window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { bidder: "myTarget", params: { placementId: "237891" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } }, { bidder: "adfox_imho-video", params: { p1: "cqsds", p2: "hitz" } }, ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
11 марта 2022, 13:57

Как крупнейшие города решают проблему дорожных заторов

Эксперты отмечают, что универсального способа борьбы с пробками не существует.
Фото: © depositphotos
Читать ren.tv в

Считается, что скоростные трассы одинаково спасают от заторов автомобилистов всего мира. Однако градостроители говорят, что нет универсального способа борьбы с пробками. Например, Москве подходит один сценарий, европейским городам – другой, а Азии – третий. Так, в Европе почти не строят многоуровневые дороги, а в Азии, наоборот, предпочитают расти ввысь. Какие методы борьбы с пробками используются в разных мегаполисах? Об этом рассказывает программа "Тайны Чапман" с Анной Чапман на РЕН ТВ.

Скоростные магистрали

Проблемой трафика в Токио серьезно озаботились еще в 60-х годах прошлого века. Тогда город задыхался от многокилометровых пробок, а чиновники и дорожные эксперты увидели прямую зависимость развития экономики страны от состояния трафика. В итоге всего за несколько лет японцам удалось сделать из парализованного машинами города один из самых благополучных в плане организации дорожного движения мегаполисов.

Фото: © Global Look Press/Yoshio Tsunoda/AFLO

"Основной маршрут водители проезжают по скоростным дорогам со скоростью 100 км/ч. Если они съезжают в город, то там двигаются уже со скоростью 30-40 км/ч, это совершенно безопасно для пешеходов и тех, кто там живет", – рассказал архитектор Илья Заливухин.

Планирование города

Помимо Токио система скоростных дорог есть в Париже, Мадриде, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Сингапуре, Пекине. И это один из самых действенных способов борьбы с пробками, говорят урбанисты. Но максимальный результат даст комплексное планирование городов. 

"Необходимо создавать такие части города, где можно жить, работать и отдыхать в одном месте. Максимально качественные места города, чтобы развивать полицентричность и чтобы люди как можно больше сидели, работали и отдыхали в одном месте", – пояснил эксперт.

Фото: © Global Look Press/Jeremy Graham

От личного к общественному 

В 1992 году в Джакарте приняли закон, согласно которому въезжать в центр по будним дням в дневное время могли только автомобили, в которых находится не менее трех человек. Автомобилисты должны были кооперироваться друг с другом для совместных поездок в центр, снижая таким образом количество машин на переполненных дорогах.

В Лос-Анджелесе, как и в Джакарте, действует правило на минимальное количество людей в салоне автомобиля. Только там еще и поощряют водителей, у которых в салоне есть пассажиры. Для них в час пик работает выделенная полоса. По сути, личное авто приравнивается к общественному транспорту. 

"Стоит заметить, что первые проблемы, с которыми столкнулись лос-анджелесские полицейские, это выходцы из России, которые посадили манекен на переднее кресло и возили его, чтобы пользоваться полосами общественного транспорта. Поэтому тут надо учитывать и изобретательность людей и сопутствующие обстоятельства", – отметил заместитель руководителя Центра организации дорожного движения г. Москвы Александр Евсин.

Въезд по номерам

В Риме в рабочее время запрещено въезжать в центр города на личном автотранспорте всем, кроме тех, кто там живет. В Афинах машины, номера которых заканчиваются четным числом, могут ездить по четным числам месяца, а нечетным – наоборот. Правило действует только в рабочие дни. Это привело к тому, что 44 процента семей владеют двумя автомобилями с разными номерами. Жители признаются, что купили машины именно для того, чтобы избежать ограничений.

Фото: © Global Look Press/Matteo Nardone/Keystone Press Agency

В бразильском Сан-Паулу в час пик понедельника на улицы запрещено выезжать машинам с номерами, заканчивающимися на один и два, по вторникам на три и четыре. Однако полиция не в состоянии контролировать исполнение этого закона.

Увеличение стоимости авто

Дальше остальных в методах борьбы с пробками ушел Сингапур. Местные власти ограничили число продаваемых в стране машин и повысили их стоимость в три раза. Кроме того, за право купить личный автомобиль в Сингапуре нужно бороться на аукционе. Лицензию дают на 10 лет на конкретное авто. Перепродажа лицензии запрещена, равно как запрещена перерегистрация транспортного средства на другого владельца.

Фото: © Global Look Press/imagebroker.com/ Jochen Tack

"Все настолько продумано, что в нашей стране не найдешь лазейку. Конечно, мы понимаем, что это крайние меры, но зато у нас нет пробок. Мы спокойно передвигаемся по дорогам, не теряем время и никогда не опаздываем", – говорит житель Сингапура Чун Чонг.

Карпулинг

Некоторые планировщики дорожного движения делают ставку на карпулинг – совместное использование автомобилей на определенных маршрутах. Это нечто среднее между вызовом такси и поиском попутки, но с гарантией безопасности и честной оплаты. Работает это так: вы устанавливаете приложение, указываете нужный маршрут, и программа подбирает автомобили, которые могут подхватить вас в качестве попутчиков. Ученые считают, что карпулинг сможет сократить пробки в два раза.

"В России это затруднено по большому количеству причин. Во-первых, у нас степень доверия пока между людьми не настолько высока, чтобы так интенсивно использовать машины без обязательств. Во-вторых, у нас само законодательство препятствует нерегулируемым перевозкам", – отметил Евсин.

"Зеленая волна"

В Германии и Америке используют систему "Зеленая волна" – когда все автомобили двигаются с одинаковой разрешенной скоростью. Ее рассчитывают так, чтобы при подъезде к светофору на нем загорался зеленый. 

Фото: © Global Look Press/imageBROKER/Hans Blossey

"Эта система действительно работает, но только в том случае, если сами водители не начинают создавать пробки. Это же просто – ехать с одной скоростью, когда все светофоры горят зеленым. Но один затормозил, другой прибавил газа, и тогда все ломается", – объяснил дорожный аналитик Дэвид Монтгомери.

Датчики 

В Чикаго система датчиков, скрытых под дорогами, позволяет диспетчерам следить за тем, насколько загружена автострада в данный момент. 

"Динамика изменений в движении трафика – невероятно тонкая материя, поэтому такие системы управления весьма полезны. Благодаря этому мы можем понимать, анализировать причины пробки и быстро принимать решение", – говорит урбанист Джозеф Шофер.

Южнокорейский Сонгдо стал примером "умного" города, где пробок никогда не бывает. Все дело в том, что улицы и здания оборудованы тысячами датчиков. Вся информация стекается в единый аналитический центр. Система меняет электронные дорожные знаки в зависимости от плотности автомобильного и пассажирского потока.

Подземная дорога 

В Саудовской Аравии начали строить город в виде прямой линии протяженностью 170 километров от побережья Красного моря до города Табук. В мегаполисе не будет дорог и автомобилей, весь транспорт станет подземным и скоростным. Принимать жителей и туристов планируют уже в 2024 году.

"На постройку мегаполиса потратят 500 миллиардов долларов. Благодаря развитой транспортной системе из конца в конец города можно будет доехать за 20 минут. Энергию город будет получать только из возобновляемых источников", – рассказал архитектор Азиз Баша. 

Еще больше об удивительных явлениях нашего мира, тайнах общества и истории смотрите в программе "Тайны Чапман" на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_947533 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_947533')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_947533', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "myTarget", "params": { "placementId": "336252" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "adfox_imho-video", "params": { "p1": "cxedf", "p2": "hity" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_947533', params: params, lazyLoad: { fetchMargin: '200', mobileScaling: '2' } }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_947533(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_947533(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })