window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
14 апреля 2024, 03:40

Картели и сговор: США вербуют в тюрьмах наркоторговцев для Киева

Андрей Добров – о плане американцев направить на Украину тысячи латиноамериканских заключенных.
Заключенный в тюрьме США
Фото: © Global Look Press/West Coast Surfer/moodboard
Читать ren.tv в

Американцы начали вербовать в тюрьмах заключенных, но не обычных, а только латиноамериканцев и тех, кто сел за наркотики. Их собираются послать на Украину воевать за Киев. Знаете, это все как-то по-голливудски, когда главный противник – это просто банды. Вспомните, с кем борются хорошие парни? С бандитами. И в основном с наркоторговцами. Причем там эти банды похожи на воинские подразделения. Все вооружены, не щадят своей жизни и тупо исполняют приказы боссов. Мало того, в последнее время там и хорошие парни – это тоже банды, только они бьются за доброе дело. "Чертова дюжина", "Отряд самоубийц" – трупы летят направо и налево. То есть простой средний класс подготовлен. Тем американцам, кто поумнее, рассказывают, что таким образом власти хотят убрать из тюрем опасных преступников, отправить их на Украину. И никогда не привозить обратно. Но мы с вами постараемся быть умнее, чем даже самые умные американцы. И просто посчитаем, а сколько колумбийских или мексиканских барыг смогут завербовать в тюрьмах американские спецслужбы. Подробности – в программе "Добровэфире".

Картели и сговор: США вербуют в тюрьмах наркоторговцев для Киева

Тысячи латиноамериканцев в тюрьмах США

Мексиканские наркокартели "Синалоа", "Халиско", "Лос-Сетас" и колумбийский "Клан залива" сегодня главные работодатели в своих странах. На них работают почти 300 тысяч человек. Около 40 тысяч из них боевики. Непосредственно они занимаются транспортировкой и продажей наркотиков, воюют между собой и сидят в американских тюрьмах.  Вот здесь обратимся к данным.

Фото: © Global Look Press/Alexander Farnsworth/picture alliance

В тюрьмах США сейчас содержится почти 1,8 млн заключенных. Латиноамериканцев, осужденных за наркоторговлю и прочие тяжелые преступления, включая изнасилования и убийства, около 100 тысяч человек. К наркокартелям имеют отношения чуть больше 12 тысяч. Их и хотят отправить воевать за ВСУ. 

"Находятся в тюрьме, так сказать, мелкие дилеры. И, как следствие, мы плохо себе представляем, насколько они боеспособны. Но для американцев это абсолютно без разницы. Умеют воевать, не умеют воевать. Жестокий он или не жестокий. Это уже дело десятое", – говорит генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов.

Соглашение Вашингтона с наркобаронами

Расследователи мексиканской газеты El Universal смогли доказать, что спецслужбы США и наркокартель "Синалоа" заключили секретное соглашение в начале 2000-х, согласно которому американцы разрешили провозить через свою таможню наркотики на миллиарды долларов в обмен на согласие давать информацию на конкурирующие картели. Договор с главными наркобаронами по вербовке их боевиков на Украину не выглядит сложной задачей.

Фото: © Ritzau Scanpix/Bo Amstrup via REUTERS

"Редко кто из картелей на пенсию уходит. Поэтому по выходу из тюрьмы, если человек, по крайней мере, остается в зоне досягаемости картеля, и он до конца собой распоряжаться не будет", – считает профессор СПбГУ, главный редактор журнала "Латинская Америка" Виктор Хейфец.

Кокаин уже сегодня главный экспортный товар Колумбии после нефти, годовая выручка за порошок достигает 20 миллиардов долларов. Большая часть товара пока уходит в США, очередную дозу регулярно покупают около 22 миллионов американцев. Но все больше кокаина требуют европейцы. Эквадор, в котором из-за банд наркокартелей в начала года действовало чрезвычайное положение, сегодня главный пункт оправки груза в морские порты Европы. Наркотики прячут в коробках с бананами. 

Бананы как прикрытие, конечно, подходят плохо. В контейнеры для оружия кокаина помещается больше, чем в коробки для бананов, а военные самолеты США не досматривают. Наркоторговцев вообще прятать не придется.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1210160 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1210160')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1210160', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1210160', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1210160(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1210160(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })