window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 апреля 2023, 15:31

Французы могут остаться без рыбы из-за антироссийских санкций

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Подорожание бензина для рыбаков стало смертельным ударом. Теперь Франция может остаться без своей рыбы. В супермаркетах уже чувствуют перебои с поставками.
Фото: © Скриншот видео

Французские рыбаки устраивают беспорядки из-за антироссийских санкций. После отказа от российской нефти цены на топливо во Франции взлетели, и теперь выходить в море стало просто невыгодно. Франция, в свою очередь, рискует остаться без своей рыбы. Все детали узнал корреспондент "Известий" Александр Якименко.

Французские рыбаки устроили беспорядки из-за антироссийских санкций

Моряки сменили штурвалы на файеры. По всему побережью Франции рыбаки начали масштабную забастовку, требуя остановить гибель всей отрасли. Они блокируют работу портов, строят баррикады и даже переходят к откровенным беспорядкам. Пытались поджечь здание администрации одного из портов близ Бордо.

В Бретани перед зданием мэрии высыпали целую тонну гнилых устриц. Так французы пытаются добиться от властей хоть каких-то действий. 

Рыбная ловля оказалась одним из наиболее пострадавших от антироссийских санкций секторов. Цены на топливо после отказа от российской нефти взлетели до 80 центов за литр, это примерно 60 рублей. Но литров на одну дневную ходку нужно больше тысячи, а это получается уже 600 тысяч рублей вместо 200, как было еще в январе 2022 года.

"Вон те две лодки уже год в море не выходили. Мы решили их утилизировать. За год цена топлива выросла почти втрое. Теперь мы за один выход в море тратим больше, чем получаем от продажи улова", – пожаловался  рыбак Гюрван Грондин.

В результате за год улов рыбы во Франции сократился на 30%. Работники рыбзаводов уходят в вынужденные отпуска и боятся, что могут просто не вернуться на работу.

"Боюсь, скоро своей рыбы во Франции просто не будет", – высказал свои опасения работник рыбзавода Седрик Отрэ.

Еще сильнее сократилось и число моряков, занятых в отрасли.

"Примерно половина моряков, работавших в 2020 году, уволились. Из тех, кто остался, только три четверти все еще выходят в море. Без особого успеха, так что, думаю, скоро станет только хуже", – считает глава национального комитета рыбаков Франции Оливье Лензет.

Проблемы начались еще в 2020 году, когда после Брекзита британские власти запретили французам ловить рыбу в своих территориальных водах. На этом фоне подорожание бензина для рыбаков, едва сводивших концы с концами, стало смертельным ударом. 

Власти Франции, кажется, просто смирились с тем, что своей рыбы во Франции не останется и предложили сделку: за каждую лодку, отправленную на утилизацию, по два миллиона евро компенсаций. Большинство людей отказались.

"Сейчас надо думать о людях – они уже год сидят без работы, и никаких перспектив", – заметил директор рыболовной артели Людовик Лелэ.

Вместо денег они требуют от чиновников решить их проблемы: создать новые рабочие места, увеличить квоты на улов, продавать топливо по старым ценам со скидкой. И обещают, что теперь в море не выйдет вообще никто, пока их требования не будут удовлетворены.

"Рыбаки решили всем профсоюзом просто прекратить выходить в море. Когда во Франции на всех прилавках закончится рыба, наверное, они зададутся вопросом, почему", – заметил вице-президент регионального комитета рыбаков Бретани Себастьян Лё Принс.

Но эти требования власти Франции просто игнорируют, так что вопрос, есть ли будущее у знаменитого французского рыбного супа буйябэс, с каждым днем становится все острее. Супермаркеты уже заявили, что чувствуют перебои с поставками рыбы и не смогут заменить ее поставками из других стран, так что уже в апреле распробовать рыбные деликатесы может не получиться.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1090394 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1090394')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1090394', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1090394', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1090394(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1090394(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })