Таблетки смерти: США охватила "эпидемия" наркозависимости из-за антидепрессантов

Возможна ли такая же эпидемия в России, где мы любим поговорить об эффективных лекарствах с Запада?
Таблетки смерти: США охватила "эпидемия" наркозависимости из-за антидепрессантов
Возможна ли такая же эпидемия в России, где мы любим поговорить об эффективных лекарствах с Запада?

Мы часто слышим о том, как в Штатах люди приходят с оружием в школы или другие публичные места и устраивают бойни. Возможно, виной этому — антидепрессанты, которые в США выписывают даже детям. Еще месяц назад Дональд Трамп ввел чрезвычайное положение в Штатах из-за потребления героина. Однако опасность представляют не только незаконные наркотики. Экономический совет при американском президенте на этой неделе подсчитал, что страна каждый год теряет полтриллиона долларов из-за эпидемии зависимости от опиоидных и опиатных препаратов.

Два с половиной миллиона американцев совершенно легально сидят на наркотиках, которые продаются как лекарства от депрессии или болеутоляющие. А фантастические доходы фармкомпаний, которые их выпускают, позволяют блокировать любые разоблачения в СМИ. Возможна ли такая же эпидемия в России, где мы любим поговорить об эффективных лекарствах с Запада?

Дэвид Кармайкл впервые решился рассказать о боли, которая останется с ним до конца жизни. Он задушил собственного сына — под действием антидепрессантов, которые выписал лечащий врач. Таблетки свели его с ума в прямом смысле слова. Это настолько поразило суд, что Дэвида оправдали.

"Когда я иду по улице, люди узнают меня. Они считают, убийство сошло мне с рук. Иногда я им отвечаю: это не так. Убийство сошло с рук производителям лекарств. И им до сих пор это сходит с рук", — говорит он.

Сломанная судьба Дэвида — одна из многих. Только в США два с половиной миллиона человек испытывают сильнейшую зависимость от так называемых легальных наркотиков. Подсадили их не главари картелей, а владельцы фармкомпаний и лечащие врачи. Главный компонент обезболивающих — "опиоиды", производные опиума. Провалившиеся в бездну наркозависимости пациенты начали требовать от своих врачей огромные компенсации.

"У моей подзащитной, молодой девушки, которую посадили на антидепрессанты, появились мысли порезать себя. И она пошла в ванную комнату, села в ванную, начала срезать куски кожи со своих ног и класть их на ванну. Ей казалось, что она смотрит фильм", — говорит адвокат.

На этом фоне настоящей сенсацией стала информация о тех, кто стоит за "наркотической эпидемией".

"Пердью фарма" разработала препарат-обезболивающее, продающийся только по рецепту. Единственное активное вещество в его составе в два раза сильнее морфина. Многолетняя пиар-кампания сформировала у общества мнение, будто такой препарат абсолютно безопасен и является панацеей от любой боли.

Миллиарды долларов от продажи препарата много лет стекаются в карман семьи Саклер — один из самых богатейших кланов Америки. По данным "Форбс", их состояние оценивается в 13 миллиардов долларов. Патриарх семьи — Артур совершил настоящую маркетинговую революцию — по сути, приучил к легальным наркотикам всю страну, но сам остался в тени.

Эмили Шай всегда была далека от мира наркотиков. Но это не помешало ей стать разменной монетой в обогащении "империи зла". Однажды, работая на конюшне, она растянула мышцы спины. Врач прописал ей обезболивающие — всего на месяц. К нормальной жизни Эмили вернулась лишь через несколько лет — когда избавилась от наркотической зависимости.

"Мне казалось, что я не проживу и дня без моего лекарства… Всем, кого я знаю, рецепты были выписаны врачами. 1–2 таблетки каждые четыре часа. Препарат не избавлял от боли, но делал жизнь ярче", — говорит она.

Опасное лекарство, доступ к которому был облегчен, стало успешным коммерческим проектом. В какой-то момент на американском рынке Саклерам и другим таким же производителям стало тесно. Сценарий, который "империи боли" обкатывали годами, заработал в других странах: Канаде, Бразилии, Китае, Мексике и даже на Ближнем Востоке.

Лекарство на конвейере — это уже конечный продукт. Его появление — длинный и сложный процесс, в котором задействованы тысячи людей: ученые, инженеры, маркетологи… В условиях современного рынка фармацевтическая промышленность развивается с невероятной скоростью. Один из главных трендов — стремительная, по сравнению с еще недавним прошлым, разработка и внедрение новых видов препаратов. Мировой оборот производства и продажи медикаментов уже перевалил за 1 триллион долларов. Очевидно, что с такими финансовыми потоками фармацевтика перестала быть просто отраслью на стыке бизнеса и фундаментальной науки. Индустрия получила колоссальное влияние даже на глобальные мировые процессы, не говоря уже о манипуляциях внутри отдельно взятой страны.

В России к подобным препаратам относятся очень внимательно. Сложный механизм учета исключает возникновение у нас опиоидной эпидемии. А вот в США такие лекарства без труда получают даже те, кто страдает мигренью или зубной болью.

Усилиями фармкомпаний в Америке возникла идеальная и совершенно легальная наркоиндустрия.

"Это огромная проблема… они оплачивают врачам обучение, всячески помогают. Потом медики говорят о пользе препарата, рекламируют его. Иногда мы получаем информацию с подтверждением всего этого. Тогда мы рассекречиваем ее и публикуем", — говорит юрист.

Медики получали процент с каждого выписанного рецепта. В некоторые штатах компании Саклеров первую упаковку своего лекарства отдавали бесплатно. За второй пациенты приходили сами. Классическая схема наркодилеров…

"Я пришел к врачу, и он просто выписал мне рецепт на три месяца вперед. У меня уже ничего не болело. Но я был счастлив, что получил новую порцию препарата и могу этим злоупотреблять", — говорит Бретт Моррисон.

Треть всех потребляемых опиоидов в мире приходится на США. Но ни одно расследование против фармкомпаний не дошло до приговора. Такие, как Саклеры, платят огромные деньги, чтобы пойти на мировую и заключить досудебное соглашение. Иначе все узнают о грязной кухне фармакологического бизнеса. Индустрия лишь набирает обороты.

"Мы говорим о препаратах, которые в сотни раз сильнее старых обезболивающих лекарств. И о них прекрасно знают в правительстве. Но фармацевтическая индустрия, возможно, самая сильная промышленность, влияющая на американскую политику", — говорит психолог Питер Бреггин.

Каждый год в США от обезболивающих препаратов погибает почти 35 тысяч человек. Большинство из них — благополучные, успешные, состоявшиеся люди. Они не ищут острых ощущений. Привыкли верить врачам. Так, как это делал Дэвид Кармайкл.

"Я не мог поверить, что забрал жизнь собственного сына, уничтожил семью… Я каждый день думаю об Иэне и каждый раз переживаю все это заново", — говорит он.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190002', puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_250254', params: params }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false }); }

Lentainform