window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
15 апреля 2024, 03:15

Украине нечем защищаться из-за снарядного голода после ударов армии РФ

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Паника режима Зеленского говорит об одном: ВПК Украины полностью уничтожен.
Военнослужащие украинской армии
Фото: © REUTERS/Inna Varenytsia

В середине недели наши военные нанесли один из самых мощных групповых ударов по объектам топливно-энергетического комплекса Украины. Результативность впечатляет. В частности, полностью выведена из строя и не подлежит восстановлению Трипольская ТЭС, которая снабжала энергией не только Киевский регион, но и соседние Черкасскую и Житомирскую области. Как следствие, без электричества остаются все военные предприятия, железные дороги, системы связи. Возможность хотя бы частично восстановить энергоснабжение есть, но исключительно за счет регионов, которые находятся еще ближе к линии фронта, – Харьковской, Сумской и Запорожской областей. То есть масштаб последствий атаки оказывается еще больше. И это без учета возможности разрушения других, не менее значимых объектов украинского ТЭК.

Важно заметить, удар был нанесен с ювелирной точностью. Даже украинские власти признают, что нет ни погибших, ни раненых. Есть еще один принципиальный момент. Украинская ПВО ничего не сумела сделать, и это подтверждает предположения о ее полном крахе в результате планомерных атак российской армии. Более того, этот удар напугал Киев больше, чем предыдущие, по одной причине. По некоторым данным, Россия задействовала новейшие ракеты Х-69, которые в ВСУ считают более опасными, чем "Кинжалы". Они дозвуковые, имеют меньшую дальность, но в данной ситуации это скорее плюс, чем минус. Высокоточные Х-69 с боевой частью 310 килограммов могут быть запущены с любого носителя, включая практически все самолеты армейской авиации. То есть их пуски будет невозможно отследить, а значит, атаки станут еще молниеноснее и точнее, особенно на фоне истощения украинской системы ПВО. Киев подтверждает, что запасы ракет подходят к концу. Самих установок – и того меньше. Едва ли не топая ногой, Зеленский требует от Запада новые. Сжалилась только Германия, которая решила отправить еще один Patriot, и то ценой ослабления собственной обороны. Военкор "Известий" Леонид Китрарь продолжит тему.

Украине нечем защищаться из-за снарядного голода после ударов армии РФ

Киев потерял Трипольскую ТЭС

Почти 50 групповых и один массированный удар высокоточным оружием. Десятки уничтоженных складов, пунктов управления и объектов критической инфраструктуры, и все это за неделю.

Если раньше Зеленский постоянно рассказывал Западу о нехватке снарядов, чтобы как-то ускорить процесс их передачи, то сейчас ситуация в ВСУ, похоже, критическая. Киев, например, лишился крупнейшей электростанции – Трипольской ТЭС.

"Вся электростанция горит, продолжает взрываться. Это просто жесть. Только что был еще один прилет", – поделились очевидцы. 

Фото: © РЕН ТВ

Автор этого видео, вполне возможно, уже дает показания в СБУ. Снимать точные удары российских ракет на Украине строжайше запрещено: слишком отличается от официальной версии, в которой ВСУ сбивает все, что летает над страной.

"Украина сейчас переживает свои последние месяцы, если не дни. Им катастрофически не хватает снарядов для абсолютно всех систем вооружений, особенно для систем ПВО. Это хорошо видно за последний месяц", – заметил полковник в отставке, бывший советник минобороны и министерства внутренних дел Франции Алан Корвез.

Украине не хватает ракет ПВО 

Ракет для ПВО настолько мало, что теперь не хватает даже для прикрытия столицы. На перехват тех снарядов, которые поразили Трипольскую ТЭС, похоже, ничего вылетало. Под Одессой украинское ПВО вынуждено стрелять дорогими ракетами, чтобы показать хоть какой-то результат на медленно барражирующих беспилотниках.

Только вот такие беспилотники, в том числе и знаменитые "Герани", зачастую нужны именно для того, чтобы вскрыть позиции ПВО. Как подтверждение – уничтоженный рядом комплекс С-300. 

Фото: © Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС

В итоге в Одессе ВСУ не смогли помешать уничтожению железнодорожного моста прямо во время движения состава. Это был важный путь для переброски вооружения из Румынии.

ВПК Украины парализован

Каждое поражение мостов, электростанций, позиций ПВО и прочих крупных целей снижает общий военный потенциал Украины. Без электричества не работают заводы, производящие беспилотники, в том числе морские, без железной дороги снаряды из-за границы с трудом попадают на фронт.

"Вся промышленная инфраструктура и общая система снабжения режима Зеленского становится непригодной к использованию, и она будет оставаться такой до тех пор, пока ее не восстановят, а это произойдет, судя по всему, только после российской победы", – заявил бывший сотрудник спецслужб США Скотт Беннетт.

Все это делает перевес России в технике, оружии и боевой силе не просто кратным, а подавляющим. 

СВО показала, что у ПВО больше целей

Экипажи российских комплексов ПВО давно научились сбивать практически все, что способно летать.

СВО показала, что у комплексов ПВО намного больше целей, чем представляли себе ее конструкторы. К примеру, у "Торов" это не только самолеты и вертолеты. Сейчас это был ретранслятор для FPV-дронов, который позволяет повысить дальность дронов в два-три раза. Недавно этот самый "Тор" такой ретранслятор и уничтожил. 

Фото: © Минобороны РФ

Ретранслятор – это тот же дрон, немного крупнее обычного беспилотника, но все такой же малозаметный для радаров. Тем не менее он – тоже важная цель на определенном участке фронта.

"Они кошмарили нашу артиллерию. Мы отработали и уехали сразу. Ретранслятор нашли на расстоянии 7 км от нас. Высота была 1,5 тысячи. Отработали, и все. Такая же цель", – отметил оператор ЗРК "Тор" с позывным Крек.

Сбитые снаряды от РСЗО "Град", "Ураган", "Ольха" и прочих давно никого не удивляют, даже HIMARS и те уничтожаются первой же ракетой.

Этот снаряд был сбит недавно над ДНР. Причем настолько аккуратно, что почти не пострадал. На корпусе четко видно название модификации – GMRLS. 

Зеленский в истерике требует больше оружия

Украина же позволить себе поражать такие, по сути, некрупные воздушные цели давно не в состоянии. 

Фото: © Global Look Press/Michael Kappeler/dpa

"Какие-то планы у противника есть и на локальное наступление, как они говорят. Но главная задача у них, по их словам, – в этом году с помощью западных поставок выстоять", – заявил военный эксперт, капитан первого ранга запаса Василий Дандыкин.

Снарядный голод в ВСУ становится проблемой серьезнее, чем голод кадровый. Министр иностранных дел Кулеба в истерике требует предоставить ему все имеющиеся в мире комплексы Patriot. Как он это себе представляет, непонятно. Европейские кураторы уже заявили: у них систем осталось лишь на самооборону. Отдать Киеву просто нечего. А паника режима Зеленского говорит об одном: ВПК Украины полностью уничтожен, ни один завод не в состоянии произвести ничего сложнее пули или небольшого дрона.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1210536 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1210536')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1210536', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1210536', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1210536(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1210536(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })