистика хромает. Бюрократия душит.

"Получить продукт с Дальнего Востока, из Мурманска или из Архангельска значительно сложнее, причем я не преувеличиваю, чем получить его из Аддис-Абебы или Тель-Авива. И это, конечно, полный бред".

То, что ситуация, сложившаяся в логистике, абсурдна и противоречит здравому смыслу, стало заметно уже на самом высоком уровне. В минувший понедельник этот вопрос поднял и президент России. На госсовете говорили о проблемах рыбной отрасли.

Астраханский фермер Ирина Полякова о проблемах сохранности урожая знает не понаслышке. Сама год назад чуть не потеряла все. Не где было хранить, не на чем увозить в крупные торговые сети и на переработку. Вообще, все сельское хозяйство области было на грани банкротства.

О создании логистических центров сельхозпродукции неделю назад говорил и профильный министр Ткачев. В следующем году на их создание хотят потратить 5 миллиардов рублей. Но это пока только планы. А в суровой реальности астраханские фермеры уже сами объединились в кооператив, взяли кредиты и построили один из таких распределительных центров. С холодильниками и развитой логистической системой. Они хотят накормить всю центральную Россию, а может быть, и всю страну.

Ирина Полякова и ее коллеги из Ахтубинска готовы завалить своей продукцией прилавки любого российского супермаркета. В отличие от Минсельхоза, где пока только планируют, фермеры уже на деле, а не на словах воплощают их в жизнь. Так, может, многочисленной команде целого министерства стоит поучиться у таких бизнесменов, как Полякова, или у русского американца Петра Шарапова из Майами, а то и вовсе у питерских челноков с "санкционкой" наперевес. Совершенно очевидно, что у них пока получается гораздо лучше.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870620891737873_56095')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_56095', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_56095', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }

Lentainform