window.twttr = (function(d, s, id) { var js, fjs = d.getElementsByTagName(s)[0], t = window.twttr || {} if (d.getElementById(id)) return t js = d.createElement(s) js.id = id js.src = "https://platform.twitter.com/widgets.js" fjs.parentNode.insertBefore(js, fjs) t._e = [] t.ready = function(f) { t._e.push(f) } return t }(document, "script", "twitter-wjs"))
if (parent === window) { window.onload = function() { var adFoxElm = document.getElementById('adfox_151870616241374263'); const config = { // attributes: true, childList: true, // subtree: true }; const callback = function(mutationsList, observer) { for (let mutation of mutationsList) { if (mutation.type === 'childList') { var event = new Event("adfoxload", { bubbles: true }); document.body.dispatchEvent(event); } } }; const observer = new MutationObserver(callback); observer.observe(adFoxElm, config); var params = { p1: 'bzisc', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190002', puid12: '186107', puid21: '1', puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; if (!adFoxElm.classList.contains('initialize') && adFoxElm.dataset.disabled !== 'true') { if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870616241374263')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870616241374263', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213394" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_top" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "237893" } }, { "bidder": "alfasense", "params": { "placementId": "direct_otm_500" } }, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2482009" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870616241374263', params: params, onLoad: function(data) { }, onRender: function() { if (adFoxElm.dataset.disabled === 'true') { window.Ya.adfoxCode.destroy('adfox_151870616241374263') adFoxElm.style.display = "none"; } } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); } } }; }

49 убитых и украинский след: что известно о бойне в Новой Зеландии

Некий Брентон Таррант в пятницу расстрелял в двух мечетях города Крайстчерч 50 человек в Новой Зеландии. Новая Зеландия - райский уголок не только в фильмах саги о Властелине Колец Питера Джексона. Роза ветров в этой части света такова, что даже в случае атомной войны радиоактивные облака сюда просто не дойдут. Здесь нет ядовитых насекомых и опасных змей. Полицейские ходят без оружия, потому что подавляющее большинство правонарушений - бытовое насилие. Здесь у членов правительства нет охраны. До недавнего времени это была самая привлекательная для туризма и миграции страна. И здесь никогда не происходило крупных терактов. До этой пятницы.

49 убитых и украинский след: что известно о бойне в Новой Зеландии

Напомним - 49 убитых и десятки раненных. Но больше весь мир шокировало то, что бойню устроил нацист-европеец против мусульман прямо в пятницу в мечети. Но только в прошлом году произошло несколько крупных терактов в местах, куда люди приходят молиться Богу.

Январь, Ливия, два взрыва в крупнейшей мечети города Бенгази. Погиб 41 человек. Май - взрыв в афганской мечети в провинции Хост - 17 погибших. Август - опять Афганистан, город Гардез. В результате взрыва погибло 30 человек. Октябрь - США, город Питтсбург - нападение на синагогу. Убийца, выкрикивая антисемитские лозунги, застрелил 11 человек. Ноябрь - Центральная Африканская республика. Нападение на католический собор в Алиндао. 42 погибших. Это неполный список.

Поэтому, когда, например, The New York Times пишет статью о глобальном охвате белого экстремизма, это скорее, к сожалению, политические игры. Как мы видим из статистики, только за прошлый год главное - не идеология террористов. А уровень ненависти, который даже не зависит от того, где находится мечеть, синагога или христианский храм. На воюющей территории или сугубо мирной, как в Новой Зеландии. Здесь уже другое.

Одновременно в разных странах люди с разными крайними идеологиями начали совершать атаки на храмы, как будто специально вбивая клинья в те тонкие грани, которые могут спровоцировать страшные разломы в обществе. И вот уже в соседней Австралии местный сенатор Фейзер Эннинг дает интервью - мол, причиной бойни в Крайстчерче стала массовая миграция мусульман. Находящийся рядом подросток в ответ разбивает о его голову яйцо, а сенатор бьет его два раза по лицу.

Что поражает в этой бойне в Крайстчерче? Ее нарочитость, тщательная подготовка и глубокая отрежиссированость. И даже анонс в интернете. То есть все готовилось заранее. Но ведь полиция страны быстро и качественно работает с интернет-технологиями - это продемонстрировало дело против местной криптовалютной биржи Криптопия. И почему они не отследили очень активного в сети Тарранта - он, кстати, также некоторое время занимался криптовалютами? Почему они не поставили на учет человека с явными экстремистскими наклонностями? Не заподозрили, когда он закупал оружие в таком количестве? А также бронежилет и каску - ведь точно не для охоты. Да, понятно, в Новой Зеландии на почти четыре с половиной миллиона жителей всего 12 тысяч полицейских, но именно в силу ограниченного числа мест туда идет очень тщательный отбор. Но есть и другие вопросы - например, почему на рюкзаке Тарранта одна из нашивок копирует фрагмент украинского карательного батальона "Азов"?

У тех, кто оказался на прицеле, шансов почти не было. 28-летний австралиец Брентон Таррент молча, методично расстреливал прихожан мечети. Мужчин, женщин, детей… Почти все погибли в первые минуты. Убежать смогли несколько человек. Среди них дочь Османа Ахмада. А его спасение - вообще чудо.

"Я сам выжил там, в этом кошмаре, потому что оказался под грудой мертвых тел", - говорит он.

Видеть это без купюр тяжело. Уйти от эмоций и оценить действия преступника помогает профессионал. Алексей Урецкий – бывший силовик – подметил и адреналиновую одышку, и потерянный тактический фонарь. Убийца явно не профи, но с оружием все же на «ты».

"Здесь, в коридоре, левая дверь - он ее "не зачистил", если уж так подходить, да… С правой стороны смежная комната - тоже туда не заглянул, целенаправленно работает в коридоре… Все равно какая-то подготовка есть, экипировка серьезная… Он, скорее всего, самоучка или готовился на каких-то курсах, где они собираются", - говорит он.

Сообщники точно были. Задержаны еще двое. Одновременно, но без успеха они атаковали вторую городскую мечеть. Один из прихожан начал стрелять в ответ, и нападавшие отступили. С кем-то из них Таррент успел переговорить по рации.

В этот момент Таррент еще находился на свободе. На улице он сменил винтовку на снайперскую и вновь открыл огонь. Потом, казалось, мог скрыться, ведь полиции не было. Но палач вернулся в молельный зал и опять начал стрелять. Уже по мертвым людям.

Так прямой эфир массового убийства растянется на семнадцать минут и этот теракт станет самым задокументированным в истории соцсетей.

"Интернет - такая субстанция, если что-то попадает вирусное, а это видео, безусловно, вирусное, если попадает некий вирусный контент, то его вычистить практически невозможно. Люди начинают распространять по всевозможным закрытым сетям, закрытым чатам, телеграм-каналам", - говорит Евгений Лифшиц, руководитель агентства кибербезопасности, член экспертного совета Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи.

Где были хвалёные алгоритмы Кремниевой долины все 17 минут стрима? И почему IT-гиганты, которые много раз обещали ввести новые меры, чтобы не допустить распространение насильственного контента, ничего не предприняли?

То, как было подготовлено нападение и сама трансляция, вообще мало вяжется с образом Брентона Тарранта – фитнес-инструктора без высшего образования.

«Подписывайтесь на Пьюдипай» – прозвучит в начале трансляции. А это, на секундочку, главный блогер "Ютуба" – девяносто миллионов подписчиков!

"Меня буквально тошнит от упоминания моего имени этим человеком!" - скажет позже блогер.

Даже такая негативная реакция Феликса Чельберга лишь увеличила количество просмотров. Еще один тег, озвученный Таррантом, - Fortnite. А это самая популярная в мире компьютерная игра. Камера снимала расстрел от первого лица, так же как в большинстве «шутеров». И фидбек есть даже в РуНете.

Скин, то есть визуальная оболочка, раскраска. Таррант ведь нанес на свое оружие фразы на нескольких языках, еще больше расширяя аудиторию. К слову, эта живопись - плагиат. Так свои автоматы украшали игиловцы. А вот содержание некоторых надписей - реверанс уже в сторону неонацистов.

Это тоже теги. Во-первых, имена крупных военных разных эпох и стран, объединяют которых победы над турками-османами в нескольких войнах. От британского адмирала Кодрингтона и русского флотоводца Сенявина. Во-вторых - места сражений. Из современников - Александр Биссонетте, он расстрелял мечеть в Квебеке, Лука Траини - убил иммигрантов-мусульман на улицах Мачерата. Подобран был и саундтрек.

Это Марш британских гранадеров. Вторая песня - Remove Kebab - хит этнических войн 90-х годов в Югославии. Обе композиции очень популярны у правых радикалов из Австралии.

Новозеландский стрелок уже уличен в связях с одной из неонацистских организаций - Right Wing Resistance. В переводе примерно то же самое, что и запрещенный в России «Правый сектор». Сблизил их, кстати, не только интернет.

"Я из австралийского города Брисбе. Считаю, что украинцы нуждаются в нашей помощи. Судя по тому, что происходит здесь, потому что Запад не очень-то помогает. Так что я лично приложу все усилия, чтобы помочь", - говорит на видео Итан Тиллинг.

Это Итан Тиллинг, о похождениях которого в составе украинских подразделений даже в английской Daily Mail писали. И он далеко не единственный наемник из Австралии.

"Они хвастались, что «ездили на сафари», нашли свое место, где могли бы реализовать свои мечты кровожадные и набраться опыта. И вот по тому, как этот стрелок стрелял, как магазины, профессионально - не исключаю вариант, что он и на Украине тренировался", - говорит Симеон Бойков, руководитель казачьей общины Австралии.

Ездил ли в Донбасс Брентон Таррант, неизвестно, но одна из нашивок его экипировки копирует элемент шевронов нацбата «Азов». Более того, Украину он упоминает в манифесте, опубликованном незадолго до теракта.

Опус на семьдесят две страницы. Таррант называет себя «экофашистом», а в кумиры определяет террориста Андреса Брейвика, на руках которого кровь 77 человек, убитых им в знак протеста против политики мультикультурализма 8 лет назад.

Недаром ведь Таррент семь лет путешествовал по Европе, где очень сильно движение неонацистов. В той же Эстонии буквально накануне вновь маршировали почитатели легионеров СС.

"Неонацистские идеи – их не надо контролировать, взращивать. Для них готова почва, и они начинают цвести пышным цветом. Яркий пример – марш легионеров СС, 16 марта… Мы видим – собираются не пенсионеры – там огромное количество молодых людей", - говорит политолог.

Текст манифеста изобилует и другими отсылками – сплошь популярные имена и названия. Интернет-гуру, редактор ресурса «The Verge» Элизабетт Лопатто называет его откровенным «неймдроппингом».

Манифест - это ловушка для журналистов, которые будут искать. Там причины теракта. Там есть истина, но ценные «ключики» к радикализации стрелка скрыты за слоями, по-другому и не скажешь, «шитпостинга».

Способен ли был террорист самостоятельно организовать такую масштабную манипуляцию или за ним все-таки кто-то стоит? Больная идея или не менее больное желание славы? Так или иначе, но мир этого «героя» в лицо знать должен как можно меньше. Поэтому на кадрах из суда, куда доставила Таррента, его самого почти не видно.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid2: '229103', puid8: '190002', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; var existBidding = window.localStorage.getItem('getBidsReceived').split(',') if (!existBidding.includes('adfox_151870620891737873_400027')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_400027', "bids": [ { "bidder": "criteo", "params": { "placementId": "1213393" } }, { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" }}, { "bidder": "betweenDigital", "params": { "placementId": "2755771" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_400027', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }

Lentainform