window.yaContextCb = window.yaContextCb || []
Последние новости
window.YaAdFoxActivate = function (id) { var mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; var targetBanner = document.getElementById(id); if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var templatePuid = document.getElementById('latest-news-script-template') // console.log('puid-eight', templatePuid.dataset.puideight) // console.log('puid-twentyone', window.localStorage.getItem('puid21')) // puid2: '229103', var params = { p1: 'bzirs', p2: 'fulg', puid8: window.localStorage.getItem('puid8') || templatePuid.dataset && templatePuid.dataset.puideight || 0, puid12: '186107', puid21: window.localStorage.getItem('puid21') || 0, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var adfoxCodeParams = { ownerId: 264443, containerId: id, params: params, onRender: function() { targetBanner.classList.add('adfox-init'); setTimeout(function() { var iframe = targetBanner.querySelector('iframe:not([style^="display"])') || targetBanner.querySelector('div > a > img') || targetBanner.querySelector('yatag > img') || targetBanner.querySelector('table td > yatag'); if (iframe && iframe.offsetWidth >= targetBanner.offsetWidth - 2) { targetBanner.classList.add('adfox-nopadding'); } }, 200); } }; var existBidding = window.Ya.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || []; if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes(id) && !mql.matches) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { code: id, bids: [ { bidder: "adriver", params: { placementId: "30:rentv_240x400" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836082" } }, { "bidder": "bidvol", "params": { "placementId": "37227" } }, { bidder: "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b07" } }, { bidder: "adfox_adsmart", params: { p1: "cqgva", p2: "hhro" } } ], sizes: [ [240,400], [300,600] ] } ]); window.loadedAdfox(id) } if (!existBidding.includes(id)) { if (!mql.matches) { window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createAdaptive(adfoxCodeParams, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } if (window.DeviceOrientationEvent) { window.addEventListener('orientationchange', orientationChangeHandler); function orientationChangeHandler(evt) { mql = window.matchMedia('(orientation: portrait)') || { matches: false }; if (mql.matches) { if (targetBanner.classList.contains('adfox-init')) { window.Ya.adfoxCode.initialize(id); } else { setTimeout(function() { window.YaAdFoxActivate(id); }, 0); } } else { window.Ya.adfoxCode.destroy(id); } } } } };
22 марта 2024, 10:26

"Люди сгорали": как в НАТО разбомбили сербский поезд, убивая Югославию

Как в НАТО безнаказанно уничтожили сербский поезд с людьми при бомбардировках Югославии
Следите за нашими новостями
в удобном формате
Фото: © ТАСС/Величкин Сергей

Тысячи погибших, разрушенные города, уничтоженная инфраструктура и разваленная страна – почти 25 лет назад, 24 марта 1999 года, НАТО начал бомбардировки Югославии. Авиаудары Альянса продолжались 78 дней и пришлись не только на военную, но и на гражданскую инфраструктуру. За это время им подверглось около полутора тысяч населенных пунктов. В результате бомбардировок, по данным Сербии, погибли от 3,5 до 4 тысяч человек, ранения получили около 10 тысяч, две трети из которых – мирные жители.

Одна из самых страшных трагедий югославской войны произошла 12 апреля 1999 года. Пассажирский поезд с мирными жителями дважды был обстрелян натовским истребителем F-15. Погибли около 15 человек, некоторые из них сгорели заживо. Несколько десятков человек получили ранения, точное число жертв так и не было определено.

О трагедии поезда № 393 и почему никто из представителей НАТО не понес за нее наказание – в материале РЕН ТВ.

Авиаудары НАТО по гражданским объектам

Как заявляли генералы Североатлантического альянса, авиаудары в Югославии наносились исключительно по военным целям, хотя само это понятие в той ситуации четкого определения не имело – зачастую бомбардировкам подвергались именно гражданские объекты, включая жилые дома и больницы.

Не была исключением и инфраструктура, в том числе железнодорожные мосты, поражение которых наносило тяжелый урон как в военном, так и экономическом отношении. Одной из переправ, попавших под обстрел, стал железнодорожный мост в ущелье Грделица примерно в 300 километрах к югу от Белграда.

Как был обстрелян поезд № 393

Ужас во время пасхальных каникул

12 апреля 1999 года был вторым днем пасхальных каникул. Поезд № 393 следовал по привычному маршруту из Белграда в Ристовач. Пассажиров было достаточно – многие ехали к родным отметить праздник, но точное их количество неизвестно до сих пор.

Через 17 километров после остановки на станции в городе Лесковац состав оказался на мосту через реку Южная Морава в ущелье Грделица. В 11:40 по местному времени прилетела первая ракета – высокоточная AGM-130, выпущенная истребителем F-15E Strike Eagle Военно-воздушных сил НАТО.

Как был обстрелян поезд № 393

(На видео – кадры первого удара. Источник: YouTube)

Людей разрывало, они сгорали заживо

Не совсем ясно, попала ли она в поезд или сдетонировала, ударившись о конструкции моста. Но этого хватило для того, чтобы состав разорвало на две части – локомотив с одним вагоном по инерции проехал дальше, а остальные встали на месте. Начался сильный пожар, все вокруг заволокло дымом. Вагоны разворотило взрывной волной так сильно, что многие из пострадавших, кто еще двигался, просто не смогли выбраться.

Но мост не рухнул, и очевидно, что пилоты истребителя F-15 это хорошо видели. Они выпустили вторую ракету. К тому времени часть спасшихся пассажиров находились у искореженных вагонов, где их и настиг второй взрыв. Многие погибли на месте – кого-то буквально разорвало на куски, а кого-то ударной волной сбросило с моста в реку.

Спасательная операция и рассказы очевидцев

"Мы не верили в то, что происходит"

Репортеры, прибывшие на место трагедии через несколько часов, говорили потом, что фрагменты тел погибших можно было видеть на расстоянии до 30 метров от моста. Из-за этого зону поисково-спасательной операции пришлось расширить. Два сгоревших вагона, превратившиеся в груду металла, все еще были на путях. В них находились тела погибших пассажиров, некоторые из которых фактически сгорели заживо. Неподалеку были еще два вагона, которые сошли с рельсов.

Запах гари и крови чувствовался за многие сотни метров вокруг. Жители ближайших сел так говорили об этом дне:

"Был хороший день. Мы не видели самолетов в небе уже несколько дней. Все спокойно занимались своими делами. Мы никак не ждали атаки в середине дня, когда по автомобильному мосту едет много машин, этот мост мы называем Сараевским, когда-то его строила бригада из Сараева. Мы не верили в то, что происходит".

Еще один очевидец вспоминал:

"Я видел, как над нами пролетели две ракеты. Время как будто остановилось. Я видел, как ракета попала по мосту. Раздался сильный грохот, и все стало рушиться вокруг нас. Когда мы немного пришли в себя, мы побежали к мосту и увидели, что он разрушен: какие-то блоки были выше, какие-то ниже. Был страшный пожар, мы не могли подойти ближе и помочь людям, которые были внутри. Они все сгорели…"

Почему личности людей было трудно установить

С составлением списков погибших возникли трудности. Учет пассажиров в то время практически не велся – люди просто покупали билет и ехали по своим делам. Тем не менее позже власти назвали цифры. В результате натовской бомбардировки пассажирского поезда № 393 погибли 15 человек, несколько десятков человек получили ранения (данные разнятся). Точное количество жертв неизвестно и, наверное, не будет известно никогда.

Фото: © ТАСС/Величкин Сергей

Как Пентагон и НАТО оправдывались за бомбардировку поезда № 393

"Мы не хотели"

На пресс-конференции, которая прошла на следующий день после авиаудара, генерал Уэсли Кларк, в то время верховный главнокомандующий Объединенными Вооруженными силами в Европе, заявил, что поезд ехал слишком быстро и у пилотов было слишком мало времени, чтобы среагировать. Первая ракета была выпущена на значительном расстоянии от цели и, по утверждению Кларка, пилот был не в состоянии увидеть поезд визуально.

По словам генерала, летчик понимал, что поезд поврежден, но полагал, что он может завершить операцию и разрушить мост, по которому состав уже прошел. Он сделал еще один заход и выпустил вторую ракету. Она также попала в поезд.

Кларк описал второй удар как "жуткий несчастный случай", в котором состав продолжал находиться в зоне поражения, скрытый пылью и дымом от первого удара. У пилота было якобы менее одной секунды, чтобы среагировать. Видеозапись с фотопулемета истребителя была обнародована НАТО.

Спустя несколько месяцев заместитель министра обороны США Джон Хамр, выступая в американском конгрессе, утверждал:

"Мы никогда не хотели уничтожить поезд или убить его пассажиров. Мы действительно хотели разрушить мост, и мы сожалеем об этой случайности".

Расследование трагедии поезда № 393 и последствия

Резонанс и слезы

Трагический инцидент вызвал огромный резонанс в Сербии и за ее пределами. Югославское государственное информационное агентство "Танюг" выпустило редакционную статью, в которой обвинило НАТО в выполнении этой атаки с целью "причинения страданий и уничтожения сербского народа".

Как ни странно, правозащитная организация Amnesty International в целом поддержала эту точку зрения. В своем послевоенном докладе правозащитники высказали мнение, что нападение должно было быть прекращено, когда поезд был поражен, и что второй удар был нарушением принципа пропорциональности.

Там же отмечалось, что натовскими пилотами был нарушен один из пунктов устава, который прямо запрещает атаку военной цели, если в непосредственной близости имеются гражданские лица, а также если поражение цели может привести к неоправданной гибели мирных жителей, которая будет несоразмерна урону, нанесенному военному имуществу и живой силе противника.

Фото: © ТАСС/Величкин Сергей

Преступление НАТО, которое осталось без наказания

Но на этом вся критика НАТО прекратилась. В мае 1999 года Международный трибунал по бывшей Югославии создал специальный комитет. Он должен был расследовать преступления против международного права, которые были совершены во время операции НАТО.

Комитет сделал ожидаемый вывод: мост являлся "законной целью", а поезд поразили "по чистой случайности". Мол, движущийся состав пилоты не видели, а когда заметили, было уже слишком поздно.

"По мнению комитета, мост был законной военной целью. Пассажирский поезд не был поражен преднамеренно. Лица, контролирующие удар, летчик или второй пилот, видели мост в течение очень короткого периода времени, и они увидели прибытие поезда в то время, как первая ракета была выпущена. В то время как поезд находился на мосту, расстояние между поездом и местом второго удара оценивалось в 50 метров… По мнению комитета, информация, находящаяся в его распоряжении, не дает достаточных оснований для начала расследования", – говорилось в докладе.

Странности с записью ударов

Интересно, что та самая запись с фотопулемета истребителя F-15, которую предоставили Пентагон и НАТО, и которая якобы оправдывала действия пилотов и "подтверждала", что они не видели поезд, оказалась "с душком". В январе 2000 года немецкая газета Frankfurter Rundschau сообщила, что это видео было показано с ускорением в три раза от его реальной скорости, что давало искаженное представление о происходящем в момент атаки.

Представители Североатлантического альянса заявили на пресс-конференции, что ошибка в видеозаписи была результатом того, что видео ускорили, когда проводили оценку боевого урона, и не вернули потом в исходное состояние. Позднее расследование, проведенное Frankfurter Rundschau, пришло к выводу, что видео было ускорено в 4,7 раза, что не давало возможности ни оценить реальную скорость поезда, ни установить подробности произошедшего.

"Бояться нужно не людей, а того, что в них нечеловеческого"

Поврежденный мост через реку Южная Морава в ущелье Грделица был отремонтирован и вновь открыт в сентябре 1999 года. На мемориале, установленном рядом с железнодорожным полотном в память об апрельской трагедии, выгравированы слова "Бояться нужно не людей, а того, что в них нечеловеческого".

Подпишитесь и получайте новости первыми
СМИ2
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
(function() { var sc = document.createElement('script'); sc.type = 'text/javascript'; sc.async = true; sc.src = '//smi2.ru/data/js/89437.js'; sc.charset = 'utf-8'; var s = document.getElementsByTagName('script')[0]; s.parentNode.insertBefore(sc, s); }());
var init_adfox_151870620891737873_1202728 = function() { // puid2: '229103', if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { var params = { p1: 'bzorw', p2: 'fulf', puid8: window.localStorage.getItem('puid8'), puid12: '186107', puid21: 1, puid26: window.localStorage.getItem('puid26'), puid4: 'ren.tv', extid: (function(){var a='',b='custom_id_user';if(!localStorage.getItem(b)){var c='ABCDEFGHIJKLMNOPQRSTUVWXYZabcdefghijklmnopqrstuvwxyz0123456789';for(var i=0;i<47;i++){a+=c.charAt(Math.floor(Math.random()*c.length));}a=encodeURIComponent(a);localStorage.setItem(b,a);}else{a=localStorage.getItem(b);}return a;})(), extid_tag: 'rentv', }; const pk = window.localStorage.getItem('pk'); if (pk) { params.pk = pk; params.pke = '1'; } var existBidding = window.Ya?.headerBidding.getBidsReceived().map(elm => elm.containerId) || [] if (window.Ya.headerBidding && !existBidding.includes('adfox_151870620891737873_1202728')) { window.Ya.headerBidding.pushAdUnits([ { "code": 'adfox_151870620891737873_1202728', "bids": [ { "bidder": "adriver", "params": { "placementId": "30:rentv_970x250_mid" } }, { "bidder": "bidvol", "params": {"placementId": "37226" } }, { "bidder": "sape", "params": { "placementId": "836081" } }, { "bidder": "adfox_adsmart", "params": { "pp": "h", "ps": "doty", "p2": "ul", "puid20": "" } }, { "bidder": "hybrid", "params": { "placementId": "6602ab127bc72f23c0325b09" } } ], "sizes": [ [970,250], [728,250], [728,90], [990,90], [990,250] ] } ]); } window.yaContextCb?.push(() => { Ya.adfoxCode.createScroll({ ownerId: 264443, containerId: 'adfox_151870620891737873_1202728', params: params, lazyLoad: true, }, ['desktop', 'tablet'], { tabletWidth: 1104, phoneWidth: 576, isAutoReloads: false }); }); } } if (window.Ya && window.Ya.adfoxCode) { init_adfox_151870620891737873_1202728(); } else { document.addEventListener('adfoxload', event => { init_adfox_151870620891737873_1202728(); }); }
((counterHostname) => { window.MSCounter = { counterHostname: counterHostname }; window.msCounterExampleCom = {}; window.mscounterCallbacks = window.mscounterCallbacks || []; window.mscounterCallbacks.push(() => { window.msCounterExampleCom = new MSCounter.counter({ account: "ren_tv", tmsec: "ren_tv", autohit: false }); }); const newScript = document.createElement("script"); newScript.onload = function () { window.msCounterExampleCom.hit(); }; newScript.async = true; newScript.src = `${counterHostname}/ncc/counter.js`; const referenceNode = document.querySelector("script"); if (referenceNode) { referenceNode.parentNode.insertBefore(newScript, referenceNode); } else { document.firstElementChild.appendChild(newScript); } })("https://tns-counter.ru/");
window.yaContextCb?.push(()=>{ Ya.adfoxCode.create({ ownerId: 241452, containerId: 'adfox_16796574778423508', params: { pp: 'i', ps: 'ccup', p2: 'iedw' } }) })