window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
09 июля 2024, 14:25

"Вам еще повезло": ягодица задымилась у девушки при пластике груди

Петербурженка заявила, что ей обожгли ягодицу во время пластики груди
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Клиника пластической хирургии
Фото: © Скриншот видео

Жуткими последствиями обернулась для петербурженки обычная пластика груди. В местной клинике ей сделали такую операцию, что у пациентки пятая точка задымилась, причем в прямом смысле. В то же время хирурги уверяли: все в порядке, бывало и хуже. 

О работе подозрительных врачей рассказал корреспондент Марк Стакионис в сюжете РЕН ТВ.

В Петербурге у женщины задымились ягодицы после пластики груди

Пластика груди, которая пошла не по плану

"Вам еще повезло, езжайте домой"

Ложась под нож хирурга для коррекции груди, пациентка никак не предполагала, что найдет себе приключения совсем на другое место.

"Я просыпаюсь и нащупываю у себя на ягодице рану. Я обратилась к врачам, они подошли, сказали: "Ну, ничего страшного, бывает, заживет. В Москве у нас был случай, что клиенту сделали ожог величиной с Айфон, так что вам еще повезло, езжайте домой", – вспоминает пострадавшая Екатерина Майхир

Хирург, по словам Екатерины, утверждал, что ожог скоро заживет. Шли дни, но становилось только хуже.

"На третий день я пошла в душ, и рана начала очень сильно гореть, она покрылась такой красной полосой и как вспыхнула", – рассказала Екатерина. – Хирург говорит, что все претензии к клинике. Клиника говорит, что на операции никто из них не присутствовал, у вас был лечащий врач – хирург – все претензии к нему".

Фото: © TASS/Zuma

"Штатный режим работы оборудования"

С хирургом теперь не связаться: по некоторым данным, он переехал работать в Краснодар. А вот представители клиники общаться готовы, но только в суде. На заседаниях вспоминают поговорку о красоте, ради которой приходится жертвовать самым ценным.

"Они говорят о том, что это штатный режим работы оборудования – вот этого агрегата, которым делалась процедура. Говорят, что это возможное последствие работы этого аппарата, что в России несколько раз в год случаются подобные случаи, и это нормально", – заявил юрист Василий Минченков.

Нормально ли это – получить ожог при операции: мнение эксперта

РЕН ТВ показал снимки пострадавшей независимому специалисту. Иначе, как врачебной халатностью, по ее мнению, назвать это нельзя.

Фото: © Скриншот видео

"Не должно быть так. Хирург во время операции использует электрокоагуляцию. Попадание раствора антисептика между поверхностью кожи и самой пластинкой, так как это является заземляющим электродом, тем самым случился термический ожог", – заявила пластический хирург Екатерина Калита.

В клинике не ответили на вопрос журналистов

– Главного врача можно? Кто-то же должен у вас за работой следить? У вас тут люди ожоги получают термические во время операции.

– Главный врач в отпуске.

– Управляющая? Заместитель?

– Пятница, короткий рабочий день.

– Полтретьего, и уже никого нет?

– Да.

Фото: © Скриншот видео

Врачей в этой клинике не найти, связываемся с их юристом. Впрочем, внятных объяснений нам дать так и не смогли.

– Почему пациенты получают такие страшные ожоги?

– Мы ничего предоставлять не будем.

Десятки исков от пациентов

Судя по выписке из картотеки судебных дел той самой петербургской клиники, за последние несколько лет приходило десятки исков от пациентов с требованием возместить вред жизни и здоровью. Теперь среди них и Екатерина – она страдания своей пятой точки оценила в миллион рублей.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1238744 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1238744')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1238744', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1238744', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1238744(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1238744(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })