Найдены члены банды, взорвавшей авто муфтия и обстрелявшей завод в РФ

И в Париже на брифинге после встречи "нормандской четверки", и в этот четверг во время Большой пресс-конференции немецкие СМИ спрашивали Путина об убийстве в Берлине в августе Зелимхана Хангошвили - чеченца, имеющего гражданство Грузии. В нем обвинили российские спецслужбы. Путин и тогда, и сейчас объяснил, что Хангошвили - кровавый убийца, на счету которого сотни человеческих жизней. Не удивительно, что есть много желавших его смерти. Ровно как и среди его бывших, скажем так, коллег. При чем тут Россия? Но в четверг, отвечая на очередной вопрос немецкого журналиста, президент России очень эмоционально поинтересовался. 

"Мы видим, что такие люди, о которых Вы сейчас сказали, – террористы, убийцы – свободно разгуливают по европейским столицам. Его же, насколько мне известно, убили прямо в центре Берлина. Вот такой человек свободно гуляет по одной из европейских столиц. А если к вам приедут те люди, которые в лагерях сидят, – понравится? Вы также дадите им свободно гулять по своим городам?" – спросил он.

И потом сказал: чтобы этого не случилось, надо наладить совместную работу спецслужб. Но давно известно, что спецслужбы часто используют таких боевиков или даже целые организации в собственных целях. Так, США в течение нескольких десятилетий поддерживали на Ближнем Востоке сразу несколько крупных групп, занимавшихся террором против местных правительств. Правда, в результате это привело к созданию запрещенного в России ИГИЛ. Хотя тут уже и запрещать больше нечего благодаря нашим ВКС.

И мы помним, как турецкие спецслужбы принимали на своей территории сирийских боевиков, лечили их, предоставляли возможность отдохнуть, собрать силы и снова уйти в Сирию, воевать против Асада. Было же? Не просто было - это есть и до сих пор, несмотря на то, что стратегически ситуация кардинально поменялась.

 

Найдены члены банды, взорвавшей авто муфтия и обстрелявшей завод в РФ

 

Нашему корреспонденту Виталию Ханину удалось найти в Турции место, где до сих пор живут террористы. Причем, граждане России. Находящиеся в розыске, в том числе международном. И, конечно, встает вопрос: а почему турецкие спецслужбы игнорируют этот факт? Смотрите сенсационное расследование "Известий" специально для зрителей РЕН ТВ.

Убийства по всему миру - Чечня, Афганистан, Сирия. Попытки взорвать нефтехимический завод в Татарстане. Покушение на муфтия. Где теперь террористы, которых официально ищут спецслужбы всего мира? И почему найти их смогли только мы?

Июль 2012-го. Взрыв машины главного муфтия Татарстана, он успел выскочить на ходу, за секунду до того, как автомобиль превратился в факел. Его заместитель в соседней иномарке погиб – сработала бомба, спрятанная под днищем. Сразу после теракта в Интернете появилось видео, где впервые заявила о себе теперь уже запрещённая в России группировка Моджахеды Татарстана во главе с Раисом Мингалеевым.

За семь с половиной лет почти все участники этого покушения или сели в тюрьму, или были убиты. Но нескольким преступникам всё же удалось скрыться – они выехали за границу, их след был на какое-то время потерян. Первая зацепка появилась после интервью в одном из следственных изоляторов.

Гульназ Гилячова – вторая жена Раиса Мингалеева рассказала, что её муж настаивал на том, чтобы она перебралась в Турцию – якобы там последнее безопасное место на Земле.

"Раис неоднократно говорил, что Турция не выдаёт своих граждан. И что России не выдаёт никого", - говорит она.

Это расследование мы вели почти полгода. Пока не услышали про глухую деревню в самом центре Турции.

200 километров от Анкары на автомобиле. У нас не было даже адреса – только описание домов троих террористов. Профессиональные боевики, особо опасные, могли быть вооружены.

Район, который выбрали для себя радикалы, – не случаен. Здесь уже больше ста лет живут этнические татары. С новыми иммигрантами они почти не общаются. Но здесь им всё же комфортнее, чем в любом другом месте.

Османие – это действительно историческое место, поскольку это один из первых населённых пунктов, основанных выходцами из Татарстана в Турции. Это случилось в конце XIX века. И до сих пор почти все жители здесь говорят и по-турецки, и по-татарски.

Чтобы эта командировка стала хоть немного безопаснее, мы приготовили легенду и просили рассказать местных жителей о переселении их предков. Нашли старейшину и задали вопрос: кто в деревне говорит по-русски? Он отвел нас в глухой угол, за высокий забор, прямо в дом к профессиональному убийце и международному преступнику.

Ильнур Загидуллин (Абдурахман). Находится в международном розыске. Фигурант уголовного дела по статье 208 часть 2 УК РФ ("Организация и участие в незаконном вооруженном формировании"). На его счету - боевые действия в Чечне, Афганистане и Сирии на стороне террористов.

История террористической группировки, состоящей из этнических татар, началась в Чистополе еще в 90-х. Там под проповеди одного из радикальных исламистов попали главари местной банды, которая специализировалась на рэкете. Именно ее участники и уехали в Афганистан, чтобы вести так называемую священную войну, назвавшись Булгарским джамаатом. На этих кадрах – их тренировка.

Там же в Афганистане террористы, которых мы разыскивали, получили первый боевой опыт и укрепились в своих радикальных убеждениях. Один из них сейчас зовёт себя Абдурахман. Когда-то простой бизнесмен и пасечник, он отметился в Чечне в отрядах Бен Ладена, воевал за запрещённую в России ИГИЛ в Сирии. А теперь живёт в Турции, выглядит как бедный фермер и ничего не боится.

"Работать дают. Они с пониманием относятся. Помощь от них конкретная. Не жалуюсь", - говорит он.

В Булгарском джамаате начинал и Раис Мингалеев, но быстро вернулся на родину, чтобы уже здесь, как он говорил, воевать с неверными. Именно так и появились моджахеды Татарстана, запрещенные в России. Дальше - покушение на муфтия, после которого он скрылся как раз в доме Гульназ.

"Он вообще был переодет в дедушку, чтобы его не узнавали жители города. Потому что его многие знали в Чистополе, город-то небольшой. Передвигался в основном в сумерках. Да, у него была осветлённая борода. Под седину. Пиджачок какой-то старый был и шляпа", - говорит Гульназ.

Затем группировка Мингалеева попыталась взорвать Нижнекамский нефтехимический завод – хранилища сжиженного газа. В случае успеха токсичное пятно могло накрыть почти половину Республики Татарстан. Террористы собрали ракеты сами в одном из гаражей.

К счастью, у боевиков не было знаний и оборудования для изготовления ракет. И поделки получились достаточно кустарными. В итоге из 6 снарядов взлетели только 4. И ни один не взорвался.

Тем не менее угроза была вполне реальна – в первом за 10 лет интервью руководство завода призналось, что катастрофы удалось избежать чудом - один из снарядов упал в нескольких метрах от хранилища сжиженного газа.

"Если бы она разорвалась, то был бы пожар, возможно, был бы и взрыв", - говорит первый заместитель генерального директора, главный инженер НижнекамскНефтехим Ильфат Шарифуллин.

Раиса Мингалеева устранили во время спецоперации в Чистополе. В розыск тогда попал его брат Рафаэль. В МВД Татарстана посчитали, что он может попытаться отомстить.

Рафаэль Мингалеев - активный участник боевых действий на территории Афганистана в составе группировки Булгарский Джамаат. Брат Раиса Мингалеева. Разыскивался как пособник в совершении теракта.

Судя по информации МВД, Рафаэль жил в разных странах, осел в Турции, где нам и удалось его найти.

"На общественность как бы мы это… Не совсем готов я сейчас на вопросы отвечать", - говорит он.

Именно это интервью было самым опасным, потому что Рафаэль быстро заметил, что его снимают. Профессиональный боевик, на счету которого несколько десятков убийств только в Афганистане, заподозрил в нас агентов спецслужб.

"Не снимай, я же попросил. Я же сказал, не снимай, сядь вообще в машину", - говорит он.

Рафаэль Мингалеев подрабатывает на стройках. Загидуллин разводит пчёл, индюков, коней, продаёт мёд, мясо и кумыс. А рядом живет последний из оставшихся в живых и на свободе членов запрещенных моджахедов Татарстана. 

Рустем Кашапов (Абдуль Рашид). Находится в международном розыске. Фигурант уголовного дела по статье 205.1 ч. 3 ("Содействие террористической деятельности"). Член запрещенной группировки Моджахеды Татарстана. Духовный лидер организации. Участник боевых действий в Афганистане.

Он приложил руку к созданию взрывных устройств, но главное – был духовным лидером группировки, поскольку прекрасно знал арабский, а в Афганистане не только воевал, но и учился. Телекамера его так напугала, что он сделал вид, что понимает только турецкий язык.

"Я пришел недавно. Намаз нужно и детки дома. Много дел очень", - говорит он.

Даже несмотря на сильный акцент, возможно, Кашапов и смог бы нас обмануть, если бы за полчаса до этого разговора мы не встретили его сына, который знает только русский язык.

По нашим данным, Кашапов и Загидуллин находятся в международном розыске. Мингалеев – в федеральном. Они не отказались от радикальных убеждений и тем не менее спокойно живут в Турции. Для спецслужб этой страны террористы почему-то остаются невидимками. Ещё один русскоязычный житель Османие – Ильдар Гумеров, который проходил подозреваемым по нескольким уголовным делам в России, – признался, что все они минимум раз в год встречаются с представителями местных властей и, естественно, занесены в электронную базу.

"Мы приехали – всё, мы хотим продлить. (Продлевают) раз в год. В любой момент могут отобрать вид на жительство, сказать, всё", - говорит он.

Как получилось, что турецкие спецслужбы не заметили террористов, а мы, журналисты, нашли их?

"Спецслужбы той или иной страны могут сказать: "Мы этих людей не знаем". Но на самом деле это, конечно, не так. Потому что всегда происходит одно и то же. Конечно, такие люди попадают в поле зрения. Конечно, они либо контролируются, либо используется втёмную. Тем не менее их само присутствие обязательно фиксируется", - говорит директор центра стратегической конъюнктуры, военный эксперт Иван Коновалов.

Помимо Турции в качестве последнего убежища радикалы ещё называют Египет и Йемен. Впрочем, даже Западная Европа, как показывает практика, не выдаёт террористов, когда политики и спецслужбы могут извлечь выгоду из таких "гостей". В Англии до сих пор живёт террорист и чеченский бригадный генерал Ахмед Закаев и даже снимается в кино. Причем в роли русского офицера.

А в Германии до недавнего времени жил Зелимхан Хангошвили, причастный к взрывам в питерской подземке. Российские спецслужбы во время неофициальных контактов с зарубежными коллегами не раз поднимали вопрос об его экстрадиции, но получали отказ.

"Как правило, конечно, спецслужбы этих стран, они прекрасно представляют, какие люди приезжают, это не просто какие-то неизвестные люди. Это люди, у которых предыстория понятна и известна, с ними контактируют, ими пытаются пользоваться в собственных целях. И, как правило, спецслужба той или иной страны представляет, с кем имеет дело", - говорит директор Фонда исследования проблем демократии, член Общественной палаты РФ Максим Григорьев.

Когда политика вмешивается в диалог спецслужб, появляются жертвы. Это доказывает теракт на марафоне в Бостоне.

За несколько месяцев до взрывов Россия направляла в ФБР данные о подготовки массового убийства братьями Царнаевыми, но в США ответили, что они сами разберутся со своими гражданами. Возможно, тоже решили, что смогут использовать приверженцев радикальной идеологии в своих целях.

"Такое было и во Франции, и в Бельгии, в целом ряде государств. Когда их пытаются использовать в своих целях, выясняется, что кто кого использует – это большой вопрос", - говорит директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров 

В Турции героям этого сюжета тоже помогали – сначала найти жильё, а потом и устроиться на работу. Татарский культурный центр провинции Эскешехир не бросает земляков на произвол судьбы. Нам доподлинно неизвестно, знают ли общественники, кто заходит к ним выпить чаю. Но бывшие террористы теперь могут даже обслуживать российских туристов на побережье.

"Кто-то в медицине, кто-то в туризме. Те, кто в туризме, хотят работать, мы их отправляем в Анталию. Помогаем им всячески. Найти квартиру, работу. Мы для них как гиды здесь", - говорит Вахит Ирден.

Не стоит думать, что герои этого расследования перестали быть опасными, в том числе и для жителей России. На этих эксклюзивных снимках – тайник. Его нашли минувшим летом в Казани. В нем было десять ракет - таких же, как те, что запускали в сторону Нижнекамского нефтеперерабатывающего завода. Значит, планировали вернуться, а теперь ждут своего шанса в глухой турецкой деревне.

В случае необходимости террористы могли в любой момент добраться до этого схрона. Он находится в одном из парков Казани, прямо в черте города. Если забраться на пригорок, то можно разглядеть, что делают люди в окнах соседнего жилого дома.

Специально для нас оперативный сотрудник, который много лет расследовал преступления выходцев из Булгарского джамаата, рассказал об их последней базе - в Казани, где они проходили боевую подготовку. Но полной гарантии, что удалось обнаружить все тайники, нет.

"Автоматы Калашникова, пистолеты ПМ, были самодельные взрывные устройства по Интернету и по различной литературе. Проводили физическую подготовку: это бег, отжимания, подтягивания, и все упражнения, касаемые поддержания выносливости", - говорит эксперт.

Эти люди  – словно бомбы замедленного действия. И могут сработать как в Турции, так и в России, если найдут способ вернуться. Тем более, что каждый из них изъявил такое желание в разговоре с нашей съёмочной группой.

"В Татарстан хочу попасть. Знаешь, как скучаю? Вообще, очень скучаю", - говорит один из них.

Смотрите расследование в программе "Добров в эфире" на РЕН ТВ в 23:00

СМИ2

(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
window.Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_1518706247114796_639942', params: { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: '190005', puid12: '186107', puid21: 2, extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 783, phoneWidth: 480, isAutoReloads: false });

Lentainform