window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 апреля 2022, 15:53

Как шаманы сибирского Севера хранят традиции предков

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Малые народы большого Севера. Как жили шаманы во времена освоения Сибири и при СССР.
Фото: © скриншот видео

Ханты и манси - коренные жители сибирского севера, которые сумели сохранить свою культуру до наших дней. Шаманы - важная часть этой культуры. Кто они, эти проводники в чужие миры? Почему нельзя смотреть им в глаза? И как медведь превратился в главного тотемного животного? Об этом - в программе НИИ РЕН ТВ с Сергеем Долей и Алексеем Корзиным.

Потомственный шаман

Он прячется под ритуальной маской. Таков закон. Ведь у него два лица. Сегодня он шаман, проводник в мир духов. Поэтому обычным людям нельзя смотреть ему в глаза, можно потерять свою душу. Возвратить её сможет только истинный шаман, а таких даже на севере осталось немного. Ведь ими не становятся, а рождаются. И только боги решают, кому позволено говорить с ними. Правда, помечают они своего избранника… болью. 
 
"Для меня это было очень тяжело, никому такого не пожелаю. Это были страшные боли, это были какие-то погружения в необычные и непривычные на тот момент для меня трансовые состояния, из которых я мог не возвращаться обратно по несколько суток", - вспоминает шаман Климентий.

Фото: © скриншот видео


 
Климентий был совсем маленьким, когда тяжело заболел. Семья жила в городе. Но отец Климентия был из рода индейцев чероки и точно знал, что значат такие симптомы. До самого последнего момента он не хотел признавать, что его сын — избранный.
 
"Эта болезнь продолжалась около трех лет. Ее долго пытались лечить и традиционными способами, и научной медициной, но в итоге, когда родители уже поняли, что это явно не какое-то заболевание, а настоящая шаманская болезнь, меня отвезли к шаману, который представил меня духам, посвятил и начал обучать", — рассказывает шаман.
 
Климентий был учеником шамана из племени хантов более десяти лет. Прошел несколько посвящений и только после этого сам стал истинным шаманом. В обычной жизни, для соседей и незнакомцев - он ничем не примечательный человек. С таким можно всю жизнь прожить бок о бок и даже не догадываться, что у тебя за стенкой - проводник в чужие миры. Такая скрытность – наследие темной истории этого края.

Покорение сибирских земель

Больше всего покорители новых земель боялись шаманов. На них охотились и никогда не брали в плен. Убивали на месте. Без их участия заключить сделку с общиной было проще. 

Фото: © скриншот видео

"Задачей освоения Сибири в тот период была не добыча нефти и газа, как ныне, о них тогда и не слышали, а добыча "мягкого золота", пушнины. Для того, чтобы пушнину добыть, нужно поймать соболя. А кто может поймать соболя лучше, чем местное население? Поэтому его надо обложить данью, назвать это красивым словом "ясак", и требовать его выплаты", — поясняет историк Юрий Московский.
 
Работать на русских купцов и платить дань за то, что еще вчера принадлежало им, ханты не спешили. Поэтому яростно и жестоко расправлялись с захватчиками. Это была война не на жизнь, а на смерть. Ханты не щадили никого. О кровожадности и жестокости хантов ходили легенды. Даже соседние племена трепетали перед ними. По легенде, чтобы заключить мир с хантами, самоедам-ненцам пришлось даже принести в жертву своего соплеменника. Такую цену сделке назвал шаман хантов. А ему об этом нашептали боги.

Пантеон божеств

Но все же север пал. И на новые земли приехали не только купцы. Следом за ними туда отправились миссионеры. Для них аборигены были дикарями-язычниками, чьи души надо непременно спасти, а людей покрестить. Для них шаманы тоже стали врагами. Поэтому колдуны ушли в подполье. А местные жители, ханты и манси, принимали новую веру, но продолжали поклоняться старым богам. 

Аркадий Бауло - этнограф Российской Академии Наук. Он изучает традиции народов севера более тридцати лет. Говорит, таланту этих людей подстраиваться под изменчивый мир можно только позавидовать. Любого нового бога или политического вождя ханты и манси просто добавляли в свой пантеон почитаемых духов и продолжали жить своей обычной жизнью. 

Фото: © скриншот видео

"В 1920-х годах на одной полке можно было увидеть мансийского божка, икону Николая Чудотворца и портрет Ленина, а потом еще и Сталина, все это в одном комплекте",- рассказывает доктор исторических наук Аркадий Бауло.

Даже сами божества северян шли в ногу со временем. Одевались по последней моде.

"В XVIII веке они делали своих богов похожими на воинов. Дарили им военные мундиры. В XIX веке власть стала ассоциироваться не с военными, а с чиновниками. Тогда этнографы писали о том, что один божок у вогулов одет в чиновничий мундир и при шпаге. В ХХ веке мы нашли одного духа, который был в полковничьем мундире Министерства внутренних дел. Культура - она как губка. И сегодня все эти боги сидят в китайских рубашках и в китайских спортивных шапках", — добавляет Аркадий Бауло.

Шаманы в бегах

Но неизменным оставалось одно – шаманы скрывались. О них знали только местные. Под страхом смерти они бы не выдали этих людей ни церковникам царской России, ни чиновникам СССР. Учение северные колдуны передавали в условиях строгой секретности. Детей, у которых проявлялась шаманская болезнь, тайком отвозили к их наставникам. Жертвоприношения и обряды проводили в глухой тайге. И скрывали это даже от соседей. 

Фото: © скриншот видео

Сегодня все иначе, шаманизм давно не под запретом, вот только фальшивых колдунов развелось столько, что настоящие не хотят заявлять о себе во всеуслышание. Кому надо, тот и так знает где их искать. По словам Климентия, чаще всего к нему обращаются жители стойбищ - это таежные поселения хантов и манси. Там они живут по своим законам. Так же, как их предки сотни лет назад.

Таежная жизнь ханта

Владимир Айвас - хант. В стойбище он живет с детства. Говорит, о переезде в город даже никогда не задумывался. Наоборот, его друзья из поселков часто приезжают к нему порыбачить или поохотиться. По праздникам многие хотят участвовать в местных обрядах. Владимир никогда не возражает. Но сегодняшний ритуал - жертвоприношение - исключение из правил. Он только для членов семьи. 

"Сегодня у нас жертвоприношение духам. Зима-осень, все прошло замечательно. И еще один повод: у моего сына день рождения", — говорит Владимир Айвас.

Священный медведь

Когда-то ханты и манси недолюбливали друг друга, сегодня все иначе. В одном стойбище два народа могут мирно жить вместе. Их культуры и верования очень схожи. Но есть одно отличие. Манси никогда не убивают медведей. Ханты тоже почитают этого хищника, но в случае необходимости могут застрелить. Если медведь повадился нападать на селение или задрал кого-то из местных, могут устроить на него охоту. 

Фото: © скриншот видео

Мясо этого зверя сибирские кочевники не едят. Освежеванный медведь напоминает им человека, поэтому и хоронят его по-людски. Совершают обряд возвращения души в мир духов природы. В честь убитого животного охотники устраивают праздник. Надевают медвежьи шкуры, исполняют ритуальные песни и танцы, а медведя восхваляют как сильного и ловкого зверя и просят прощения за его смерть. Сегодня малые народы севера возрождают свою культуру и обычаи. Но от самых кровожадных ритуалов ханты и манси давно отказались.

Еще больше невероятных интересных историй, удивительных открытий и уникальных съемок - в программе НИИ РЕН ТВ с Сергеем Долей и Алексеем Корзиным. Новые выпуски смотрите на РЕН ТВ.
 

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_962668 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_962668')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_962668', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_962668', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_962668(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_962668(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })