window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 февраля 2022, 12:16

Освоение Арктики: чему научились у поморов строители ледоколов

В чем секрет поморского коча?
Фото: © Скриншот видео
Читать ren.tv в

Уже в XII веке Поморье стало центром русского судостроения, а его жители исстари создавали свои удивительно крепкие и ловкие корабли и лодки. Чему научились у поморов строители ледоколов? И в чем секрет поморского коча? Об этом рассказали эксперты программы "Как устроен мир" с Тимофеем Баженовым на РЕН ТВ.

Зарождение мореплавания на Руси

Принято считать, что мореплавание на Руси началось с Петра I. Однако задолго до того, как первый российский император прорубил окно в Европу, наши северные моря уже вовсю осваивали отчаянные мореходы – поморы.

"Создавали они первые лодки для того, чтобы можно было выходить в море, такие как раньшины, карбасы, шняки, кочи — это такие лодки деревянные, которые могли выходить в условиях Белого моря, покрытого льдом для того, чтобы поймать рыбу, какую-то пушнину", - отметила директор музея "Ледокол «Красин»" Ирина Стонт.

Поморские суда

Поморскую шняку использовали на всем русском Севере, в основном для ловли рыбы. Поморский коч был крупнее и основательнее. Это уникальное судно, созданное специально для северных морей. Внешне его легко было перепутать с ладьей. Его еще называли карбасом.

Фото: © Скриншот видео

"Они безумно похожи друг на друга. Но есть отличие – это форма, вернее, скошенность носа - под каким углом он скошен. Это двойной корпус либо одинарный корпус. И еще отличие - это сезонность. Например, на кочах предпочитали ходить зимой, когда лед вставал", - пояснила сотрудник музея "Ледокол «Красин»", историк, социолог Мария Мельникова.

Секрет поморского коча

Ледяные моря – стихия коча. На такой лодке можно пройти среди льдов и добраться до островов, где охотились на моржей и тюленей, а еще пробиться в устья северных рек, чтобы добыть пушнину. Остов поморского коча не так давно обнаружили даже на Шпицбергене.

"Лодка должна была быть в форме ореха. То есть корпус был округлый. Сегодня мы говорим, что он бочкообразный. Этот корпус делался двойным деревом для того, чтобы лед не смог его раздавить. То есть у него был такой ледовый пояс. И носовая часть срезана для того, чтобы можно было этой лодке находить на лед, наползать на лед и давить его", - сказала Ирина Стонт.

Как строили кочи?

Создание таких лодок – особое искусство. Они должны были быть крепкими и долговечными – ведь экспедиции длились месяцами. Самое удивительное, что при строительстве поморы не использовали ни единого гвоздя.

Фото: © Скриншот видео

"Конечно, это лодки деревянные. Лодки шьют до сих пор, даже в XXI веке. Что это значит? Берется определенного сорта древесина. И она сшивается либо конским волосом, либо корой. Все доски промасливаются", - отметила Мария Мельникова.

Что ледоколы позаимствовали у коча?

Еще полярный исследователь Фритьоф Нансен спроектировал свою шхуну "Фрам" по принципу поморского коча. Во время полярной экспедиции, когда льды сжимали судно, его просто вытесняло из воды на поверхность, но корпус при этом оставался целым.

Коч до сих пор считается самым прочным деревянным судном из когда-либо построенных. Кстати, именно благодаря поморским кочам появились современные ледоколы.

Фото: © Скриншот видео

"Рисуется точно такой же бочкообразный корпус со срезанным носом для того, чтобы можно было находить на лед, давить его. Строится первый ледокол "Ермак". Но его модернизируют. И после этого уже появляется "Красин". Он - прадедушка ледокольного флота, прототип того судостроения. И те суда, которые сегодня находятся на строительстве на том же Балтийском заводе, на Адмиралтейских верфях, строятся по такому же принципу", - рассказала Ирина Стонт.

Еще больше о том, как устроен этот мир, самые интересные факты и истории смотрите в выпуске программы "Как устроен мир" с Тимофеем Баженовым. Новые выпуски смотрите на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_934834 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_934834')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_934834', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_934834', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_934834(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_934834(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })