window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 мая 2024, 18:11

"Девочки плакали": школьниц заставили снять белье перед ЕГЭ в Воронеже

Детали скандала с досмотром школьниц на ЕГЭ в Воронеже
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Досмотр в школе перед экзаменом
Фото: © Скриншот видео

Громкий скандал разгорелся в Воронеже из-за унизительной проверки перед ЕГЭ. Школьниц заставили снимать одежду и даже нижнее белье для прохождения металлодетекторов. К выяснению обстоятельств уже подключился Следственный комитет. Подробности – в сюжете РЕН ТВ.

"Девочки были в истерике"

Даже на замыленном видео с камер наблюдения видно, что каждого второго ребенка на входе в воронежскую школу разворачивают. В поисках шпаргалок и телефонов кого-то из девочек просят задрать кофту, других – отправляют снимать бюстгальтер. И это за минуты до экзамена, перед которым они и так переволновались.

Скандал с досмотром на ЕГЭ в Воронеже: что известно

"Девочки несколько раз проходили – металлоискатель все равно пищал. Потом им сказали снять лифчики. Девочки были в истерике – они плакали там, ни о каком нормальном написании экзамена и речи не шло", – рассказала одиннадцатиклассница Полина.

По словам школьников, спокойно через рамки металлоискателя на ЕГЭ по русскому языку прошли единицы. Охрана и сотрудники школы требовали снять пирсинг, не пропускали с брекетами: убрать все ненужное просили не церемонясь, прямо на месте.

"Вообще, если есть какие-то подозрения, необходимо предоставить специальные условия, где дети смогут переодеться, что-то продемонстрировать без посторонних глаз", – отметила уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан Ирина Волынец.

Экзамен в невыносимых условиях

В мэрии Воронежа все отрицают, более того, говорят, что жалоб не было, а охранники действовали по инструкции. Хотя дети говорят: невыносимы были и условия проведения экзамена.

Фото: © Скриншот видео

"В кабинках не было дверок, в туалете было разрешено не более пяти минут, иначе с криками бежали. Как будто мы заключенные какие-то", – вспоминает выпускница.

"Они себя вели грубо, не просили что-либо вежливо снять. Они говорили: "Разоделись тут, вы вообще знали, куда вы идете, вы идете на экзамен", – сказала другая школьница, Яна.

Один из самых важных экзаменов – ЕГЭ по русскому языку, без него школьникам не выдадут аттестат. Прийти на этот экзамен – огромный стресс для одиннадцатиклассников, а тут еще и досмотр с пристрастиями.

Фото: © Скриншот видео

"Металлодетекторы пищали на все"

В Рособрнадзоре заявили, что следят за ситуацией. В защиту детей выступили представители Госдумы.

"Мы считаем важным рассмотреть предложения, в том числе пересдачи для тех детей, которые испытали стресс. Нужно делать вывод и нести ответственность за такие перекосы, которые есть", – заявила заместитель председателя ГД РФ Анна Кузнецова.

Выпускники, которые сдавали ЕГЭ в этой воронежской школе, предположили, что проблема могла быть и в самих металлоискателях. По их словам, устройства реагировали абсолютно на все.

"Проходила изначально я в пиджаке, я прошла, он запищал. Пуговицы на пиджаке пластмассовые и даже нет карманов", – утверждает одна из выпускниц.

Насколько этичны действия сотрудников, сейчас выясняют следователи. Проверку начали и в прокуратуре.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1225026 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1225026')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1225026', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1225026', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1225026(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1225026(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })