window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
18 апреля 2024, 18:15

ВСУ направляют метеозонды в Россию: что известно о "шарах-террористах"

Военный эксперт Никулин рассказал, что метеозонды ВСУ опасны "крайне неизбирательным действием"
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Метеозонд летит по небу рядом с ЛЭП
Фото: © Global Look Press/Robert Michael/dpa

Украина начала запускать в сторону России метеозонды. В ночь на 18 апреля наши ПВО уничтожили три малоразмерных воздушных шара (МВШ) в Воронежской области и два – под Белгородом. "Шары-террористы" могут нести взрывчатку и средства для ведения разведки, а также способны сбрасывать бомбу по сигналу GPS. 

Как устроены МВШ, насколько они опасны? И с какой целью их применяют украинские националисты? Расскажем в материале РЕН ТВ.

Украинские "шары-террористы"

ВСУ стали применять метеозонды для ударов по территории России. Утром 16 апреля над Курской областью был сбит украинский малоразмерный воздушный шар (МВШ).

"Пресечена попытка киевского режима совершить террористическую атаку", – отметили в Минобороны РФ.

В тот же день обломки украинского метеозонда обезвредили в Липецкой области. А 17 апреля сразу три разведывательных метеозонда были сбиты под Брянском. Как сообщил губернатор региона Александр Богомаз, пострадавших и разрушений нет. Позже еще один украинский "шар-террорист" упал в селе Некрасово Калужской области. Также в ночь на 18 апреля российские ПВО уничтожили три МВШ над территорией Воронежской области и два – под Белгородом.

Фото: © РИА Новости/Евгений Биятов

"Дежурными средствами ПВО две оперативно-тактические ракеты, 19 реактивных снарядов, 16 БПЛА и два малоразмерных воздушных шара были уничтожены над территорией Белгородской области, три БПЛА были уничтожены над территорией Ростовской области, перехвачен один БПЛА и уничтожены три малоразмерных воздушных шара над территорией Воронежской области", – сообщили в Минобороны.

Что такое метеозонд

Метеозонд – небольшой воздушный шар, который может нести взрывчатку или средства для ведения разведки. По данным СМИ, малоразмерные воздушные шары способны сбрасывать бомбы по сигналу GPS. Один "шар-террорист" может нести сразу несколько мин и сбрасывать их в разных местах. МВШ оснащены управляющей электроникой, балластом и батарейками типа "Крона" в качестве источника питания.  

Как рассказал военный эксперт Алексей Леонков, Украина применяет метеозонды не только для террора и разведки, но и для отвлечения российских средств ПВО. Однако, по его словам, малоразмерные воздушные шары – хоть и дешевая альтернатива беспилотникам, но неэффективная. Управлять МВШ невозможно, поскольку он движется по воле ветра.

"Даже самые точные прогнозы от метеослужб могут неожиданно измениться. В таком случае шаром управлять невозможно, он полетит в другую сторону или существенно отклонится от своего курса", – пояснил эксперт.

Фото: © Global Look Press/Slavek Ruta/ZUMAPRESS.com

Тем более, засечь и обезвредить прилетевший с Украины "шар-террорист" без труда могут наши авиационные комплексы и средства ПВО, добавил Леонков.

"Украина идет во все тяжкие"

Военный эксперт Игорь Никулин в беседе с РЕН ТВ предположил, что ВСУ начали запускать метеозонды из-за нехватки дальнобойных дронов. По его словам, эта тактика совсем не новая – еще в годы Второй мировой войны Япония применяла небольшие воздушные шары с бомбами, которые начинялись чумными блохами.  

"Когда эти шары падали, им удавалось занести небольшую эпидемию на территорию США. Они нашли более-менее постоянный воздушный поток, который двигался с запада на восток на территорию Штатов. Таким образом пытались вызвать там эпидемию. Все новое – хорошо забытое старое", – заметил военный эксперт.

Никулин подчеркнул, что метеозонды опасны крайне неизбирательным действием. При этом "шары-террористы" могут нести химическое и биологическое оружие, а также минные снаряды.

Фото: © Global Look Press/W. G. Allgoewer/blickwinkel

"Это один из эпизодов террористической войны, которую Украина ведет против России. Им все равно, кто погибнет: мирные люди, дети, женщины, старики. Они любой ценой хотят нанести какой-то ущерб и идут во все тяжкие", – заключил он.

"Пусть мелкая, но гадость": чем опасны МВШ

Метеозонды, которые Киев применяет против России, неэффективны с точки зрения точности попадания по конкретным целям. Но запуская такие носители, ВСУ могут пытаться перегружать российские ПВО на отдельно взятых участках, рассказал ИА Регнум военно-политический публицист Михаил Онуфриенко.

"Малоразмерные воздушные шары стоят копейки. Правда, эффективность их применения по военным объектам практически нулевая в силу того, что они неуправляемы. <…> А против населенных пунктов, когда не волнует, куда упадет боеприпас, когда речь идет о площадях в десятки и сотни квадратных километров, подобные шары применимы фактически с точки зрения террора против гражданского населения. Сейчас они отрабатывают именно эту методику", – пояснил специалист.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1211865 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1211865')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1211865', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1211865', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1211865(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1211865(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })