window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
29 апреля 2024, 04:30

Протесты и зачистка мигрантов: как Париж готовится к летней Олимпиаде

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Каждый второй француз не верит, что Олимпиада пройдет на должном уровне.
Зажжение олимпийского огня
Фото: © REUTERS/Louiza Vradi

Что французский президент собирается делать дальше, чтобы отстоять независимость? Судя по всему, ничего. Просто потому, что слова для него, даже верные – это пустой звук. Обвиняя США, он говорит о возможных добрососедских отношениях в будущем с Россией и тут же заявляет, что основное условие безопасности Европы в том, чтобы Россия не выиграла на Украине.

Полное отсутствие логики и уж тем более конкретных инициатив – то есть, все та же имитация бурной деятельности. К слову, Макрону неплохо было бы выучить устойчивое русское выражение "Потемкинские деревни". У него они неплохо получаются. И не только в политике. Подробнее о политической и не только обстановке в предолимпийском Париже рассказал корреспондент "Известий" Игорь Балдин.

Протесты и зачистка мигрантов: как Париж готовится к летней Олимпиаде

Парализованный Париж

"Предолимпийский Париж – это сплошные "манифестасьон". Только отгремела забастовка авиадиспетчеров, отменившая сотни рейсов, как за дело взялись "желтые жилеты". Их митинг парализует движение в центре города", – сообщил корреспондент

Налоги растут, соцпрограммы – урезают. Олимпиаде в Париже скорее не рады. Строители спортивных объектов вместе с протестующими жгут файеры. Жалуются на тяжелый труд и низкие зарплаты. При этом на игры уже потратили 10 миллиардов евро. Куда ушли эти деньги – большой вопрос.

Фото: © REUTERS/Stephanie Lecocq

Зачистка мигрантов

Мигрантский район Сан-Дени. Вот и рабочие, и олимпийская деревня, которую они возводят. Территория закрыта от журналистов. Объекты не достроены. И это за два месяца до старта.

"На Трокадеро, на Марсовом поле, у Лувра туристу нужно постараться, чтобы сделать модное селфи – мешают каркасы временных стадионов. Постоянные, включая знаменитый "Ролан-Гаррос" в Сан-Дени, закрыты на ремонт", – отметил Балдин.

План "Б" по Макрону

На ремонте все еще 30 стадионов. Единственный Олимпийский объект, который успели сдать – новый "Акватик центр". Но и там не заладилось – церемония открытия стартовала с неловкого кульбита.

"Уровень подготовки катастрофический. Макрон даже заявил, что открытие церемонии может пойти по плану "Б". То есть пройдет просто в фан-зоне либо на Трокадеро или "Стад де Франс", – заявил депутат Европарламента Флориан Филиппо.

План "А" у Макрона, правда, куда грандиознее. Он обещает целое аквашоу на берегах легендарной реки.

"Парижская Сена. Прямо здесь пройдут соревнования по гребле. Картинка действительно живописная. Но вот что под ней скрывается, знают экоактивисты", – рассказал журналист.

Фото: © REUTERS/Charles Platiau

Анализ проб показал: тем, кто окунется в эти воды, история с клопами в парижских отелях покажется мелочью.

"В этой воде содержатся опасные бактерии – энтерококки. Это все фекальные загрязнения", – объяснил специалист.

Где деньги, Макрон?

Как минимум, треть денег, выделенных на Игры, ушла на их рекламу. Вот одна из них – по Лувру теперь водят олимпийские экскурсии. Йога и фитнес прилагаются.

Старинный особняк на улице Гриннель в самом центре большой стройки. Резиденция нашего посла оказалась в окружении олимпийских объектов. В эксклюзивном интервью "Известиям" Алексей Мешков рассказывает: спортивными новостями власти Франции не делятся.

"В Париже создан специальный механизм по взаимодействию посольств с префектурой, с МИД, где посольства предупреждают о мероприятиях, которые будут, о мерах, которые принимают французские власти. Нас туда не зовут", – поделился посол.

Блогеры иронизируют: знаменитые крошечные мансарды позволят парижанам заработать на туристах бешеные деньги. Но всех мигрантов и клошаров, что годами жили в палатках у берегов Сены, жандармы срочно вывозят за "переферик" – городскую кольцевую дорогу.

Фото: © REUTERS/Sarah Meyssonnier

Знаки свыше

А как Макрону такой предолимпийский Париж? На неделе президент Франции выступал в Сорбонне. Говорил не о митингах, инфляции или Олимпиаде. У него – наполеоновские планы европейского лидерства.

"Европа должна быть единой в ответе на российскую агрессию. Мы помогаем и будем помогать Украине", – заявил глава Пятой Республики.

О том, что стоило бы помочь самой Франции, Макрону намекают символы столицы.

"В происшествии на бульваре де Клиши многие увидели недобрый знак. Знаменитое "Мулен Руж" впервые осталось без крыльев: ночью рухнули мельничные лопасти кабаре", – пояснил корреспондент.

Может, поэтому каждый второй француз в то, что Олимпиада пройдет на должном уровне, не верит. МОК уже давно смешал главные спортивные старты с политикой. Теперь Макрон лишает Олимпиаду духа праздника.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1214969 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1214969')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1214969', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1214969', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1214969(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1214969(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })