window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
20 июня 2022, 02:40

Жизнь-подделка: как Лобода и Брежнева экономили на налогах в России

Лобода сэкономила миллионы на налогах в России, прописавшись в "воздушном замке"
Фото: © Globallookpress
Читать ren.tv в

Строгий костюм, скромный макияж. Светлана Лобода в родном городе Ирпень под Киевом позирует на фоне взорванного моста. А еще недавно жила в России, в элитном поселке "Княжье озеро”.

Жизнь-подделка: как Лобода и Брежнева экономили на налогах в России

Судя по имеющимся у нас документам, именно здесь был оформлен вид на жительство певицы. В доме 168. Но на карте такого адреса нет, последний – 161-й.

Покой особняков оберегает служба безопасности. Вход и даже выход – по спецзаявкам.

В этом поселке, кроме КПП по периметру, есть еще несколько VIP-зон внутри, каждая со своим пунктом пропуска и постом охраны. Чтобы въехать внутрь, нужно или быть владельцем дома, или получить персональное приглашение. 

Неужели Лобода зарегистрирована в доме, которого нет? Но такая же ситуация у еще одной украинской певицы Веры Брежневой. По документам – Веры Киперман. Адрес: Новогорская улица, 43. Здесь должна быть и квартира. Но мы видим лишь частную постройку. 

Адреса Лободы и Брежневой мы узнали из официальных постановлений, в которых аннулируется их вид на жительство в России. Но для чего они оформляли этот статус? Эксперты объясняют: снижали налоги на доход. Иностранцы платят 30%. Резиденты – гораздо меньше.

"Надо здесь где-то "приземлиться", то есть получить регистрацию. Он просто переходит на упрощенную систему налогообложения и уплачивает 6% с дохода, то есть чтобы получить на руки 100 000 руб, организаторы перечисляют ему 106 000", – говорит предприниматель, эксперт по налогооблажению Наталья Горячая.

Вот наглядная иллюстрация: в нашем распоряжении оказались данные о вероятных доходах украинских звезд. За концерт в “Барвиха Luxury Village” в апреле прошлого года Светлана Лобода предположительно получила 8,4 млн. рублей. Налог в 30%, как для иностранца –это 2 520 000 рублей, а 6% отчислений – это уже 504 тысячи. Что касается Веры Брежневой, вероятный гонорар за рекламу банка – 13 миллионов. Налог для нерезидента – 3 900 000, если есть ВНЖ – 780 тысяч. Продвижение маркетплейса – 34 млн. Два вида выплат –10 200 000 или 2 040 000. Почувствуйте разницу.

То есть вид на жительство – это про деньги. И есть люди, которые помогают легализоваться в России.

В частности, Сергей Железняк, которого в 2021 году Химкинский суд признал участником преступной схемы по оформлению липовой регистрации. Его дело насчитывает 230 эпизодов.

В распоряжении "Известий" оказался фрагмент телефонного разговора, в котором Железняк упоминает прислугу Лободы.

"Я тебе там Вуднева сбросил, ты там завтра начни его на регистрацию по РВП. Вот этот адрес, где  для Лободы домработницу. Я тебе завезу бумажки", – сказал Железняк во время разговора.

Так может Железняк и самой Лободе помог? С другими украинскими артистами он работал.

Например, документы на РВП оформляла и Марина Порфирсова – гражданка Украины, блогер и начинающая певица. Она публиковала видео с другими украинскими артистами – Евгением Мильковским и Романом Булаховым – солистом и гитаристом группы "Нервы". Аналогичные заявления заполняли и они. Есть и телефонный разговор с Железняком.

"На следующий день после того, как поставят печать, нужно сделать регистрацию. Мне тогда нужно, на мою карточку, сбрось 70 рублей за вас двоих. Допустим, сегодня", – говорил Железняк в разговоре с Булаховым.

Это после начала спецоперации "Нервы" отменили все выступления в России и наговорили гадостей. А тогда они были готовы платить за разрешение на работу здесь.

– То есть всего мы должны 70 тысяч? 

– Да. Это годовая регистрация, больше ничего никому не идет".

Сейчас “Нервы” колесят по ближнему зарубежью. Доход от концертов обещают перевести на Украину.

Мы разыскали Сергея Железняка. Он живет в Химках, где и регистрировал львиную долю своих клиентов. 

– Как вы регистрировали по фиктивным документам украинских звезд здесь, в Химках? – спрашиваем у него.

– Кого?

– Веру Брежневу. У меня есть даже материалы уголовного дела, в которых говорится, что это правда, – говорит журналист.

– Это бред, – заявляет Железняк, поспешно забегая в подъезд.

– Нет, ничего не скажете?

– Я не знаю таких людей. 

Но это, скорее, владельцы квартир не знали, что их жилплощадь используют мошенники. Мы проехались по всем адресам, где регистрировали украинскую творческую элиту. Так, в одной из квартир значилась дочь Светланы Лободы Матильда. Но хозяева – не в курсе.

"Я в принципе сама узнала недавно, вот и все. И номинально там никто никогда не проживал. Лобода в смысле", – сказал хозяйка недвижимости.

Понятно, что ни Лобода, ни Брежнева никогда не жили в химкинских “панельках” – не тот стиль. Один только райдер Лободы говорит о многом: перелет – только бизнес-классом; пятизвездочные гостиницы – люкс или президентский люкс, не менее 80 квадратных метров; в номере обязательно фрукты – их целый список; передвижение – Rolls-Royce или Maybach.

А еще нам удалось выяснить, сколько тратила Вера Брежнева в прошлом году. Услуги мастера по волосам – 174 тысячи рублей, химчистка – 313 тысяч, предоплата за двери – 662 тысячи, а за кухню – 1 миллион, холодильник и винный шкаф – 356 тыс. Это лишь несколько операций из сотни.

Брежнева могла позволить себе многое. Видимо, прилично экономила на налогах, имея тот самый вид на жительство. По нашим данным, в прошлом году она только официально могла заработать 183 миллиона рублей. У Лободы скромнее – 85 миллионов. Но вот простая арифметика – ее шоу. Певица в 2019-м собрала полную "ВТБ Арену" на 33 тысячи мест. Билеты – от 3 до 25 тысяч рублей. Выручка – минимум 100 миллионов.

Эта же программа трижды собирала семитысячный "Крокус". А еще гонорары за корпоративы, о которых не всегда отчитываются.

"Допустим, Светлана Лобода и Вера Брежнева приезжали выступать у наших бизнесменов. Это десятки миллионов рублей, и причем эти деньги отдавались в конвертах", – отмечает продюсер Иван Ирбис.

Но сейчас гонорары “пацифистов от шоу-биза” явно уменьшились, им приходится довольствоваться небольшой заграничной аудиторией. 

Вот та же группа “Нервы” в Грузии. Часть сборов обещает перевести в Киев, на поддержку ВСУ.  Среди зрителей почти нет местных - такие же горе-мигранты.

Да зал уже почти ресторанный. Украинские гастролеры хорошо идут под вино и шашлык.

А вот Рига, Борис Гребенщиков на афишах борется с Тьмой. По его версии – это Россия. На деле - скромный камерный концерт.

Максим Галкин во время израильском тура оскорбляет родную страну. И тут же вспоминает, где заколачивал настоящие деньги.

"У меня спрашивают, собираюсь ли я в Россию, я говорю, знаете, есть же такая примета: если бросил монетку– обязательно вернешься. А я там пару миллионов бросил", – сказал Галкин. 

Аншлага нет почти ни у кого из тех, кто сбежал. В эксклюзивном интервью нашей программе писатель Сергей Лукьяненко объясняет – почему.

"Проблема в том, что вне России, вне нашей общей культуры они на западе мало востребованы, и я думаю, они это поймут", – заявил писатель Сергей Лукьяненко.

А пока звезды отчаянно хотят вернуть то, что оставили в России. И намерены выжать из ситуации максимум выгоды.  Вот и администрация поселка “Княжье озеро” в курсе, что Лобода избавится от непрофильных активов.

"Россия воспринималась, как место для зарабатывания денег, а не место, где они живут, где намерены жить их дети", – заявил Лукьяненко.

И возможно даже захотят вернуться и снова получить вид на жительство. Но не выйдет – въезд в Россию им закрыт на ближайшие 50 лет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_989892 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_989892')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_989892', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_989892', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_989892(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_989892(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })