Мирным путем: как Россия и Турция решают судьбу Ближнего Востока

Мирным путем: как Россия и Турция решают судьбу Ближнего Востока

Большая тройка — Россия, Турция и Иран — стремятся закончить конфликт в регионе как можно скорее. У каждой страны свои интересы, но они готовы договариваться даже по весьма чувствительным моментам. Вспомним, еще две недели назад Путин на встрече с Эрдоганом и Роухани сомневался в возможности перемирия в провинции Идлиб — последнем крупном оплоте боевиков в Сирии. Но прошло десять дней, он снова встретился с Эрдоганом, уже в Сочи. И наше Министерство обороны заявляет: наступления в Идлибе не будет. Вопрос решится мирным путем. Что такое предложил Эрдоган, что Путин изменил свою позицию? Об этом не сообщалось. Но по всему выходит, это что-то очень важное. И, казалось бы, мирный исход должен был успокоить западную коалицию, которая уже начала мощную информационную кампанию против наступления на Идлиб, утверждая, что в результате военной операции погибнут тысячи мирных жителей. Однако корабельная группа США во главе с авианосцем "Гарри Трумен" все равно входит в Средиземное море, как будто в ожидании, что "Белые каски" все-таки инсценируют очередную химическую атаку, чтобы ответить ударом. Ударом по кому? Израиль посылает свои самолеты бомбить территорию Сирии — рядом с нашей авиабазой Хмеймим. Все как будто делается для того, чтобы война в Сирии продолжалась и продолжалась. Чтобы не закончилась вот так — фактической победой Асада при поддержке России и Ирана при согласованной позиции Турции.

Провинция Идлиб — последний оплот боевиков в Сирии. Единственная из четырех зон деэскалации, которую еще не взяли под контроль правительственные войска. Именно сюда в последние годы свозили на зеленых автобусах недобитые группировки со всей страны. За это время Идлиб превратился в террористический анклав. Трогать его было опасно: в городе сотни тысяч мирных жителей, которыми боевики, по обыкновению, прикрываются как живым щитом.

Судьба Идлиба — а по сути, всего Ближнего Востока — решалась на этой неделе в Сочи. За переговорами Владимира Путина и Реджепа Эрдогана следил весь мир. Четвертая встреча только в этом году, вторая за десять дней. Разговор за закрытыми дверями продлился четыре часа. Было очевидно: разногласий немало. Но уже с первых слов Владимира Путина стало ясно: это сенсация.

"В ходе сегодняшних переговоров, сегодняшних консультаций, нам удалось выйти на серьезные решения, продвинуться в решении этой острой проблемы, выйти на согласованные решения", — сказал Путин.

Главный итог: штурма не будет. Войну попытаются погасить постепенно. Невероятно сложная ситуация решена политическими средствами.

"Решили создать вдоль линии соприкосновения вооруженной оппозиции с правительственными войсками к 15 октября текущего года демилитаризованную зону глубиной 15–20 километров с выводом оттуда радикально настроенных боевиков, в том числе "Джебхат-Ан-Нусры", — сообщил президент РФ.

Создание буферной зоны — первый шаг. Он снизит накал и предотвратит провокации, которых было немало. От постоянных обстрелов до атак беспилотников. В таких условиях еще неделю назад казалось, что кровопролитие неизбежно. Но выход удалось найти. Совсем скоро появится демилитаризованная зона, которую будут контролировать подразделения российской военной полиции и турецкая армия.

Отказ от лобовой атаки, игра на противоречиях в рядах боевиков, баланс между силовым и дипломатическим давлением… Идлиб под контролем боевиков с 2011 года. Во что можно превратить город за столь долгий срок, можно судить по недавно освобожденным населенным пунктам, которые опутаны сетью подземных тоннелей. Съемочная группа РЕН ТВ побывала в подобных катакомбах, практически недосягаемых для снарядов и авиабомб. Можно с уверенностью сказать: в Идлибе они еще глубже и комфортнее.

Состав идлибского гарнизона неоднороден, но можно выделить две главные силы. Самая многочисленная — это протурецкий "Национальный фронт освобождения", в который вошли умеренные группировки. Насчитывает 55–60 тысяч бойцов. Вторая по численности коалиция — это радикалы во главе с "Ан-Нусрой" (организация запрещена в РФ). Около двадцати тысяч отъявленных террористов. Еще есть небольшая группировка "Хурасс Ад-Дин" и никому не подчиняющиеся банды. Именно эту разрозненность можно и нужно использовать, уверен турецкий политолог Месут Кашин, бывший военный летчик.

"Сверху сложно разобраться, кто настоящий террорист, кто умеренный. Продолжение военной операции могло стать реальной причиной объединения всех террористических группировок", — говорит Кашин.

Конкретных результатов стороны намерены добиться уже в ближайшее время.

"К 10 октября 2018 года, по предложению президента Турции, осуществить вывод из этой зоны тяжелого вооружения — танков, реактивных систем залпового огня, орудий и минометов. Всех оппозиционных группировок. Восстановить транзитное сообщение по трассам Алеппо — Латакия и Алеппо — Хама не позднее конца 2018 года. Также по предложению турецкой стороны", — сказал Владимир Путин.

Интересы Анкары понятны — защитить туркоманов, которые исторически живут в провинции Идлиб, сохранить влияние в регионе и ликвидировать очаг напряженности у своих границ. А также предотвратить гуманитарную катастрофу.

В приграничном турецком городке Килис, который и так задыхается от наплыва беженцев, новость о том, что нового нашествия из Идлиба не будет, восприняли с большим энтузиазмом.

Москва и Анкара — пожалуй, единственные иностранные игроки в регионе, которые реально заинтересованы в скорейшем окончании войны. У западной коалиции приоритеты другие — свержение Асада. И штурм Идлиба был бы удобным поводом, чтобы обвинить его в преступлениях против человечности. Но теперь сценарий придется менять.

"США, Франция и Соединенное Королевство реально ошиблись в своих расчетах. Они ждали, что Сирия продолжит военную кампанию. И они тогда смогут отреагировать военными действиями на это. И будет игра химического вооружения в Идлибе, которая затронет всех жителей Сирии. И если таков был план союзников, то вот это соглашение с Турцией разбивает все это абсолютно. И этим объясняется некое молчание, которое сохраняют сейчас британское и французское правительство. Это то, чего они совершенно не ожидали, они же были уже готовы к атаке, авианалетам, и этого в итоге не произошло", — говорит политолог, профессор университета Шеффилда Пирс Робинсон.

Тактика "мягкой силы" успешно применялась российской стороной этой весной в Восточной Гуте. В отличие от Ракки, которую силы коалиции сравняли с землей, хорошо укрепленные районы под Дамаском удалось взять без боя. И Западу не в чем было упрекнуть Москву. Поэтому накануне выхода последней группы боевиков из города Дума появились сообщения о химатаке, которую якобы устроил Дамаск. По данным российского Минобороны, в Идлибе "Белые каски" готовили похожую провокацию.

Западная публика слабо представляет, что на самом деле происходит в Сирии. О том, что химатака в Думе была абсолютно бессмысленной для Башара Асада и выгодна лишь его оппонентам, первым в США заявил американский сенатор от штата Вирджиния Ричард Блэк. Он лично прилетал в Дамаск, на месте изучал обстановку и встречался с сирийским президентом. Он уверен: провокация с химоружием готовилась вновь.

"Мы потратили миллиард долларов на ракеты, чтобы наказать за химатаку, которой даже и не было. И что-то похожее планировалось для провинции Идлиб. И очень похоже, что мы были в двух шагах от этого. Я думаю, что управление операцией было бы от MИ-6. Но сейчас они растерялись, когда Россия и Турция пришли к соглашению. И теперь им непонятно, что делать. Планировать химатаку? Атаковать русских или турок? Или мы наконец будем сражаться с террористами?" — спрашивает сенатор Блэк.

Но этот вариант маловероятен. Коалиция заинтересована в затягивании конфликта. Ведь после ликвидации последнего очага террористов война, по сути, закончится. Именно к этому — в отличие от многих других — стремятся гаранты мирного сирийского процесса. Путину и Эрдогану удалось согласовать невероятно сложный механизм совместной операции. По сути, сорван план войны, которая в итоге могла выйти далеко за пределы Сирии.

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_343922', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190000', puid12: '186107', puid21: 1, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

Lentainform