window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 апреля 2024, 03:01

Хладнокровное убийство: как Киев охотится за российскими военкорами

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Украина никаких правил и обычаев войны придерживаться не собирается. А мы, российские журналисты, соблюдаем конвенции и не берем в руки оружие.
Защитная каска военкора Семена Еремина
Фото: © РЕН ТВ

Гибель Семена – это преднамеренное политическое убийство. Боевики устроили настоящую охоту на нашу съемочную группу, прекрасно понимая, что в прицеле их дрона журналисты. Они пытались уничтожить не просто наших коллег. Международное право очень четко оценивает убийство представителей прессы как посягательство на свободу слова и убеждений всего общества. Но, похоже, что это самое международное право уже давно никого, кроме нас, не волнует.

Молчаливое равнодушие тех, кто обычно так громко кричит о защите прав и свобод, дает Киеву позволение продолжать расправы и прятать от ответственности тех, кто прямо причастен к убийству Семена. Но я не сомневаюсь: акт справедливого возмездия так или иначе свершится. И спасибо нашим бойцам, кто сейчас на фронте обрушивает на врага снаряды и бомбы с надписью "За Семена Еремина".

Хладнокровное убийство: как Киев охотится за российскими военкорами

Журналисты стали для Киева целью №1

Именно после этого репортажа Семена, в котором он показал, как украинская армия ведет прицельный огонь по журналистам, даже самые непоколебимые оптимисты среди военкоров перестали носить на СВО гражданскую одежду. Отличаться внешне от военных стало смертельно опасно. Более того, журналисты стали целью №1.

"Именно Семен Еремин обнародовал документальные свидетельства того, что российские корреспонденты на передовой были объявлены в ВСУ приоритетными целями для уничтожения. Убийство Семена Еремина, это кровавое преступление, нельзя рассматривать иначе как акт мести за честное выполнение журналистского долга", – заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ

Украина никаких правил и обычаев войны придерживаться не собирается. А мы, российские журналисты, соблюдаем конвенции и не берем в руки оружие. От дрона, оператор которого прервал жизнь нашего коллеги, можно было бы защититься дробовиком. Именно об этом сделал последний сюжет в своей жизни Семен.

"Кто бы мог подумать, что вот такие предметы из стендовой стрельбы, тренировок охотников, будут востребованы армией. Не просто востребованы – очень злободневная история", – рассказывал Еремин.

Украина собирает данные о каждом военкоре

Не исключено, что на Семена ВСУ охотились специально. По крайней мере, информация на каждого военкора в Киеве скрупулезно собирается, отслеживаются посты в соцсетях и перемещения, особенно в зоне СВО. В самом начале спецоперации на Украине вышло целое расследование про журналистов "Известий" со всеми именами и личными данными.

"Известны паспортные данные, мы отобрали несколько самых ярких солдат русских информационных войск – Денис Кулага, Даниил Левин, Алексей Полторанин, Александр Сафиулин, Ярослав Богат, Кирилл Ольков", – говорилось в этом расследовании.

Фото: © TASS/Илья Питалев

А ведь это только про наш холдинг. За время СВО было ранено шестеро корреспондентов и операторов – Роман Польшаков и Дмитрий Шиков, Алексей Полторанин, Александр Мартемьянов и Евгений Быковский. В Мариуполе снайпер выстрелил в Родиона Северьянова в черном, некамуфляжном бронежилете и с надписью "ПРЕССА".

Так же знали, куда целились, убийцы Ростислава Журавлева и Бориса Максудова. Там тоже были дроны. Камеры которых достаточно хороши, чтобы понять – внизу гражданские.

Запад проигнорировал убийство Семена Еремина

На Западе принято обвинять Россию в нарушении всех возможных конвенций и законов. Но, как только под огонь киевского режима попадают российские военкоры, – тишина. Даже хорошо спланированные террористические акции, как в случае с Владленом Татарским и Дарьей Дугиной, остаются без серьезной реакции Вашингтона или Брюсселя. На гибель Семена выдавить несколько слов из себя удосужился только офис генсека ООН.

Фото: © ИЗВЕСТИЯ

"Мы против убийства журналистов. Все подобные убийства необходимо полноценно расследовать", – заявили в офисе.

Это все. Ни слов соболезнования, ни, тем более, осуждения. Не говоря уже о поиске виновных. Этим будет заниматься только Следственный комитет России.

"По поручению председателя следственного комитета России следователи примут все возможные меры к установлению и привлечению к уголовной ответственности лиц, причастных к убийству журналиста", – заявила руководитель направления взаимодействия со СМИ СК РФ Светлана Петренко.

В Женевской конвенции прямо сказано – военный корреспондент имеет те же права, что и мирный житель. Но Киев убийство гражданских поощряет. Делая военные преступления обыденностью.

"Это большая трагедия. Что касается того, что ВСУ сознательно делают российских журналистов своими целями, – так оно и есть. Это лишний раз подчеркивает, насколько опасна миссия, которую журналисты выполняют на фронте, рассказывая о героизме наших бойцов", – заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Единственный смысл убийства журналиста – заставить его замолчать. Правды режим Зеленского боится, как огня. Ведь даже украинские граждане все чаще задают собственной власти неудобные вопросы. Ну а мы, военные корреспонденты, продолжим эту правду рассказывать, несмотря на сотни угроз, поступающих каждому в соцсетях и телефонных звонках. Несмотря на обстрелы и целенаправленную охоту. Это наша работа и наш долг. Такой же, каким его видел и был верен ему Семен. До самого конца.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1212685 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1212685')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1212685', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1212685', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1212685(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1212685(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })