window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
04 апреля 2024, 16:27

Дело сожженного заживо в сарае мальчика: почему убийцы не наказаны

Мама мальчика, которого безнаказанно сожгли дети в сарае под Москвой, не может смириться с этим
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фотография погибшего мальчика Альберта
Фото: © Скриншот видео

Следственный комитет завершил расследование уголовного дела об убийстве 11-летнего школьника в Подмосковье.

Его обгоревшее тело летом прошлого года нашли в сарае на окраине Раменского. Удалось установить, что сверстники после ссоры заперли его в деревянной постройке, которая загорелась, а после этого отправились дальше гулять во дворе. Имена этих друзей хорошо известны. Их задержали и допросили, однако никакого наказания подростки не понесут – на момент совершения преступления они еще не достигли возраста уголовной ответственности.

Убитая горем мать погибшего мальчика это понимает, но все-таки хочет справедливости. Считает, за то, что она лишилась сына, обязательно кто-то должен ответить. Есть ли такие шансы, выяснял наш корреспондент Артем Яковенко. Рассказываем обо всем в материале РЕН ТВ.

Безнаказанно сожгли мальчика в сарае под Москвой: детали дела

"У меня забрали единственного ребенка"

Мать, сгоревшего заживо 11-летнего Альберта плачет у стихийного мемориала. К месту, где погиб ее сын, даже спустя год продолжают нести игрушки.

"Что я могу чувствовать, если у меня забрали единственного ребенка? – плачет Кристина Умбетьярова. – Вот сейчас я сюда ехала... Я здесь, наверное, не была четыре месяца. Меня при повороте сюда уже начало трясти, просто накатывали слезы".

Раньше здесь часто гуляли местные подростки, но после страшной трагедии это место стараются обходить стороной.

"Я верю в то, что люди, которые с ним это сделали, должны понести наказание, им не место в этом обществе", – отметил тренер Альберта Александр Тванба.

Фото: © Скриншот видео

Подожгли сарай с ребенком "по приколу"

Покупали розжиг: кадры с подростками перед ЧП с мальчиком в сарае

За несколько часов до трагедии их запечатлели камеры видеонаблюдения. На кадрах видно, как трое школьников, среди которых тогда был Альберт, идут в сторону леса. Подойдя к сараям на окраине села, подростки что-то не поделили и подрались.

"Л. дрался с Альбертом. Они не знали, что там разлит керосин. Альберт забежал в этот сарай, и Л. запер его на защелку, К. чуть-чуть гвоздем забил, Л. – до конца. К. смотрит в щелку, типа как зажигать спички, там был пшик, и начало все сразу полыхать", – рассказывала девочка.

Огонь быстро охватил деревянную постройку. Альберта можно было спасти, но его знакомые убежали.

РЕН ТВ публикует кадры сарая, в котором заживо сгорел ребенок

Камера сняла, как предполагаемый зачинщик драки спокойно идет по детской площадке, в то время как 11-летний ребенок горит заживо и умоляет о помощи.

– Они сказали, что никакого конфликта не было. Мне кажется, это вранье, – сообщил юный местный житель.

– А зачем тогда они его заколотили, они не сказали?

– Они сказали: "По приколу". И когда я у К. спросил еще раз: "Зачем вы это сделали, вы чем думали?" – он мне ответил, что я его бешу.

Фото: © Скриншот видео

Следователи задержали подростков и возбудили уголовное дело.

"Если так поразмыслить, он просил тогда о помощи, почему они сразу не стали его спасать? Почему они сразу не побежали за помощью? Почему они стояли и на все это смотрели?" – задается вопросами несчастная мама погибшего мальчика.

Стражи порядка стали разбираться. В частности, проверяли версию об умышленном поджоге.

"Очаг возгорания находился непосредственно внутри пристройки. В ходе расследования причастность двух несовершеннолетних детей к совершению именно умышленного убийства не подтвердилась. При этом имеет место действие в части незаконного лишения свободы, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего", – сообщала старший помощник руководителя ГСУ СК РФ по Московской области Ольга Врадий.

Дети-убийцы избежали наказания

Подростков поставили на профилактический учет – это все, что им грозит. Из-за того, что на момент трагедии детям не было еще 14 лет, то и привлечь к ответственности их не получится.

"Именно с 14 лет человек, по сути, ребенок, может примерно понимать, осознавать ответственность своих действий. До этого времени он этого делать не может. В частности, дети не могут осознавать последствий, не могут давать полностью оценку своим действиям", – прокомментировал адвокат Александр Карабанов.

Фото: © Скриншот видео

Выходит, что из-за своего возраста подростки просто избегут наказания, говорит Кристина Умбетьярова.

"Они виноваты – должны сесть. Пусть сядут. По закону. Я не хочу самосуда. Не хочу чтобы... как мне там кричали, что их "нужно убить, сжечь, пусть родители смотрят". Я против насилия, против этого. Я и Альберта учила, что это плохо, но отвечать за свои поступки нужно", – плачет мама.

Мама сгоревшего заживо мальчика не может смириться с ситуацией

Сейчас мать Альберта активно ведет соцсети, ищет сторонников и собирает подписи для петиции о снижении возраста ответственности за уголовные преступления.

Кристина наняла адвоката, чтобы подать иск в суд. Она хочет добиться наказания для тех, кто запер ее сына в сарае.

Подпишитесь и получайте новости первыми
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//jsn.24smi.net/smi.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1207184 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1207184')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1207184', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1207184', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1207184(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1207184(); }); }
(window.smiq = window.smiq || []).push({});
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })