window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
13 мая 2024, 16:05

Тайные планы Польши: к чему готовятся поляки и какое у них оружие

Военный эксперт Гусев рассказал, ради чего польские наемники едут на Украину
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Польские солдаты
Фото: © Скриншот видео

Бойцы "Польского добровольческого корпуса" подтвердили участие в недавнем нападении на Белгородскую область. Польских наемников бросают на самые опасные участки фронта: наши штурмовики выбивали их из Артемовска и Авдеевки. Легионеры участвовали и в прошлогоднем контрнаступлении ВСУ в Запорожье.

Сколько польских военных находятся в зоне СВО? Какие вооружения Варшава передает Киеву? И ради чего Варшава готовится к войне с Россией? Об этом рассказывает программа "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Сколько польских наемников в зоне СВО

По данным нашего Минобороны, на Украину за все время СВО приехали более 13 тысяч иностранных наемников, и самая крупная группировка – из Польши.

"Это, прежде всего, тактический уровень. Собственно, командир взвода, роты, батальона. В штабах должны быть специалисты хотя бы с каким-то начальным уровнем нормальной военной подготовки и каким-то опытом. Но если не боевых действий, то регуляров. А это понятно, что поляки, потому что по численности эта группа военнослужащих занимает первое место", – говорит военный эксперт Алексей Гусев.

По закону наемничество в Польше запрещено, как и служба польских солдат и офицеров в зарубежных армиях. Поэтому кадровые военные идут на хитрость: перед командировкой в зону СВО оформляют отпуск.

"Отставники, которые могут спокойно туда поехать, могут действовать в составе снайперских групп, в составе обычных штурмовых подразделений. Поляки попадаются достаточно часто, и польскую речь наши ребята в радиоперехватах тоже слышат", – рассказал руководитель проекта "Рыбарь" Михаил Звинчук.

Де-юре польская армия не принимает участия в конфликте, что позволяет вооруженным силам Польши воевать с Россией без объявления войны.

Фото: © Скриншот видео

"Объявление войны – это прямое участие польской артиллерии, авиации под руководством польских экипажей, которые наносят удары по российским войскам. Тогда это можно трактовать. А то, что они в рядах пушечного мяса воюют и при этом действуют под чужим флагом, это все же несколько иное", – уточнил эксперт.

Цели поляков на Украине

Кроме исторической неприязни к России, у поляков есть и прагматичные причины находиться в зоне СВО. Одна из них – восстановление территориальной целостности. Речь идет о нынешних Львовской, Тернопольской, Ивано-Франковской, Волынской и Ровенской областях Украины. Все эти территории в 1939 году вошли в состав СССР.

"У Польши аргументы – от самых последних, вплоть до того: "У нас хаб в Жешуве, через которое идет полное снабжение Украины. У нас, простите, есть определенные программы, в которых мы поддерживаем украинских беженцев." Ну и дальше там исторические, вплоть до смуты, какие-то параллели, что это исконно польская территория", – отметил Гусев.

Жешув – это транспортный узел на Востоке Польши, именно оттуда на Украину поступает натовское вооружение. Киев полностью зависит от Варшавы в плане логистики. Поврежденную технику тоже отправляют через Польшу по железнодорожным путям и автомобильным дорогам.

Фото: © Скриншот видео

"Поляки избавились от огромной части своего старого вооружения в первые месяцы конфликта. То есть они поставили советские танки, советские образцы тех же РСЗО "Град", они поставили частично свои польские гаубицы "Краб", которые на самом деле – корейские, и тем самым избавились от определенного неликвида", – рассказал Звинчук.

Польша сбагривает Украине старую технику

Украине Польша скидывает советское оружие, оставшееся после распада организации Варшавского договора. На базе советского Т-72 поляки производили свой лицензионный вариант – PT-91. Они заявили, что их техника намного лучше, чем самые современные российские танки. С начала СВО поляки поставили на Украину 60 машин, которые оснастили лазерными дальномерами, прицелами ночного видения и динамической защитой. Но и в таком виде их нельзя сравнить не то что с Т-90, но даже и с модернизированным Т-72.

А вот для себя Польша покупает новую американскую технику: танки Abrams, зенитные ракетные комплексы Patriot и реактивные системы залпового огня HIMARS.

"Набрали определенные заказы и заявки на восстановление своей боеспособности, которую сейчас пытаются восстанавливать за счет контрактов с Южной Кореей, США. И сейчас действуют практически исключительно как хаб, и на этом тоже зарабатывают. Плюс разогнали свою польскую промышленность", – рассказал эксперт.

Фото: © Скриншот видео

Какое оружие производят в Польше

Польша и сама производит бронетехнику: в зоне СВО нашим бойцам часто попадается самоходная гаубица "Краб". Максимальная дальность стрельбы гаубицы – 40 километров. Чтобы поразить тылы российской армии, самоходкам приходится приближаться к линии фронта на опасное расстояние. Экипажи оказываются в зоне действия и нашей артиллерии, и дронов-камикадзе. Поляки сами предпочитают управлять своей техникой.

"Это почти стандарты НАТО, но это внутренняя разработка. Из-за этого, во-первых, свои механики, наводчики, заряжающие, свои военнослужащие, которые выходят из строя, уходят безвозвратно", – заметил военный эксперт.

Польша выпускает боевую машину пехоты "Барсук", она заменяет советские БМП-1, которые отправляют на Украину. Ранее Варшава передала Киеву старые самолеты МиГ-29, один из них недавно сбили наши силы ПВО в Запорожье. В апреле Конгресс США одобрил продажу Польше двух тысяч авиационных ракет, все боеприпасы совместимы с F-16 и F-35. Самолеты должны поступить на вооружение польской армии в ближайшие годы.

Воспитание русофобии

Польские власти внушают населению мысль о том, что после Украины российская армия вторгнется в Польшу, якобы поэтому и закупает наступательное вооружение. Но этот вариант полномасштабной войны с Россией больше похож на фантастику, если посмотреть на сухие цифры.

Фото: © Скриншот видео

"В Польше сейчас насчитывается порядка 200 тысяч человек – это численность всех вооруженных сил. При этом мотивация у них достаточно низкая. Когда предыдущая партия, стоявшая у власти партия Качиньского, проиграла выборы, они озаботились тем, чтобы все центральные люди, связанные с партией, подали в армии в отставку и тем самым национальные вооруженные силы Польши обескровили", – пояснил Звинчук.

Теперь же власти собираются удвоить численность вооруженных сил, но процесс идет очень медленно. Мужчины не спешат идти в армию в условиях подготовки войны с Россией. Получается, что во всей Польше в три раза меньше военных, чем Россия сосредоточила в зоне СВО.

"Очень серьезная пропаганда. Именно Россия – это исконный польский враг, соответственно, Польша – это щит от броска к Ла-Маншу, только теперь это Россия, которая якобы против демократии и так далее. То есть поколения два выросли с идеей того, что Россия – это враг", – заметил Гусев.

Может ли Варшава ввести войска на Украину

Для многих польских наемников украинская кампания стала способом заработать. В среднем обещают три тысячи евро в месяц, но только если на передовой, в тылу – 500 евро.

Фото: © Скриншот видео

"Есть еще байка, что должны доплачивать со стороны польского правительства, однако подтвержденных каких-то сведений, либо же чисел мы не знаем", – добавил эксперт.

Варшава на словах поддержала Францию с идеей ввести регулярную армию на территорию Украины. Но Париж способен отправить максимум 20 тысяч человек, что никак не повлияет на ход СВО. А вот Польша может собрать группировку в 70 тысяч – этого достаточно для захвата западной части Украины.

"Посмотрите, что сейчас творится во Львове. Сколько там поляков, которые фактически говорят, что даже уходить оттуда не собираются. И эта информация идет не через какие-то наши источники, а через самих украинцев", – отметил Гусев.

Польша хочет создать сильнейшую армию в Европе?

Аннексировать Западную Украину Варшава может перед неминуемой капитуляцией ВСУ. Польскую группировку будут формировать в первую очередь из людей с боевым опытом в зоне СВО. Не исключено, что к полякам примкнут выжившие украинские националисты. По примерным оценкам, получится армия численностью 250 тысяч человек.

Фото: © Скриншот видео

"Поляки сейчас, как я уже сказал, в рамках гуманитарных проектов заводят свои компании, понемногу меняют законодательство для того, чтобы облегчить, во-первых, заход своих компаний, предоставлять рабочие места украинцам. Они строят в рамках гуманитарных программ на Западной Украине модульные городки для беженцев, где обеспечивают всех рабочими местами и проводят дополнительные сервисы, предоставляют им вид на жительство и завязывают их на свою экономику и свою политическую жизнь", – говорит Звинчук.

Каждая страна НАТО должна тратить на вооруженные силы по два процента ВВП. Польша в одностороннем порядке планирует поднять эту планку до четырех процентов. Цель – создать самые мощные сухопутные войска Евросоюза. Только у Вашингтона Варшава заказала 250 танков Abrams, а у Сеула – 180 штук "Черных пантер". Корейская техника дешевле натовской и производят ее гораздо быстрее, чем на европейских и американских заводах.

О военных секретах, удивительных приемах армий, вооружении, брутальных гаджетах и многом другом смотрите в программе "Совбез" с Игорем Шевчуком на РЕН ТВ.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1217558 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1217558')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1217558', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1217558', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1217558(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1217558(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })