window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
13 мая 2024, 05:00

История циклична: как защищали Саур-Могилу в 1943 и 2014 годах

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Саур-Могила – место святое для каждого жителя Донбасса. Здесь почитают и память предков, прогнавших отсюда немцев, и память современников, которые боролись за право Донбасса остаться русским.
Георгиевская лента на Саур-Могиле в ДНР
Фото: © ТАСС/Дмитрий Ягодкин

ЕС обязуется провести в течение суток консультации по экстренной помощи Украине в случае будущей агрессии России. Из этого можно сделать вывод, что Евросоюз так или иначе рассчитывает на заморозку конфликта. Хотя бы для того, чтобы выиграть время, спасти действующий киевский режим и перевооружить его.

Сопоставьте все это еще с готовящейся конференцией по так называемой "формуле мира Зеленского" в Швейцарии и с постоянными обвинениями в адрес России, что она, мол, не желает переговоров. Таких совершенно точно – нет. Нам не нужна заморозка – нужно комплексное и справедливое решение конфликта. Раз и навсегда с учетом и реалий на земле, и глобальных интересов России.

К чему приводят заморозки и размытые договоренности с Западом, хорошо известно. И не только политикам. В первую очередь, простым жителям Донбасса, для которых , как отмечает военкор "Известий" Валентин Трушнин, нынешний режим в Киеве ничем не отличается от гитлеровского.

История циклична: как защищали Саур-Могилу в 1943 и 2014 годах

Штурм Саур-Могилы

Саур-Могила – место святое для каждого жителя Донбасса. Здесь почитают и память предков, прогнавших отсюда немцев, и память современников, которые боролись за право Донбасса остаться русским.

"Никон был на "глазах", на стеле. На выходе танк выстрелил, и ему полчерепа снесло. Ну он потом еще сутки жил. Его никто не хотел достреливать. А картуз находился рядом со мной", – вспоминает защитник Саур-Могилы Николай Воронов.

Август 1943 года. Советские войска штурмуют Саур-Могилу. Одним из атакующих взводов командует Евгений Рогов.

Фото: © Скриншот видео

"Там не разбирались, что может ранить, может убить, можно схорониться. Нет. Через Миус – и наверх, на самый верх, где немцы", – рассказал ветеран ВОВ Евгений Рогов.

Лето 2014 года. ВСУ пытаются отрезать восставший Донбасс от российской границы, и Саур-Могила этому мешает. Ее защитников расстреливают танки, "Грады", самоходные орудия, минометы. А там, наверху, несколько десятков шахтеров с георгиевскими ленточками. Бойцы батальона "Восток".

"Все пришли, не было тут профессионалов, не было великих воинов, все пришли – рабочий класс. А обстрелы... Вот это все было в дыму, на момент 2014-2015 годов эта земля вся была перепахана", – вспоминает ветеран батальона "Восток" с позывным Сват.

"Пожалуй, нигде так остро и наглядно не ощущается преемственность поколений, вот это наслоение истории, как на мемориальном комплексе "Саур-Могила". Уникальный памятник. Советский воин-освободитель своим железобетонным телом прикрывал тела живых ополченцев, а внутри стелы, как в блиндаже, от обстрелов укрывались бойцы", – рассказал корреспондент.

Фото: © Скриншот видео

"Вот здесь была дверь, она смотрела четко вот туда", – отметил защитник Саур-Могилы с позывным Борей.

"11 человек были в стеле, и из 11 человек только двое вышли, будучи нераненными. Все остальные – с разными степенями. У меня вырезало зубы, осколок в печени, ляжка порвана, пятка пробита, но я ходячий был", – рассказал Воронов.

Как прятались

В 1943 году, когда высоту штурмовали советские войска, здесь были мощные бетонные укрепления, вспоминает ветеран-артиллерист Борис Канельский.

"Высота была большая, где-то 270 метров. Была сильно укреплена немцами, и несколько суток пришлось с тяжелейшими боями штурмовать эту гору. И мое орудие было тоже тяжело ранено: на ствол упала мина немецкая во время обстрела, и уже с нее стрелять нельзя было", – поделился ветеран.

Фото: © Скриншот видео

Но после войны, когда возводили стелу, памятник солдату, немецкие траншеи засыпали, а доты – демонтировали. Ополченцам пришлось нелегко. Укрывались как могли.

"Вот такие люки: он метра два длиной и метр шириной. Полтора метра глубиной этот люк. Мы их открывали. При обстреле прятались сразу в эти люки", – объяснил защитник Саур-Могилы Владимир Воронов.

Ненапрасные жертвы

Их жертвы были ненапрасными. Вскоре ВСУ были вынуждены отойти, и над руинами Саур-Могилы были подняты флаги Новороссии, России и Знамя Победы.

Фото: © Скриншот видео

"Я помню бои, которые здесь происходили. Как военный человек я понимаю, что если бы тогда Саур-Могилу и скульптуру советского солдата здесь захватили и уничтожили, то Донбасс пал бы. Потому что для нас это очень серьезный символ нашей Победы, нашей памяти, нашего прошлого. Я потом еще узнал от своей бабушки, что в 1943 году моя прабабушка на этой же высоте принимала бои, когда гнали фашистских захватчиков с нашей земли", – поделился Михаил.

Все, кто приходит сюда с цветами 9 Мая, уверены, что рано или поздно появится еще одна дата, еще одна Победа. И в этот день они тоже будут приезжать сюда из года в год и вспоминать павших.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1219141 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1219141')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1219141', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1219141', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1219141(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1219141(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })