window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
25 апреля 2024, 17:06

Нищенская мафия: кто и как удерживает в рабстве стариков и инвалидов

Стало известно, что на самом деле стоит за попрошайничеством
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Спасенный из рабства Виктор Васильевич
Фото: © РЕН ТВ

По дороге по своим делам мы часто замечаем людей, которые просят милостыню – это зрелище стало уже настолько обыденным, что зачастую многие не обращают на просящих никакого внимания. Впрочем, находятся и сердобольные люди, "помогающие" деньгами. Однако за плечами незнакомца, просящего милостыню, часто скрывается душераздирающая история о современном рабстве.

Такая история произошла с жителем Гомеля, 64-летним Виктором Чикуновым, который просил помощи "для внучат-сирот" в Москве. Разумеется, осиротевших внуков у Виктора нет, а стоял с табличкой он против своей воли.

В современной жизни рабство приобрело немного иные формы: хозяева просто находят людей из незащищенных слоев населения, обещают им работу и помощь, а на деле отбирают документы и заставляют трудиться за еду. Один из самых распространенных способов заработка на рабском труде – это принуждение заниматься попрошайничеством.

Журналисту РЕН ТВ удалось пообщаться с недавно спасенным из рабства Виктором Васильевичем. В нашем материале рассказываем историю дедушки, а также публикуем комментарии экспертов по поводу того, можно ли давать милостыню и как помочь человеку, попавшему в подобную ситуацию. Кроме этого, мы узнали, что происходит в современных "работных" домах.

Как завлекает жертв нищенская мафия и кто просит милостыню на улицах

Безвыходное положение

"Нищенская мафия" – это условное название явления, когда посторонними лицами с целью извлечения выгоды эксплуатируется труд человека, просящего в качестве подаяния деньги на улице.

Как рассказала РЕН ТВ представитель движения "Альтернатива" Арина Файрушина, преступники, наживающиеся на рабском труде, не используют какие-то особые приемы для того, чтобы завлекать жертв. Как правило, они просто предлагают работу людям из незащищенных слоев населения и обещают помочь: с документами, с возвращением домой и, конечно, заверяют, что будут хорошо платить. Однако на деле отбирают документы, телефон и деньги, которые есть, а работой оказывается попрошайничество. Жертвы остаются в безвыходном положении, поэтому соглашаются на ту работу, которую им дают.

Фото: © Предоставлено БФ "Доктор Лиза"

Таких "нищих" можно встретить в метро, на трассе, собирающими милостыню между рядами, у магазинов. Арина утверждает, что большинство этих людей просят денег против собственной воли.

Что делать, если вы видите просящего милостыню: мнение эксперта

По ее словам, дать деньги – это худший вариант из возможных. Гораздо полезнее, считает эксперт, будет завязать разговор с незнакомцем и постараться выяснить, его ли это решение.

Били палкой, не разрешали сидеть: история пенсионера, попавшего в рабство

Утром доставляли на "работу"

Иногда люди из-за морального давления попросту не готовы попросить помощи, но бывает и иначе. Например, к пенсионеру Виктору Чикунову подошла женщина, предложила помощь. Ей он смог сказать, что находится в неволе. Спасительница позвонила представителям "Альтернативы", и мужчину забрали. По его словам, вся эта ситуация была ему очень неприятна, но терпеть он больше не мог.

Попадают в такое рабство разными способами. В случае с Виктором их набирали в Беларуси злоумышленники, которые живут в пригороде Гомеля.

"Насколько мы поняли, в каком-то микрорайоне цыганском, и они как раз находили неблагополучных белорусов, которые после ЛТП (Лечебно-трудовой профилакторий. – Прим. РЕН ТВ), тюрьмы или просто они бездомные. Им предлагали прям напрямую стоять попрошайничать, но понятно, что за это обещали платить, а на деле отбирали паспорта. Естественно, им не платили, еду они должны были приносить в "общак", а за тем, как они попрошайничали, наблюдали. Утром их доставляли на "работу", вечером забирали", – рассказывает РЕН ТВ представитель движения Файрушина.

Фото: © Global Look Press/Komsomolskaya Pravda

Бывшая "попрошайка" организовала собственный "бизнес"

Виктор Васильевич рассказал корреспонденту РЕН ТВ, как он оказался на улице в Подмосковье с жалостливой табличкой в руках и без паспорта.

С его слов, он сидел на лавочке в Гомеле, в аллее по улице Победы. Там к нему подошли мужчина и женщина – цыгане.

"Говорят, мол, не хочешь подзаработать в Москве. Сказали, мол, ничего тебе тяжелого делать не надо, просто стой с плакатом и все. Я сначала подумал, может, это какая-то рекламная кампания проводится или реклама продуктов, или что-то такое, и согласился. Они отвезли меня к себе, я у них переночевал, утром обратно отвезли в Гомель. Позвонили Владимировне, договорись с ней, посадили в какой-то микроавтобус, кажется, я один ехал до Москвы", – вспоминает Виктор.

"Владимировной" мужчина называет владелицу сомнительного бизнеса Наталью. Выяснилось, что она гражданка Украины и называет себя беженкой. Впрочем, по словам, Арины, документов, подтверждающих ее слова, не оказалось. Кроме этого, Наталья имеет множество штрафов за попрошайничество. По словам женщины, она долго занималась этим сама.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Александр Казаков

"Помогите, умерла дочь, остались двое внучат-сирот"

В столице России "нового сотрудника" встретила та самая Владимировна и ее бывший супруг Анатолий, по совместительству водитель. Встречающие отвезли мужчину в Балашиху, где и жили все "работники" – человек пять-шесть.

По приезде в новый дом у Виктора забрали паспорт, якобы на сохранение. Утром следующего дня всех трудящихся развезли по точкам: Зеленоград, Подольск, Красногорск – каждого в разные. По словам Виктора, нужно было стоять с табличкой у магазина.

"Дали табличку. Я почитал, написано: "Помогите, умерла дочь, остались двое внучат-сирот". Стало очень неприятно. Внутри ксерокопия умершей женщины. Как я потом прочитал, она умерла в 2013 году, в 24 года, и мне сказала Владимировна, мол, остались двое внучат мальчик 11 лет и девочка 14 лет. Ну тоже я так подумал, если эта женщина умерла в 2013 году, то детям уже 23-25 лет", – поделился мужчина.

Каждый приносил по 5-10 тысяч рублей в день

"Рабочий день" длился до 22-23 часов вечера с самого утра. Виктор Васильевич рассказал, что "на работе" сидеть не разрешалось, кроме этого, нельзя было есть, ходить в магазин, курить. На протяжении дня за мужчиной наблюдала Ирина – еще одна помощница "директора предприятия" Натальи. Когда женщина разрешала, то можно было выпить чай с булочкой, которые она приносила сама. Если нужно было отлучиться в туалет, то необходимо было сказать Ирине или Наталье об этом по телефону, который каждому выдали.

Фото: © Global Look Press/Alexander Legky

"Сердобольные люди давали деньги, некоторые даже по 500 рублей, 1000 и 2000 рублей или копейки, мелкие деньги. Продукты давали: пакеты с колбасой, мясом, конфетами, фруктами <…> К вечеру отвозят нас обратно, мы отдаем деньги и продукты. Кушаем – можно сказать, у нас это и обед и ужин был. За день мы ничего не получали", – рассказывает пенсионер.

По его словам, каждый просящий милостыню в день приносил от 5 до 10 тысяч рублей и пакеты еды. Виктор утверждает, что ужин был хороший, Наталья готовила из того, что подали люди.

Однако, по словам Виктора, Наталья применяла физическую силу к своим "сотрудникам". За провинности женщина била их палкой.

Кроме того, никто из тех, кого заставляли попрошайничать, не мог покинуть это место, потому что они граждане другой страны, их паспорта изъяли и люди не знали, где находятся их документы.

"Будем бить по рукам и ногам"

Для запугивания Наталья рассказывала историю: якобы был у них Миша, который в рабочее время втихаря съел копченую курицу, поданную людьми. Потом ходил "синий", потому что Наталья избила его скалкой.

"Говорила, будем бить по рукам и ногам, у тебя была операция – по голове бить не будем. Поэтому я боялся кушать на стороне то, что дают люди. Морально это висело надо мной, я не хотел ни во что лезть", – пояснил Виктор.

Фото: © Global Look Press/Natalya Loginova/Russian Look

Терпел, пока мог

"Работодатели" заверяли, что трудиться нужно три месяца, потом – свобода. Насколько реальны эти обещания – неизвестно. Виктор пробыл в рабстве около трех недель, дальше, с его слов, закончилось терпение.

"Тянуть до трех месяцев не хотелось. Поэтому я сделал шаг в сторону свободы. Когда подошел Артем (представитель движения "Альтернатива. – Прим. РЕН ТВ) – все бросил", – говорит мужчина.

По словам пенсионера, он и раньше хотел уйти, но у него забрали паспорт, а чтобы его восстановить, нужно было заявить, что он утерян. Мужчина пояснил, что это все ему было очень неприятно, и он терпел, пока мог.

"19 апреля подошла женщина, мы с ней поговорили, она сказала, что есть предприятие "Альтернатива", которое помогает вырваться из рабства. Потом подошел ко мне Артем, мы вызвали полицию. Потом с полицией и Артемом забрали паспорта всех, кто там был, включая мой", – вспоминает Виктор Васильевич.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Сергей Коньков

Все причастные задержаны

Кроме прочих неудобств, Виктор переживал еще и из-за того, что он обманывает людей, которые сочувствовали ему и давали милостыню.

Как нам рассказали в "Альтернативе", сейчас все причастные к рабовладельческому труду задержаны. Впрочем, сама Наталья не считает, что делала что-то плохое. По рассказу представителей движения, полицейским и волонтерам она заявила, что деньги и паспорта трудящихся они отдали ей сами на сохранение, а она, к слову, платила им "зарплату". Когда женщина поняла, что "бизнес тонет", предложила полицейским договориться, однако попытки успехом не увенчались.

Визит сотрудников полиции в квартиру, где содержались попрошайки

По словам Виктора, после суда над рабовладельцами он вернется в Гомель и будет решать свои проблемы: заниматься здоровьем, квартирой и подобными делами.

Виктор Чикунов о ситуации, в которой оказался

Волонтеры надеются на возбуждение уголовного дела и общественный резонанс.

Можно ли помочь человеку в рабстве и как это сделать

Ставят настоящего инвалида без коляски и уходят

Как говорят эксперты, выпутаться из такой ситуации можно, главное – хотеть. По словам Арины Файрушиной, случаи бывают очень разные. За человеком могут круглосуточно наблюдать. Бывали случаи, когда попрошайничать ставили настоящего инвалида, иногда даже без коляски, уйти в таком случае человек не может физически.

Основная проблема – психологическое давление

Со слов эксперта, во всех этих примерах основная проблема – психологическое давление. Она утверждает, что, если за человеком ведется круглосуточная слежка, он даже пытаться не будет обращаться за помощью, потому что буквально у него за спиной сидит надзиратель.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Сергей Коньков

"У нас бывали случаи, когда инвалида ставили попрошайничать, а в кустах сидела цыганка, которая весь день наблюдала, чтобы он был вот здесь. Тогда у нас сотрудник воспользовался случаем, когда она куда-то отвернулась, и забрал его", – делится Файрушина.

В некоторых случаях, по словам представителя движения, слежки меньше, но тогда на жертву оказывают больше психологического давления. В таком случае формально у человека есть возможность уйти, но страх за свою жизнь не дает ему этого сделать. Кроме этого, иногда люди боятся уйти из-за отсутствия ресурсов.

"Он уверен, что его найдут, идти ему некуда и не с чем, и зачастую это действительно так. Он настолько подавлен этой всей ситуацией, что в целом не видит вообще никакого выхода и не понимает, зачем куда-то дергаться. Условно здесь он если приедет, то ему дают какой-то угол, а если он уйдет, то неизвестно, что дальше", – объясняет представитель "Альтернативы".

Чтобы помочь, нужно быть уверенным, что эта помощь нужна

Впрочем, помочь можно даже в таких случаях. Однако для этого нужно знать, что она нужна.

Как уже говорила Арина Файрушина, худший вариант – это дать деньги. Вместо этого, по ее словам, лучше спросить у человека, как, кроме милостыни, еще ему можно помочь. Разумеется, что человек может ответить, что никакая помощь, кроме этой, ему не нужна. В таком случае станет понятно, что либо он действительно в ней не нуждается, либо пока еще не готов морально попросить ее. Однако в любом случае задать этот вопрос стоит.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Сергей Коньков

"Если человек делает это по своей воле – фактически мы говорим о мошенничестве. Будем честными: если мы говорим о большом городе, то нуждающийся человек за один день может собрать на билет, еду; в большом городе за один день можно сделать все что угодно. Если человек стоит там изо дня в день, то ему точно эта помощь не нужна. Поэтому в любом случае мы сталкиваемся или с мошенничеством, или с принудительной историей", – утверждает Арина.

Эксперт утверждает, что когда человек говорит, что он находится здесь по своей воле, то, возможно, он еще не готов. Тогда можно оставить номер своего телефона или номер волонтеров и сказать, что по этому номеру можно связаться в случае чего и получить поддержку.

По ее словам, когда попрошайничают действительно по своей воле, то можно просто пройти мимо или вызвать полицию, которая выпишет административный штраф.

Другое дело, если попрошайничают с детьми – тогда в полицию обращаться обязательно, потому что это уже уголовное преступление "Вовлечение несовершеннолетних в антиобщественные деяния", отметила наша собеседница.

Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

Если просят милостыню против своей воли

Однако, если человек говорит, что помощь нужна, например, нужно купить билет или еду, то необходимо предложить ему именно это. По опыту эксперта, в этот момент люди, которым билет на самом деле не нужен, начинают придумывать различные причины, почему они не могут пойти с вами и купить его.

В случае, когда пойти за продуктами или билетом соглашаются, значит, действительно нужна помощь в покупке билета. Тогда можно позвонить в волонтерские организации, которые могут помочь.

"Если история упирается в то, что мне просто жить не на что, то обязательно нужно спросить, делают ли это самостоятельно или кто-то заставляет. Дальше объяснить человеку, что ему не нужно бояться, есть организации, которые готовы ему помочь, можно найти жилье, обеспечить его едой, можно помочь в целом с дальнейшей социализацией; и для того, чтобы ему помогли, нужно лишь сейчас сказать "да", и его отсюда заберут. Его никто не найдет из тех, кого он боится. Его могут спрятать, он будет в безопасности", – объясняет Арина Файрушина.

Как она говорит, когда человек говорит "да, помогите", –значит, его нужно оттуда забрать и оказывать дальнейшую поддержку. Если вы узнали, что человеку нужна помощь, но боитесь уводить его из-за возможных последствий, то можно позвонить, например, в "Альтернативу", но, по словам Арины Файрушиной, зачастую бояться нечего.

Фото: © Global Look Press/Svetlana Vozmilova

"Максимум, что может сделать цыганка, наблюдающая за работой, – это наслать на вас проклятий. Вы можете наслать их на нее в ответ. К тому же зачастую это многолюдные места, и навредить вам не смогут. Сотрудников нужно вызвать на это место", – говорит представитель движения.

Современные "работные" дома

При упоминании словосочетания "работный дом" многим из нас вспоминается знакомая еще со школы – худенький Оливер Твист. Работные дома были распространены в викторианской Англии. Чарльз Диккенс писал, что бедняку того времени приходилось выбирать всего из двух зол: "либо медленно умирать голодной смертью в работном доме, либо быстро умереть вне его стен". А что происходит в современных работных домах?

Как люди попадают в работные дома

Работные дома – по сути еще одна категория рабства, отмечают эксперты. По словам Арины Файрушиной, безусловно, существуют дома трудолюбия, где волонтеры действительно помогают; там не отнимают документы, и во время работы человек какую-то часть средств отдает этому дому за проживание и еду – это рабочий дом приютного типа. Но так хорошо бывает не всегда, вернее, крайне редко, считает эксперт. В современных работных домах процветает рабство.

По словам эксперта, худший вариант при поиске места, где можно работать за еду и проживание, – позвонить по объявлению на столбе или остановке. Так нуждающийся не видит никакой юридической информации о месте, где надеется получить помощь.

Кроме этого, координатор добровольцев в Благотворительном фонде им. Елизаветы Глинки "Доктор Лиза" Любовь Маташкова в комментарии РЕН ТВ отметила, что часто "сотрудники" работных домов попросту угощают жертву алкоголем, куда подмешали клофелин. По ее словам, зачастую на подобные уловки попадаются "вахтовики", которые после работы приезжают на вокзал и в ожидании поезда могут выпить.

"Присаживается рядом прилично одетый мужчина, начинает общение. Дальше завязывается диалог. Общаются, выведывают ценную информацию. Предлагают выпить за знакомство. В заранее подготовленном алкогольном напитке размешивают клофелин. После аккуратно выводят из зала ожидания или на улице забирают, сажают в автомобиль и увозят. Документы, естественно, изымают", – объясняет Любовь Маташкова.

Фото: © Global Look Press/Bernard Jaubert/imageBROKER.com

"Сезон" для рабства

Основная масса людей, по словам координатора, приезжает на заработки весной, чаще всего – мужчины. В этот момент активизируются и мошенники, начинают заманивать работяг объявлениями с "хорошими" условиями. Любовь Маташкова говорит, что многие действительно верят в честность работодателя.

Эксперт отмечает: попасть в рабочие дома очень легко, а вот выбраться куда сложнее.

"Как правило, набирают рабочих в такие дома люди из мест лишения свободы. Наглые, дерзкие. Люди, которые склонны к жестокости", – уточнила наша собеседница.

По ее словам, часто мошенники приходят в места кормления бездомных, где вербуют вновь прибывших.

"Новеньких видно сразу. Опытные уже знают, что с такими маргиналами связываться не стоит. Это чревато последствиями", – добавила координатор добровольцев.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Дмитрий Коротаев

Поехал на заработки и пропал

В такое рабство попал Михаил из Воронежа. Он приехал на заработки в Москву, а потом пропал.

По словам Любови Маташковой, в этом случае тревогу забили родные. Координатор добровольцев рассказала, что ей позвонила дочь Михаила и сообщила, что тот пропал: они все время были в контакте, а последние два дня отец перестал выходить на связь.

Любовь Маташкова рассказала, что Михаила удалось спасти в тот же день. С ее слов, волонтеры подключили сотрудников полиции и поисково-спасательный отряд "Лиза Алерт". Вечером его забрали со станции "Строитель" за Мытищами.

Эксперт объяснила, что эта история довольно стандартная: ехал на вахту в Новосибирск и пришлось ехать через Москву. Лето, жара. Чуть выпил, а на поезд посадить отказались – проводник не имеет права сажать человека в алкогольном опьянении. Михаил пошел спать на место кормления бездомных. Там его и "подобрали" люди из работного дома.

Фото: © РИА Новости/Владимир Вяткин

"Избитый человек далеко не убежит"

Со слов Любови Маташковой, нелегальных работных домов в Москве и Подмосковье очень много, но зачастую бездомные не говорят, где именно они побывали, опасаясь за свою жизнь. Координатор добровольцев рассказала, что нуждающихся там жестоко избивают для покорности. Зачастую – толпой.

"Бежать удается, но редко. Избитый человек далеко не убежит. Реабилитация после таких побоев долгая и сложная. Это перебитые ноги, сломанные ребра, челюсть, гематомы", – делится эксперт.

"Купил билет, скоро выезжаю"

Другому спасенному волонтерами мужчине удалось сбежать дважды. Однако стоит отметить, что и попасть в рабство он смог тоже два раза подряд.

Любовь поделилась случаем, который произошел буквально месяц назад. По ее словам, в волонтерский центр пришел настолько избитый мужчина, что не было видно живого места. Координатор добровольцев говорит, что по его виду сразу было понятно, где он побывал. Оказалось, что Александр после вахты приехал на вокзал и позвонил маме. Ей он сообщил, что купил билет и скоро выезжает из Москвы в Шарью. Пока мужчина ждал поезд, к нему подошли двое и предложили выпить.

"Саша оказался доверчивым. Выпил, а в напитке – клофелин. Документы, деньги, телефон забрали и, собственно, Сашу тоже прихватили. Перед эти избили. Просто так, чтобы боялся", – делится Любовь.

Фото: © РИА Новости/Константин Михальчевский

По словам эксперта, мужчине удалось сбежать из "работного" дома. Волонтеры пристроили его в Центр социальной адаптации им. Глинки. Однако вход и выход там свободный, поэтому Александр задерживаться не стал. И тут же попал в другой "работный" дом. Теперь уже в Хотьково.

Любовь Маташкова рассказала, что и оттуда ему удалось сбежать – он позвонил ей, и теперь его уже пристроили в Троице-Сергиеву лавру. Там Александр был под опекой, пока за ним ехала мама. Под руководством благотворительного фонда ему сделали документы, и они уехал домой.

Психологическое насилие актуальнее?

Впрочем, по словам Арины Файрушиной, современные "работные" дома все чаще используют психологическое насилие, нежели физическое. "Работодатели" давят морально, также натравливают подопечных друг на друга, чтобы те боялись сделать что-то запретное, потому что могут доложить выше. Однако, как говорит эксперт, показательные наказания все еще актуальны, чтобы другие знали, как делать нельзя.

По ее словам, подневольных людей стали реже избивать, потому что в случае с побоями гораздо проще найти состав преступления и привлечь к ответственности. Рабский труд очень тяжело доказать, а избиения помогают правоохранителям найти лазейку, отмечает она.

Фото: © Global Look Press/Aleksey Smyshlyaev

Какими организациями могут прикрываться рабовладельцы

Кроме "вербовщиков" на вокзалах и местах кормления, люди часто попадают в трудовое рабство, откликаясь на объявления, в которых предлагают работу. Также "работные" дома часто маскируются под реабилитационные центры, организации, которые помогают бездомным, людям с зависимостью, тем, кто вышел из тюрем и колоний. Людям обещают трудоустройство, жилье, питание. Жертвами также часто становятся иностранцы. Об этом корреспонденту РЕН ТВ рассказал представитель благотворительной организации "Ночлежка" Даниил Александров.

Даниил также объяснил, что вербовщики могут искать "сотрудников" среди тех, кому явно негде ночевать, тех, кто ищет помощи. Обещания те же – жилье, работа с ежедневными выплатами, питание. При этом на словах тот, кого вербуют, может уйти в любой момент. На деле это оказывается не так: людям недоплачивают или вообще не платят обещанное – действует система "штрафов" и поборов за провинности или услуги.

Как обезопасить себя при поиске "трудового" дома

Арина Файрушина настаивает: по манящим объявлениям звонить нежелательно. Однако в любом случае необходимо узнать, зарегистрировано ли юридическое лицо или ИП, и проверить в интернете – были ли судебные разбирательства, давно ли работают и прочее.

Кроме этого, в "трудовом" доме обязательно должны заключать договор. Если это приют, то договор одного образца. Если это "трудовой" дом – другой. В любом случае это должно быть документально зафиксировано, тогда в случае чего можно отстоять свои права.

Самое простое правило, которое многие не соблюдают: никому нельзя отдавать свой паспорт на хранение и прочее. Максимум – сделать ксерокопию.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Сергей Лантюхов

Помимо этого, представитель движения "Альтернатива" рекомендует хранить отдельно от паспорта его ксерокопию, знать номер кого-то из близких наизусть и хранить небольшую сумму денег отдельно от основной.

Если вы или кто-то из родных попали в рабство

Арина Файрушина отмечает, что в случае, когда есть вероятность, что близкий человек попал в подобную ситуацию, необходимо сразу обращаться в правоохранительные органы и поисковые организации, например, в "Лизу Алерт". Они будут расклеивать ориентировки.

По словам эксперта, это важно, потому что потенциальным рабовладельцам не нужна огласка и визиты полицейских. В случае, если человека ищут, злоумышленники могут дать этому человеку позвонить родственникам самому и сказать, что у него все хорошо и с розыска его нужно снять. Тогда во время диалога можно хоть что-то понять.

В другом случае, его приводят в отдел полиции, чтобы он сказал правоохранитялм о том, что искать его не нужно. Тогда тоже косвенно есть возможность за что-то зацепиться.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ / Сергей Лантюхов

Как еще выбраться из "работного" дома

По словам Арины, иногда заложники "работных" домов надежно прячут телефоны и говорят на входе, что мобильного нет. Со временем получается дать знать родственникам, что попал в беду.

Кроме этого, представитель "Альтернативы" говорит, что в некоторых случаях постояльцы входят в доверие к тем, кто находится там, уже дальше пробуют связаться через них.

"В иерархии у них бывает такое, что те, кто там уже долго, они наблюдают за порядком. Бывает, у них есть телефоны, и люди входят в доверие и просят у них позвонить маме, сказать "я жив", - объясняет Арина.

Чтобы спастись из рабства, все эксперты, с которыми мы пообщались на эту тему, утверждают одно: нужно бежать и обращаться в полицию.

"Опять же, если это более-менее большой город, и вы сбежали, – не бояться точно. Спокойно идти в отдел, писать заявление, не бояться возвращаться за паспортом – это возможно", – говорит представитель "Альтернативы".

Фото: © Global Look Press/Maksim Konstantinov

По словам эксперта, устраивать рейды по "работным" домам сложно, ведь чаще всего это или квартиры в многоэтажках, или частный сектор, где живут в вагончиках.

Возможно ли наказать рабовладельцев

Любовь Маташкова утверждает, что такого рода "волонтеры" зачастую остаются безнаказанными. По ее словам, доказать, что злоумышленники похитили человека и вынуждали работать за еду – практически невозможно.

Арина Файрушина объяснила, что при разбирательстве оказываются только слова жертвы против рабовладельца.

"Хозяин скажет: "Он сам ко мне пришел, я ему наличку давал, я его кормил, он у меня жил и все делал добровольно, и все договоренности соблюдались" . На этом обычно все дело и разваливается", – пояснила она.

Сотрудники "Альтернативы" рассказали о возбуждении двух уголовных дел в этом году по историям, которыми они занимались. В этих случаях шанс, что преступника накажут, есть, потому что есть видеоподтверждение.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1213948 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1213948')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1213948', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1213948', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1213948(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1213948(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })