window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
08 апреля 2024, 04:06

В России стали популярны центры с поддельными дипломами об образовании

Следите за нашими новостями
в удобном формате
Порой корочка о знаниях и умениях, которую просят в отделе кадров, оказывается настоящей филькиной грамотой, при этом вполне себе официальной.
Фото: © скриншот из видео

Один из важнейших моментов, связанных с технологической трансформацией и форсированием индустриального развития России, – это дефицит кадров, тем более квалифицированных. Не зря Центробанк называет его одним из ключевых тормозов для нашей экономики. Спрос на знания растет, работодатели ведут настоящую кадровую охоту. Но порой корочка о знаниях и умениях, которую просят в отделе кадров, оказывается настоящей филькиной грамотой, при этом вполне себе официальной. Наталия Графчикова – с подробностями о том, как кадровый голод породил криминальное коррупционное предложение.

В России стали популярны центры с поддельными дипломами об образовании

Мы – в офисе учебного центра "Карьера" в Рязани. Компания широкого профиля выпускает машинистов, сварщиков, пожарных. А еще – дипломированных педагогов и медиков. Учебных классов нет. В новеньких дипломах, которые быстро прячут, – имена свежеиспеченных специалистов.

Все эти документы подтверждают профессиональную переподготовку. То есть якобы каждый клиент учебного центра прослушал курс лекций, сдал тест или экзамен. Тем самым, освоил новую профессию. Например, был филологом – стал психологом. По закону, такой формат обучения доступен только на базе высшего или среднего профессионального образования.

Они намекают, что через их партнеров можно сделать поддельный диплом о высшем, да хоть о медицинском, а потом на его базе – переподготовку.

А вот и партнер – Максим. Работает онлайн. Предлагает за неделю и 120 тысяч рублей сделать высший документ. Оплата вперед. В качестве гарантии присылает видео с дипломом предыдущего клиента.

Соглашаемся на условия. Отправляю свои данные. Фамилию, имя, отчество и дату рождения. Мой первый вопрос: "А что будет, если диплом начнут проверять на подлинность?" На что Максим отвечает, что проблем никаких не будет.

"Сертификат вам будет выдавать учебный центр, то есть мы", – говорит Максим.

Схема выглядит так. Клиент делает заказ. Посредник принимает деньги и изготавливает липовый диплом вуза. Затем отправляет копию в учебный центр. Там не глядя зачисляют слушателя, который в итоге получает легальный документ о профессиональной переподготовке, внесенный в реестр.

Производство обложек для дипломов
Фото: © ИТАР-ТАСС/Сысоев Григорий

"Принимают на карту. Оплачивают потом нам, берут у нас документы и документы выдают от нашего лица", – объясняют в офисе фирмы.

За комментариями мы обратились к гендиректору "Карьеры" некому Дмитрию Жучину. Его удалось застать на парковке.

– Хотели пообщаться на тему вашего учебного центра.

– До свидания.

Коммерсант, ранее судимый за распространение наркотиков, от нас сбежал.

А вот документ, который дает Жучину право вести прибыльный бизнес. Лицензия. Выдана минобразования Подмосковья. На сайте Рособрнадзора числится как "действующая" и "бессрочная".

Именно с получения такого документа начинается деятельность подобных центров. Это "исходный код", точка отсчета, как угодно. Но именно она открывает широкие возможности для самых разных серых схем и солидного заработка.

Одна из множеств лазеек, которая позволяет зарабатывать большие деньги. Рынок дополнительного образования и переподготовки переживает настоящий бум. В 2023 году продажи учебных центров выросли практически в два раза. Суммарная выручка компании – около 40 миллиардов рублей в год.

"Вместо того чтобы долго учиться, долго искать работу, переходить от джуниор-специалиста к мидл-специалисту, люди предпочитают получить короткий применяемый навык здесь и сейчас", – отметила руководитель отдела образовательного продукта Татьяна Смирнова.

Всего одно разрешение на одну программу впоследствии может легализовать десятки видов курсов. Хотя изначально они не были предусмотрены.

В столичном центре "Спектр" агентов, которые приводят клиентов, называют "образовательными партнерами". Условия мне озвучивает Надежда – начальник отдела продаж: "Повышение квалификации стоит пять тысяч, с одной услуги вы примерно получаете две тысячи".

Спрашиваю прямо: как быть с теми, кто готов платить, но не хочет учиться?

"Если ему просто нужна бумажка, мы никаким образом препятствовать не можем. Получаем оплату – предоставляем доступ, даем документ, а дальше – проблемы человека, что он с ними будет делать", – добавила Надежда.

Знаний – ноль, зато диплом на руках. Сотни псевдоспециалистов в итоге получают вполне законное право оказывать свои услуги.

В тренде курсы СММ, пиара и продаж, а еще – профессии сферы образования и психология. Но куда опаснее, когда контора выдает легальные сертификаты "липовым" психиатрам, стоматологам и даже онкологам. Как некий "Столичный центр эффективных образовательных технологий".

Офис на 14-м этаже бизнес-центра всегда пустой. Общение исключительно онлайн. Оператор просит номера СНИЛС и диплом, даже копии не нужны. В договоре, очевидно, абсурдные условия. 576 академических часов обучения, которые я пройду за два дня и 15 тысяч рублей. Диплом пришлют по почте.

Фото: © Алексей Коновалов/ТАСС

"Рынок дополнительного образования сейчас слабо регулирован и является фактически серым. Рособрнадзор не в состоянии проконтролировать огромное количество заведений, которые как грибы после дождя появляются то здесь, то там", – сказал вице-президент Гильдии российских адвокатов Евгений Корчаго.

Дипломы о переподготовке не имеют какого-то определенного стандарта. Их внешний вид остается на усмотрение учебного центра. В этой столичной конторе "корочки" печатают прямо в офисе.

"Вот Роман делает макеты удостоверений. Он потом их разрежет, наклеит на корочки, и получится удостоверение. Такое есть, это нельзя скрывать. Если мы не будем штамповать, будут штамповать другие, а мы будем сидеть без денег", – заявили в одной из контор.

Миллиардные обороты рынка услуг профессиональной переподготовки, на первый взгляд, не видны. Ведь цены на услуги небольшие. Берут количеством клиентов.

Используют следующий алгоритм. Одна компания получает образовательную лицензию, а затем начинает продавать франшизу. То есть возможность легально работать от имени центра. В итоге на одном документе наживаются сотни предприимчивых дельцов.

"Если у вас хорошие объемы и вам требуется себя тоже как-то зафиксировать, я согласна, для меня ничего не стоит создать второе структурное подразделение с вашим именем", – говорит представитель одного из таких центров.

Качество образования в подобных бизнес-схемах никого не волнует. Шаблоны уроков нужны номинально, чтобы предоставить к ним формальный доступ. Настоящим является лишь диплом, который числится во всех базах и дает право таким фельдшерам, психологам, спасателям, фармацевтам работать в соответствии с указанным профилем.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1208130 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1208130')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1208130', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1208130', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1208130(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1208130(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })