window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
28 ноября 2022, 01:20

Режим Зеленского начал расправы над верующими и священнослужителями

Церковь как оружие и отточенный инструмент для расправ. Поиск осязаемого внутреннего врага закончился успехом. Он найден.
Фото: © REUTERS/Valentyn Ogirenko
Читать ren.tv в

На этой неделе появилась весьма показательная информация о всеобщей мобилизации на Украине, которая приобрела бессрочный характер. По личному распоряжению Зеленского она поголовно проводится в восточных и центральных регионах Украины, то есть там, где говорят в основном на русском. Западников не трогают. Например, в Ивано-Франковске в ВСУ забрали всего 40 человек, во Львове – 30. Аналитики полагают, что такая избирательность объясняется просто: так или иначе люди, говорящие и думающие на русском, для нынешних властей в Киеве представляют если не определенную опасность, то совершенно точно относятся к категории ненадежных, от которых надо избавиться, в том числе, превратив их в пушечное мясо. Эта версия вполне укладывается в логику последних событий на Украине. Взять тот же запрет на изучение русского языка в школах в Киеве или грядущий снос памятников Екатерине Второй и Александру Суворову в Одессе, не говоря уж про демонстративное уничтожение монументов павшим в Великой Отечественной по всей стране. Более того, официальный Киев на этой неделе вновь доказывает, что между сегодняшней Украиной и террористической группировкой ИГИЛ* ("Исламское государство" – запрещенная в РФ террористическая организация) все меньше различий. Корреспондент "Известий" Дмитрий Зименкин подтверждает: так же, как и исламские террористы, режим Зеленского решил преследовать всех, кто, на его взгляд, придерживается неправильной веры.

Режим Зеленского начал расправы над верующими и священнослужителями

Церковь как оружие и отточенный инструмент для расправ. Поиск осязаемого внутреннего врага закончился успехом. Он найден. Это приходы Русской православной церкви (РПЦ). В прицеле теперь все священнослужители и прихожане Московского патриархата.

Каток репрессий СБУ докатился до Киево-Печерской лавры. Пять лет грозит тем, кто допустил в стенах храма песню о России. И вот уже въезд в монастырь блокировали автоматчики в бронежилетах. А во время обысков были обнаружены улики – книги на русском языке. Вывод один: Лавра "укрывает врагов Украины". А их надо убивать. Как, например, протоиерея Сергея Тарасова, после ареста СБУ минувшим летом.

"Националисты получили безграничную власть в стране. Это все потому, что на Украине существует такое модное слово "лобби", пронационалистическое, в том числе в церкви", – говорит насельник Свято-Успенского Николо-Васильевского монастыря иеромонах Феофан.

И уже открыто жгут храмы, как недавно во Львове. Идея дерусификации на Украине через религию зародилась 100 лет назад. Правда, сначала не нашла отклика. Но в годы немецкой оккупации раскольникам дали зеленый свет. Их возглавил Степан Скрипник – вернувшийся из США племянник националиста Петлюры. Затем – период долгого советского затишья и восстановление неканонической церкви с ростом националистических настроений.

При Порошенко процесс становления новой антироссийской церкви получил второе дыхание. Но люди все равно массово шли в приходы Московского патриархата. И это сразу бросалось в глаза, когда несколько лет назад я специально посетил несколько киевских храмов.

Сейчас мы на литургии в Михайловском соборе, это храм Православной церкви Украины, той самой раскольнической. И мы видим, в сравнении с Киево-Печерской лаврой или Покровским монастырем, здесь совсем немного народу.

Многие священники украинской церкви становились, по сути, сотрудниками СБУ – их даже внедряли в структуры нацбатов. Там они внушали постулаты новой веры. И поэтому у боевиков не дрожала рука, когда они убивали служителей РПЦ.

Отец Василий – священник с Луганщины – был ранен при целенаправленном обстреле ВСУ. И не разговаривали бы мы с ним сегодня, если бы от последующей расправы его не спас приход наших войск. А вот его предшественник Александр Михеев попал к боевикам запрещенного в России "Айдара"*.

"В дом залезли. И пытали. Подписи собирали по всему селу, чтобы отца Александра не трогали, чтобы он остался здесь служить", – сказал настоятель Свято-Покровского храма в Трехизбенке иерей Василий Шинкарев.

Каратели пытались решить сразу две задачи – ликвидировать традиционную церковь и приспособить само здание под военные нужды.

Почему боевики "Айдара" так хотели заполучить храм себе? Во-первых, здесь есть сеть подземных ходов, которая, как оказалось позже, была занесена илом еще в 1960-х годах. Во-вторых, колокольня. Только представьте, 36 метров. Отличный наблюдательный пункт, откуда все позиции войск как на ладони.

С особым ожесточением обращались неонацисты с пленными войсковыми священниками Донбасса. Летом, еще во время боев за ЛНР, протоиерей Владимир Морецкий с трудом, но смог поделиться с нами своей тяжелой историей. Говорит, его пытали люди с искаженным сознанием.

"Забыть это все равно не получится: нас и вешали, и топили, и расстреливали, и вот почему я хрипловатый, после этого, повисеть на веревке, а потом голосистым быть – это сложно", – рассказывает помощник командующего НМ ЛНР по работе с верующими военнослужащими протоиерей Владимир Морецкий.

Остервенело борясь с клириками УПЦ, неканоническим церквям на Украине дали полный карт-бланш. В том числе на пособничество войне. В Бердянске обнаружили схрон со взрывчаткой и оружием у служителей греко-католического прихода. Что за люди оставили арсенал, пастыри не признаются. Уходят от ответа. А вот так называемый набор атошника – особая литература для украинских военных и нацбатов.  

На пещерном национализме продолжают играть и сейчас. Кабмин Украины создал Отдел по вопросам этнонациональной политики и религий и поставил руководить Андрея Юраша, одного из создателей ПЦУ.

Последние 20 лет он безбедно жил на гранты Джорджа Сороса. Вот документы, которые нам удалось найти, – отчеты американского фонда о выделенных грантах. В получателях – и сам Юраш, и члены его семьи. Проводники "правильной веры" для борьбы Запада с "русским миром".

"Нужна карманная церковь для властей Украины, такой может стать только объединение с ПЦУ на новых националистических принципах", – отметил доктор церковной истории Владислав Петрушко.

А националистические принципы – это всегда репрессии и расправы. Прошли обыски в доме архиепископа Шумского. Та же унизительная экзекуция – в епархии в Черновцах. Искали "документы о диверсионной деятельности" в пользу России. И ведь найдут же – рано или поздно. И этот крестовый поход они не остановят, пока не уничтожат Русскую церковь на Украине на корню. Но забыли одно. Веру убить не получится.

* ИГИЛ, "Исламское государство" – запрещенная в России террористическая организация.

*"Айдар" – националистический батальон, причастный к убийствам и экстремизму.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1050644 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1050644')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1050644', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1050644', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1050644(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1050644(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })