window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 марта 2024, 15:41

Шакро освобожденный: почему отпускают "короля воров"

Юрист Блохин объяснил, что Шакро Молодой получил УДО из-за серьезных проблем со здоровьем
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Захарий Калашов, известный также как Шакро Молодой
Фото: © Сергей Бобылев/ТАСС

Криминальный авторитет Захарий Калашов, он же Шакро Молодой, сегодня готовится выйти на свободу. Так называемый вор в законе номер один отсидел больше половины срока и начал жаловаться на серьезные проблемы со здоровьем. На основании медицинских показаний суд отпустил пожилого короля преступного мира доживать последние годы за пределами колонии.

Дата освобождения, кстати, символично совпала с днем рождения Калашова. Однако законодательство за то время, что осужденный отбывал наказание, изменилось, и теперь Шакро придется поменять образ жизни, чтобы вновь не попасть за решетку.

Чем он займется на свободе, попытался узнать наш корреспондент Данила Рябчиков. Все подробности – в сюжете РЕН ТВ.

"Вор в законе номер один"

"Эта колония под Краснодаром ничем не отличается от сотен других таких же по всей стране – своя пекарня, швейное производство, цех металлообработки и даже храм. Но среди двух тысяч заключенных, которые здесь содержатся, до сегодняшнего дня числился один особенный. В 2018 году, когда он прибыл отбывать сюда свое наказание, считался самым авторитетным вором всей страны. И вот сегодня Захарий Калашов, известный также под прозвищем Шакро Молодой, готовится покидать места лишения свободы", – передает корреспондент.

Шакро Молодой готовится выйти на свободу

Он завоевал авторитет в лихие 90-е, а в 2013 году после смерти Аслана Усояна, или, как его еще называли, Дед Хасан, стал считаться "вором в законе" номер один. Поговаривали, что он умело держал в руках организованную преступность всей страны, делил сферы влияния, решал конфликты и пополнял так называемый общак.

Перестрелка у бара

Но крутой поворот произошел в 2015 году после перестрелки у бара Elements на Рочдельской улице в центре Москвы. У хозяйки заведения Жанны Ким возник финансовый спор с дизайнером Фатимой Мисиковой из-за стоимости ремонта помещения. Решать вопрос она подослала своего хорошего знакомого – Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец. Приятель, которого называли "правой рукой" Шакро Молодого, прибыл в ресторан с группой поддержки.

"Они не рассчитывали, что за нас кто-то вступится, потому что, видимо, правоохранительные органы были под контролем, я так понимаю. Поэтому они вели себя так дерзко, нагло и спокойно", – вспоминает потерпевшая Жанна Ким.

Фото: © Скриншот видео

Вступился адвокат Жанны Ким – Эдуард Буданцев и его охрана. Итогом стала перестрелка, где были убиты двое и ранены еще восемь человек. Кочуйков был отправлен в СИЗО по обвинению в вымогательстве, а попытка Шакро Молодого вытащить Итальянца из-за решетки привела к катастрофическим последствиям – пожалуй, главному коррупционному скандалу в Следственном комитете – и сломала судьбы десятков людей.

Как сотрудники СК оказались за решеткой

Изначально план казался безупречным. Следователи по-тихому переквалифицировали дело Кочуйкова с тяжкого "вымогательства" на легкое "самоуправство" и выпустили его из следственного изолятора. На выходе криминального авторитета уже ждали оперативники. Следом за этим они пришли с обысками к заказчику махинации. На опубликованных кадрах – то, что до этого момента казалось чем-то невероятным. Лидера криминалитета всей страны ранним утром застали на кухне его особняка, надели наручники, усадили на стул и учинили допрос.

Вы являетесь ли вором в законе? Отвечайте, пожалуйста.

Я на камеру не буду ничего говорить.

Ваше положение в преступном мире?

Не буду на камеру говорить. Чего вы мне тут разыгрываете.

Фото: © Скриншот видео

Вскоре стало известно, что на освобождение Итальянца Шакро выделил миллион долларов. А через неделю все поняли, кому предназначались эти деньги. В Следственном комитете прошла серия обысков. За решеткой оказались первый замруководителя Главного следственного управления Москвы Денис Никандров, руководитель Главного управления собственной безопасности Следственного комитета Михаил Максименко и его заместитель Александр Ламонов.

Позже такая же судьба постигла руководителя следственного отдела Алексея Крамаренко. Выяснилось, что он за деньги организовал тайную встречу авторитета Калашова и арестованного Кочуйкова прямо в служебном кабинете. Последним фигурантом оказался генерал-майор Александр Дрыманов. Доказали, что на тот момент руководитель московского главка Следственного комитета был в курсе темных дел и дал на них добро.

"Чем выше на ступеньках иерархии стоят те или иные должностные лица, тем больше они обладают познаниями в области оперативно-розыскной деятельности (ОРД) и могут замести следы", – объяснил бывший старший следователь по особо важным делам Павел Зайцев.

Фото: © Скриншот видео

Как сложилась судьба всех участников

Приговор Захарию Калашову и его сообщникам огласили летом 2018 года. На скамье подсудимых его слушали 14 человек, но говорил за всех один – его "правая рука" Андрей Кочуйков.

"Из-за одного человека посмотрите, сколько народу сидит. Кто-то виноват, кто-то не виноват. Не нам судить. Господь Бог все видит", – заявил мужчина.

В итоге Шакро получил 9 лет и 10 месяцев лишения свободы, Итальянец – на год меньше. Он и сейчас отбывает наказание в колонии строгого режима в Калужской области. Два года назад пытался перевестись в колонию-поселение, но ходатайство не удовлетворил суд.

Судьбы бывших сотрудников СК сложились по-разному. Михаил Максименко, приговоренный к 13 годам колонии, четыре месяца назад покончил жизнь самоубийством в камере тюремной психиатрической лечебницы. Денис Никандров отбывал наказание в 5 с половиной лет в Нижнем Тагиле и был освобожден по УДО. Что касается Дрыманова, то он отказывался от адвокатов, был приговорен к 12 годам лишения свободы, но виновным себя не признал.

Фото: © Скриншот видео

"Дело было сфальсифицировано на основании показаний одного человека. Никаких доказательств помимо этих показаний нет. Это я заявляю утвердительно. Все это озвучила сторона защиты", – сказал Дрыманов.

Обе зачинщицы конфликта – Жанна Ким и Фатима Мисикова – сейчас за границей. Дизайнер была объявлена в розыск и, опасаясь уголовного преследования, сбежала во Францию. Ресторатор тоже находится в одной из европейских стран и, похоже, не спешит на родину. Тем более, что сегодня на свободе должен оказаться 71-летний криминальный авторитет, который провел последние шесть лет за решеткой.

"Освобождают не для того, чтобы подлечился"

Воровские законы предписывают, что отбывать наказание положено без поблажек – от звонка до звонка. Но у Захария Калашова другой случай – срок ему сокращают по состоянию здоровья.

"Освобождение происходит по постановлению правительства 2004 года номер 54. Там такие заболевания, при которых человек стоит одной ногой в могиле. Его освобождают не для того, чтобы он подлечился, а для того, чтобы он на воле, скорее, умер. Поэтому воровской мир не смотрит предвзято, что он по болезни был освобожден", – рассказал кандидат юридических наук Юрий Блохин.

Фото: © РИА Новости/Валерий Мельников

Чем займется так называемый вор в законе после выхода из колонии, рассуждать не берутся даже глубокие знатоки криминальных обычаев. За то время, пока Шакро был за решеткой, ситуация в стране глобально изменилась. Самое главное – появилась новая статья "занятие высшего положения в преступной иерархии", по которой предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы. Но, как говорят эксперты, авторитетов старой закалки не пугают вещи и пострашнее.

"Мы не должны забывать, что когда-то эти люди за свои убеждения не боялись идти на смерть. Вот вы бы могли бы так поступить? Я – нет. Когда их касалось и им нужно было выбрать, воровское имя или смерть, они выбирали смерть", – отметил писатель Михаил Орский.

Очевидно, пожалуй, одно – что бы ни выбрал Захарий Калашов, вряд ли он расскажет об этом во всеуслышание. Еще до этого уголовного преследования он вел достаточно скрытный образ жизни, и эту привычку наверняка не поменяет.

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1202770 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1202770')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1202770', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1202770', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1202770(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1202770(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })