window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 июля 2017, 22:58

Нацизм после смерти: На кладбищах в Эстонии запретят хоронить русских

Читать ren.tv в
Нацизм после смерти: На кладбищах в Эстонии запретят хоронить русских

К Митрофану Митрофановичу она приходит в будни, когда народа меньше, а покоя больше. Сколько таких свиданий ей осталось, Вера Григорьевна думать не боится — на общей с мужем траурной плите уже готовы имя и фамилия, последние 8 цифр добавят ее дети.

"Обязательно, миленький, это мое место. Я его здесь давно выбрала — ходила с эстонцем", — говорит она

Вера Григорьевна еще не знает, что титульная нация хочет нарушить ее последнее в жизни расписание. Группа эстонских активистов решила, что многолетнее соседство с русскими теперь невыносимо и за гробовой доской.

На Йыхвинском эстонском кладбище происходит уничтожение культуры конкретной национальной группы — исторические надгробия, разрушение которых началось еще во времена СССР, в последнее время приобрело еще больший размах, поскольку в дополнение к разрушению надгробий происходит погребение в эстонской части кладбища лиц из другого культурного пространства.

Основные претензии к оформлению могил. Памятники, эпитафии, лавочки, венки — все это лишнее, большое и цветастое. А что для русских традиция, то для эстонцев хуже смерти. Своим близким Светлана Леонидовна сажает живые ромашки и бегонии, но семейная могила все равно не проходит местный кастинг.

Автор петиции об этнической зачистке кладбища — дочь одного старейшины лютеранского прихода. Документ благословил и лично пастор Петер Калдор.

"Я абсолютно с этим согласен, да, я думаю так — тех, кто имеет одну культуру, хоронят там, где люди с другой культурой", — заявил пастор.

Раньше пастор сам решал, где и кого хоронить на кладбище, но 9 лет назад это право передали городским чиновникам, а за это время "понаехали и поумирали".

Чтобы соблюдать петицию, нужно перекопать все кладбище. Его смотритель — коренная эстонка — теперь не понимает, как ей работать дальше. С одной стороны возмущенные эстонцы с пастором, а с другой — закон, по которому отказать русским она не имеет права.

Живых русских в Йыхве уже больше половины, но эстонцы убывают не по естественным, а коммерческим причинам — ради работы в богатых странах титульная нация массово переезжает. Несколько человек, подписавших скандальную петицию, постоянно живут в Англии и, видимо, решили, что похоронное эмбарго сохранит эффект присутствия эстонцев в городе. В успех такого предприятия местная власть хоть и не верит, но петицию на рассмотрение взяла.

Самое главное, смогут ли русские в перспективе оказаться там, где уже похоронены родные? Авторы петиции уверяют, что массовой эксгумации не будет, но самое тихое место на земле потеряло свой покой надолго.

Политика двойных стандартов упирается в железную ограду братской могилы в глубине погоста. Захоронение советских солдат, воевавших с фашизмом и немецким, и эстонским, по подозрительному совпадению стоит на старой части кладбища, которое хотят зачистить от неправильных могил. С 2007-го в Эстонии действует закон, разрешающий перенос воинских захоронений с неподходящих мест. О том, что это место именно такое, в Йыхве уже громко заявили.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_207607 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_207607')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_207607', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_207607', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_207607(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_207607(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })