window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 ноября 2019, 01:54

Взяли деньги и не вернули: кто снимает фильмы, разоряющие Россию

Читать ren.tv в
Взяли деньги и не вернули: кто снимает фильмы, разоряющие Россию

"Ночные стражи": герои Леонида Ярмольника и Ивана Янковского с пулеметом против вампиров. Фильм провалился. Долг перед государством: 35 миллионов рублей.

"Криминальный блюз". Одна из самых низких зрительских оценок и долг 20 миллионов.

"Герой" с Димой Биланом так и не отчитался за потраченные 140 миллионов перед Фондом кино и Минкультом.

Ежегодно государство выделяет на производство российских фильмов более 5 миллиардов рублей. В лету канули 312 миллионов рублей возвратных и 514 миллионов — так называемых невозвратных.

"Безвозвратные деньги — это дармовщина, на которой можно неплохо заработать самому себе. А выпускать в прокат картину необязательно при этом", — говорит президент Гильдии киноведов и кинокритиков России Виктор Матизен.

24 кинокомпании занимали государственные деньги, но обязательств своих не выполнили. Хотя прошли отбор и получили существенную финансовую поддержку.

"Качество экспертизы, видимо, здесь хромает. Они не берут, им дают. Какая-то компания получает 400 миллионов невозвратных денег, какая-то получает 90. Мы, например, на картину "Коридор бессмертия" получили всего 35. Как это все, почему такой дисбаланс – для меня огромный вопрос", — заявил продюсер, режиссер Федор Попов.

"Обещали нам в Фонде кино, что будет постоянная ротация. Но нет – они засели навсегда. Я не знаю, куда смотрит Антикоррупционный комитет. Те люди – они же сидят в комиссии. Они сами себе выделяют деньги", — считает режиссер Юрий Кара.

По данным Счетной палаты, механизм поддержки кинопроизводителей является, как минимум, непрозрачным. Вот, например, компания Enjoy Movies. Учредитель — на Кипре. Постоянные убытки и постоянное получение госсредств. За так и не снятый фильм "Аладдин" фирма должна 113 миллионов рублей. А генпродюсер Георгий Малков тем временем ходит по красным ковровым дорожкам.

"Проблема в том, что изначально кино могло и не предполагать проката, может, люди просто хотели сделать кино и не думали о том, что делать с ним дальше", — утверждает он.

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Согласно открытым данным, уставной капитал компании – 10 тысяч рублей. А офис – якобы в самом центре Москвы. В действительности это – жилой дом. В соседнем – десяток фирм и Федеральная налоговая служба. Компания-невидимка.

Едем дальше. Долг 28 миллионов рублей — это про кинокомпанию "25-й этаж". Несколько раз меняла юридические адреса, со скандалом покинула небоскреб в комплексе Москва-сити и перебралась в Можайский тупик. Теперь она, дескать, располагается… вот за этим забором, среди двухэтажных кирпичных зданий. Охранник на входе – в недоумении. Говорит, здесь такой нет.

В поиске производителя фильмов "Спутник" можно найти во дворах все что угодно, даже тайский массаж, но ни одной таблички с нужным названием. Гендиректор Вадим Горяинов, согласно данным Фонда кино, задолжал 48 миллионов рублей. 12,5 из них — за фильм про дагестанского хип-хопера Тофика.

"Те претензии, которые предъявляли по "Танцам на высоте" компании "Спутник", я закрыл своими личными деньгами. Я сначала с ними судился, с Фондом кино, проиграл все суды. И так как я подписывал личную гарантию, я 10 миллионов рублей заплатил Фонду кино. Отдал деньги", — заявил он.

Следующая остановка – итальянский ресторан. Хотя здесь должен был находиться Фонд поддержки культуры и искусства "Люблю и точка", но здесь его нет.

Гендиректор фонда, который получил из бюджета 30 миллионов рублей, Зарина Кабулова. Художник и преподаватель ИЗО. Фильм о генерале Скобелеве на экраны так и не вышел. В итоге — уголовное дело, деньги не возвращены, картина не снята.

"А-1 Кино Видео" — 30 миллионов рублей долга за фильм "Алмазный крест". На первом этаже жилого дома – парикмахерская, стоматология, но только не офис. С главой компании встречаемся в придорожном кафе.

"Поскольку я сама вхожу в группу лиц, которые не всегда реализовали бюджетные деньги, как хотело государство, у меня это было по форс-мажору, у кого-то по другим причинам. Существует мнение, что нельзя предсказать коммерческий результат. Риск творческой неудачи трудно представать. Основная беда не это. Если мы берем чужие деньги, мы не имеем права говорить: не сложилось. Не сложилось — отвечай", — рассказывает генеральный директор компании Людмила Кукоба.

На картины "Боб" и "Суперпапы" 35 миллионов рублей Фонда кино получила компания ARTOPOLION. При этом ее уставной капитал – всего 10 тысяч рублей. На ее месте сейчас – внимание – секс-шоп.

Узнать, почему компания с уставным капиталом в 10 тысяч рублей, ранее провалившая один проект, вновь получила поддержку, мы попытались у главы Фонда кино.

"Сложно сказать. Прогнозировать именно этот проект, видимо, убедили продюсеров, экспертную комиссию, которая очень авторитетная, но по какой-то причине это не состоялось", — ответил Вячеслав Тельнов РЕН ТВ.

Кстати, в 2015 году был снят одноименный фильм с Гошей Куценко про невидимок среди нас. Это могут быть как кабинетные работники, так и воры-карманники. Ничего не напоминает? Хоть лента и не окупилась, заработав всего 20 миллионов, зато точно обозначила проблему. Невидимки… их юридический адрес неизвестен, а уставной капитал смешон.

"Я не говорю о том, что надо писать какие-то манускрипты и так далее, но вот если считается нормальным, когда куча ипэшников, которые где-то работают, иногда собираются и снимают кино... 200 человек, а потом все они разбежались и никто никого не знает. И киностудия состоит из того самого директора, который тоже ничего не знает", — считает аудитор Вадим Финогенов.

Такой сюжет, в котором не сходятся концы с концами, даже в дешевом детективе не найдешь. А тут детектив явно дорогой. 6 кинокомпаний — суммарно 280 миллионов рублей долга. Действующие лица известны, места действия – нет. Не то кино назвали "Невидимками".

Можно возразить: кино – не картошка, и не всегда удается на нем заработать. Однако дело совсем не в том, что художники вдруг стали бездарными, а в том, что бездарности возомнили себя художниками. И, более того, получили доступ к миллионам.

"Вы себе не представляете, с каким трепетом творческие люди относятся к тому, что сделали. Им кажется, что это прекрасно. Что Данелия и Гайдай им в подметки не годятся. Когда от стола отходит эксперт, то видит, что это не совсем так. Или совсем не так", — говорит глава Департамента кинематографии Минкульта Ольга Любимова.

"Средства, которые ты получаешь, в них закладываются гонорары. Вот в чем дело. То есть гонорары, которые ты получил, ответственности никакой, это неправильно", — говорит народный артист, депутат Мосгордумы, председатель комиссии по культуре Евгений Герасимов.

К слову, на так называемую доску позора попали и фестивальные картины, Например, "Айка" Сергея Дворцевого, лауреат каннской "Пальмовой ветви", за 28 миллионов рублей.

"Я 6 лет снимал за один и тот же бюджет, который был дан на 2 года, у меня люди работали за копейки, думая о том, как бы сделать великолепный фильм. Конечно, это очень обидно, когда говорят: вы на доске позора. В чем позор? В том, что мы сделали одну из лучших картин мира. А тогда какие критерии?" – возмущается режиссер Сергей Дворцевой.

Известно, что "Бойцовский клуб" Дэвида Финчера не окупился в прокате. Однако впоследствии картина стала культовой.

Фото: kinoafisha.ru

В Голливуде такая история не редкость. Крупные студии вкладывают огромные средства сразу в несколько проектов, один из которых обязательно окупится.

"Кинобизнес – дело рискованное. Всегда было. Вот Фрэнсис Форд Коппола, он был известнейший режиссер. Затеял проект от всей души. Американский, мелодрама. Провалился и разорился", — сказал режиссер Владимир Хотиненко.

В Голливуде деньги совсем другие. Там даже разносчик палочек сельдерея на съемочной площадке получает примерно 1,2 тысячи долларов в неделю. Но и отчетность другая: просчитано – до цента. Вот почему мы и смотрим марвеловские блокбастеры, бюджет которых превышает 350 миллионов долларов, однако и заработки исчисляются в миллиардах.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_475099 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_475099')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_475099', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_475099', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_475099(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_475099(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })