window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
01 июля 2022, 13:07

Удача и рыбий хвост: как супруги Коэны выдали СССР ядерные секреты США

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Семья успела поработать с Рудольфом Абелем и выведать секреты команды Оппенгеймера.
Фото: © Wikimedia Commons

Почти два десятилетия обычная с виду семейная пара работала в условиях глубокой конспирации, передавая в Москву уникальные документы и сведения. В США супруги Коэн обеспечивали конспиративную связь с самыми ценными источниками советской резидентуры и сотрудничали с легендарным разведчиком Вильямом Фишером, более известным как Рудольф Абель. Позже, уже в Великобритании, судьба сведет их с другим знаменитым нелегалом – Кононом Молодым, который в Англии выступал под именем Гордона Лонсдейла. О том, как мальчик из бедной еврейской семьи и девочка-полька из Массачусетса стали выдающейся парой незаурядных разведчиков – в материале РЕН ТВ.

Коммунист и атеистка

Моррис Коэн родился 2 июля 1910 года в Нью-Йорке в семье выходцев из Российской империи. Его отец был родом из-под Киева, а мать – из Вильнюса. Он много общался с выходцами из России и Украины, очень интересовался жизнью в СССР. Был убежденным коммунистом и антифашистом – именно поэтому в 1937 году он оказался среди добровольцев, которые в составе интернациональной бригады отправились на помощь республиканцам во время гражданской войны в Испании. Оттуда Моррис вернулся уже советским разведчиком под псевдонимом "Луис".

С Леонтиной Петке Моррис познакомился на антифашистском митинге в Нью-Йорке. В 15 лет она уже вступила в Социалистическую партию США, позже перешла к коммунистам и объявила себя атеисткой. Их свадьба состоялась 22 июня 1941 года. Поначалу Лона (как звал ее Моррис) ничего не знала о двойной жизни мужа, но очень скоро он предложил ей работать на Москву вместе.

"Прекрасно понимая, что хорошая супружеская пара – это наилучший вариант для ведения совместной разведывательной работы, я по-прежнему долго колебался: говорить или не говорить ей о своей тайной связи с Россией. Мы ведь с Лоной совершенно разные люди: если она – буря, то я – неприступная скала; она бушует, я – безмятежен. Там, где она нетерпелива, я – снисходителен и спокоен. Она спешит, я – не тороплюсь. И хотя характером я был полной ее противоположностью, для себя я твердо решил: чего бы мне ни стоило, но завербовать ее я обязан", – вспоминал Моррис Коэн.

В историю советской разведки Леонтина Коэн войдет под псевдонимом "Лесли".

Фото: © Russell Trebor / Cranley Drive, Ruislip / CC BY-SA 2.0

Первые успехи

Первым совместным заданием супругов Коэн стала кража чертежей недавно разработанного американского оружия. Леонтина познакомилась с молодым человеком, которого позже в своих отчетах она назовет Алленом. Именно он в обмен на 2000 долларов достал по ее просьбе не только чертежи, но и рабочую модель нового пулемета. Затем его переправили в советское генконсульство в Нью-Йорке в футляре для контрабаса. А вскоре доставили и в Москву.

Моррис постепенно сформировал свою рабочую агентурную сеть, которую в Центре назвали "Волонтерами". Дело в том, что супруги Коэн не получали от своей шпионской деятельности никакого дохода – американцы брали у русских деньги только на оперативные расходы: покупку пленок, фотоаппаратов, поездки на поездах и такси.

Когда Морриса в 1942 году мобилизовали на фронт, руководство группой взяла на себя Леонтина. Она занималась промышленным, техническим и научным шпионажем, устанавливая связи с нужными людьми и разными способами склоняя их к сотрудничеству. Сама Лона работала станочницей на оборонных заводах. В качестве разведчицы она передавала секретную информацию от одного агента к другому, координировала операции и занималась отправкой информации в Москву.

Хладнокровие и отвага

Незадолго до отправки на фронт Моррис завербовал ученого из лаборатории ядерного центра в Лос-Аламосе, где команда Роберта Оппенгеймера работала над созданием атомной бомбы. Агент получил псевдоним "Персей". На встречу с информатором отправили Лону – она должна была взять у него документы с полным техническим описанием секретной разработки и передать резидентуре в Нью-Йорке. Леонтина отправилась на курорт в Альбукерке, неподалеку от закрытого Лос-Аламоса. Тех, кто работал в атомной лаборатории, в город выпускали только раз в месяц. Встреча "Персея" и "Лесли" должна была состояться на оживленной площади, была договоренность, что ученый будет держать в руках желтую сумку с торчащим из нее рыбьим хвостом. После трех неудачных попыток они все-таки встретились. В сумочку Лоны перекочевала толстая пачка исписанных убористым почерком листов.

Фото: © Berlyn Brixner / Los Alamos National Laboratory

Все прошло замечательно, но она не учла важную деталь: на вокзале перед входом в каждый вагон стояли полицейские и тщательно проверяли документы пассажиров и содержимое их сумок. Решение было быстрым и неожиданным. Лона достала из чемодана коробку с бумажными салфетками, выбросила половину и положила добытые материалы на дно.

На перроне она появилась с чемоданом в одной руке и с сумкой и коробкой с салфетками в другой. Пока полицейские осматривали чемодан, она, сделав вид, что потеряла билет, начала судорожно искать его в сумке. Коробку с салфетками – чтобы не мешала – попросила подержать одного из офицеров. Через несколько минут нервных поисков билет "нашелся", багаж проверили, Лона забрала "салфетки" у полицейского и уехала в Нью-Йорк. Спустя несколько дней ценные разведывательные материалы, чертежи и расчеты были уже в Москве.

Коэны и Абель

В 1949 году супруги Коэн стали связными советского разведчика Рудольфа Абеля. Вместе они проработали недолго, но очень тепло говорили о нем.

"С Марком – Рудольфом Ивановичем Абелем – работать было легко. После нескольких встреч с ним мы сразу почувствовали, как постепенно становимся оперативно грамотнее и опытнее. "Разведка", – любил повторять Абель, – "это высокое искусство... Это талант, творчество, вдохновение..." Именно таким – невероятно богатым духовно человеком, с высокой культурой, знанием шести иностранных языков и был наш милый Мильт – так звали мы его за глаза. Сознательно или бессознательно, но мы полностью доверялись ему и всегда искали в нем опору", – вспоминали Моррис и Леонтина Коэн.

С Абелем пара проработала до 1950 года, когда из-за угрозы провала Коэны были переправлены в СССР.

Фото: © РИА Новости/Дмитрий Коробейников

Букинист-нелегал

В Москве американцы прошли дополнительную спецподготовку для работы радистами-шифровальщиками. И уже под Рождество 1954 года в доме 18 по Пендерри-Райз на юго-востоке Лондона поселилась милая семейная пара – Питер и Хелен Крогер. По легенде они приехали в Британию из Новой Зеландии. 44-летний Питер купил букинистическую лавку. Под этим прикрытием Леонтина и Моррис работали агентами-связниками резидента советской разведки Конона Молодого, выдававшего себя за канадского предпринимателя Лонсдейла (оперативный псевдоним "Бен").

Целью группы были секреты главной базы Королевского флота. В архивных документах СВР указывается, что это было одно из самых успешных звеньев советской внешней разведки, которое добывало секретную информацию в важнейших учреждениях Англии и на военных базах США в этой стране.

Провал и арест

Провал советских разведчиков-нелегалов в Великобритании произошел в 1961 году из-за предательства высокопоставленного перебежчика из польской разведки. Британской контрразведке MI5 стало известно, что в ВМС страны работают советские агенты. MI5 понадобился почти год, чтобы вычислить их.

Молодого арестовали 7 января 1961 года в районе вокзала Ватерлоо в момент получения ценной информации. Также MI5 вычислила и арестовала Крогеров (их настоящая фамилия была англичанам неизвестна).

На судебном процессе, который состоялся в марте 1961-го, "Бен" утверждал, что супруги ничего не знали о его разведывательной деятельности. Однако, несмотря на то, что суду не удалось доказать причастность Крогеров к работе на советскую разведку, британское правосудие приговорило Питера к 25 годам, а Хелен – к 20 годам тюремного заключения. Во время судебного процесса они не выдали никаких секретов.

Фото: © Wikimedia Commons

На суде было обнародовано заключение Королевской комиссии по делу Лонсдейла, в котором подчеркивалось, что в результате деятельности разведчиков «сколь-нибудь важных секретов в британском Адмиралтействе более не осталось».

Долгожданное освобождение

Несмотря на сопротивление английских властей, спустя почти 9 лет, осенью 1969-го, Моррис и Леонтина оказались на свободе. Елизавета II была вынуждена в своем указе от 23 сентября 1969 года всемилостиво объявить: "Принимая во внимание некоторые обстоятельства, представленные на высочайшее рассмотрение, Мы соблаговоляем простереть Наше милосердие и прощение на поименованного Питера Джона Крогера и даруем ему помилование и освобождаем его от оставшегося по вышеизложенному приговору срока наказания на день 24 октября 1969 года. По Нашему желанию и благоволению повелеваем освободить его из-под стражи, для чего настоящий указ будет достаточным основанием". В тот же день такой же указ был подписан и в отношении Хелен.

Британские власти согласились обменять супругов на агента английских спецслужб Джеральда Брука и двух его соотечественников, отбывавших наказание в СССР за контрабанду наркотиков.

До конца жизни Моррис Коэн участвовал в подготовке молодых сотрудников разведки. Он скончался 23 июня 1995 года. Похоронили его на Кунцевском кладбище в Москве рядом с Леонтиной, которая умерла за три года до своего мужа. Посмертно Моррису Коэну было присвоено звание Героя России.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_994812 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_994812')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_994812', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_994812', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_994812(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_994812(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })